ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я… я думал он тебя бьёт, — произнёс царь Фракии, и скривился от того как глупо это прозвучало.

— Вы с ума сошли? Как вам это в голову вообще пришло?

— Прошу меня простить, — ошарашено ответил Кастор, не в силах оторвать взгляд от прекрасного тела девушки. Его изгибы были идеальны, хорошо развитые плечи, руки, крепкие стройные ноги. Но откуда такие страшные следы побоев?

— Почему ты всё ещё здесь? — гневно прошипел Максимилиан, и фракиец вдруг опомнился. Он нервно поклонился, вспомнив, что кроме Лины тут был ещё и её муж, и очень быстро покинул тронный зал. Так стыдно ему ещё никогда не было.

Глава 12

На следующий день

Как только показались первые лучи солнца, Максимилиан поднялся с кровати и тут же убежал по своим государственным делам, предварительно дав обещание жене, что не будет гневаться на Кастора. Хотя это и было крайне неприятным, и то, что Кастор так рьяно защищал Лину весьма сомнительным, он дал слово, что забудет об этом неприятном инциденте.

Оказалось, что официального и пышного назначения на пост правителя Византия не будет и все мероприятия по этому поводу отменены. И лишь через год, если Евпатор оправдает ожидания царя Греции, он его утвердит в новой должности, и только после этого будет большой праздник по этому случаю. И время, которое Максимилиан планировал провести в этом городе, с трёх дней увеличилось до недели.

Примерно столько полководец планировал потратить на ознакомление с местными делами и передачу их фракийцу, а Лине всё это время надобно было ходить со скорбным выражением лица и усиленно делать вид, что она несёт страшное наказание.

Ну что ж, надо, значит надо, грустно вздохнула она. Закутавшись в шёлковый халат, Лина подошла к столу, на котором лежали её клинки. Да… даже прицепить их некуда. Но не идти же в купальню без оружия.

Взяла один из клинков в руку и открыла дверь. У спальни, как и полагается, стояла внушительная охрана, но здороваться с ними было бесполезно, они были больше похожи на статуи, и Лина пошла вперёд, в сторону женской половины. Но не успела пройти и пяти шагов, как из-за угла показался царь Фракии.

— Ох, Кастор, хватит уже, — тут же воскликнула девушка.

— Лина, я же ещё ничего не сказал!

— А вы хотели сказать, что случайно проходили мимо и вот, какая неожиданность, тут появилась я? — съязвила Лина, прекрасно понимая, что Кастор её тут ждал и наверняка знал, что Максимилиан сейчас в тронном зале с Евпатором.

— Нет, конечно…а куда ты собралась в таком виде? — вдруг спросил он, смотря на девушку плотно закутанную в халат и ножом в руке.

— В купальню. Я же наказана и не могу пользоваться купальней мужа, — пробурчала в ответ Лина, недовольная этим фактом. — Вы хотите пойти со мной?

— А можно? — засмеялся фракиец, явно оценив шутку девушки.

Лина криво улыбнулась в ответ и пошла прямо по коридору, в конце которого располагалась лестница, ведущая на второй на женскую половину и купальни.

Дворец был красивым, богатым. Большое количество фресок со сценами из местных мифов и легенд, но в основном просто изображение красивых девушек и юношей, слава богу одетых. После Рима у Лины появилась какая-то странная мания, она терпеть не могла изображение голых людей, ей это казалось слишком пошлым, и даже в Афинах планировалась тщательная инспекция всех фресок во дворце. И узнав о планах жены, Максимилиан только негодующе покачал головой, но спорить с женой не стал.

Кастор молча шёл рядом и не знал как сказать Лине то, что он держит свои обещания, что вчерашний инцидент ничего не значит. Хотя, конечно, это было очень, очень сложно. Он хотел эту женщину. И возможно даже рискнул бы похитить её, или даже убить Максимилиана, но он очень хорошо помнил слова, сказанные ей в беседке римского сада "я скорее умру, чем ещё раз позволю мужчине завладеть собой против моей воли". И эти слова запали в его душу. Неужели кто-то посмел обидеть эту женщину, изнасиловать… не может быть.

И вчера, когда Кастор увидел Максимилиана и Лину вместе… Они любили друг друга, действительно любили. И даже холодный и властный взгляд полководца, не мог скрыть той нежности, с которой он прижимал к себе жену. Обнимал как самое большое сокровище в своей жизни. Между ними был не грубый секс, нет, они занимались именно любовью.

— Максимилиану повезло, что у него такая жена, — тихо произнёс Кастор.

— Пожалуйста, хватит…

— Нет, Лина, выслушай меня, — оборвал её царь Фракии и в его голосе появились властные нотки. — Максимилиан сказал, что накажет тебя и был очень убедителен, а накануне вы прибыли на разных кораблях… — сказал он и был вынужден замолчать, так как Лина с силой пихнула его в грудь, резко толкая себе за спину. А через секунду раздался гневный женский крик, который тут же сменился на визг, пронёсшийся оглушительным эхом по дворцу.

Кастор в ту же секунду выхватил меч, и моргнул, пытаясь сориентироваться и понять, что произошло. Перед ним стояла Лина, и она прижимала… верней даже не прижимала, а вдавливала лицом в стену какую-то молодую девушку. Ничего не понятно.

— Лина?

— Стоять смирно! — крикнула она в ответ и Кастор замер, но через мгновение понял, что это было адресовано не ему.

— Я убью тебя! Убью! Убью! — визжала пленённая девушка.

— Кастор, может быть, вы поможете мне? — очень недовольно спросила Лина, поворачиваясь к Фракийцу.

— Чем? — изумлённо спросил он, не понимая, что происходит, откуда взялась это странная девушка и почему она не понравилась Лине.

— Нож заберите например!

— Нож?

Кастор опустил глаза и увидел, что в руке, которую Лина заламывала за спиной своей пленницы, был клинок.

— Быстрей! Пока я не перерезала ей горло! — крикнула она и фракиец, сбрасывая с себя оцепенение, быстро приблизился к ним и обезоружил… убийцу? Эта молодая девушка была убийцей?

— Ты стерва, шлюха, тварь… — лились бесконечным потоком оскорбления от странной пленницы, но лишившись ножа, прыти у неё поубавилась. Лина отпустила её, и девушка просто стояла у стены, заливаясь слезами, и гневно смотрела на жену царя, пытаясь прожечь её взглядом.

— Заткнись! — рявкнул Кастор, и девушка вмиг замолчала, вот только огонь в её глазах угасать и не думал.

— Лина, кто это? — изумлённо спросил он.

— Откуда я знаю? Я её первый раз вижу.

— Ты кто такая? — уже совсем другим тоном спросил Кастор девушку, и сразу стало понятно, что он действительно царь, царь большой и сильной страны. Столько властности и требовательности в голосе Лине не слышала даже у Максимилиана. Даже страшно стало.

По всей видимости, на несостоявшуюся убийцу это тоже произвело впечатление, и она испуганно сжалась.

— Моё имя Гелия, а она убила моего жениха! — гневно выкрикнула девушка.

— Жениха? — изумлённо улыбнулась Лина. — У Грациана не было невесты, а только бесчисленное количество любовниц.

— Нет!!! Нет! Он любил меня! Тебе никогда не понять этого! — завизжала она в ответ и дёрнулась вперёд, но уже через секунду Кастор схватил её за горло и прижал к стене. Девушка тут же начала задыхаться и безуспешно пытаться высвободиться из железной хватки мужчины.

— Кастор, вы её задушите, хватит, — поспешила сказать Лина, и дотронулась до его руки.

— Лина, она же хотела убить тебя.

— Да, но лишь от безысходности…

— Ты действительно веришь в то, что этот червь был способен на любовь? — усмехнулся фракиец, убирая руку, и девушка тут же упала на пол, захлёбываясь воздухом.

— Я… я не знаю, но я ведь правда убила его. Достаточно смертей. Я не хочу, — ответила Лина, смотря на пленницу, заливающуюся слезами. Почему-то ей стало жаль её. Она выглядела невероятно несчастной, и вполне возможно действительно любила Грациана.

— Как скажешь, но я бы убил эту… Гелию. Стража! — оглушительно закричал Кастор и через минуту рядом с ними появились солдаты. — Отошлите эту женщину за пределы Византия и проследите, чтобы она больше не появлялась в городе.

51
{"b":"220197","o":1}