ЛитМир - Электронная Библиотека

Но как бы то ни было, Лина была тут, в Аиде, и выхода от сюда не было.

— А здесь всегда так? Темно, тихо, без ветра, без тумана… — вдруг спросила она.

— Да, это же мир мёртвых, и природа тоже мёртвая.

— Деметрий, а хотите, я вам расскажу легенду о славном герое Геракле? Максимилиан очень любил слушать их, возможно и вам понравится, — сказала Лина, и наконец, оторвалась от созерцания водной глади.

— С удовольствием, — широко улыбнулся мужчина и подал руку девушке, предлагая ей подняться.

Глава 7

Максимилиан лежал, закрыв глаза, и не мог понять, что опять его привело в эту гостевую комнату, и чем она отличалась от прочих. Но только тут он чувствовал покой в душе, покой и в тоже время тоску, рвавшую душу на части.

"Мне нужна новая комната" вдруг возник незнакомый голос в голове. Максимилиан резко открыл глаза, но никого рядом не было.

"О боги, я схожу с ума. Мне уже мерещатся незнакомые запахи, голоса, чьи-то шаги… и всё это заставляло сердце болезненно сжиматься. Но почему?"

Вот и сейчас, Максимилиан как будто чувствовал кого-то рядом с собой, чувствовал нежный любящий взгляд. Он как будто ласкал его, согревал. Закрыл глаза, не в силах это вынести, но совершенно неожиданно почувствовал движение рядом с собой. Повернулся… о боги!

Перед ним стояла Афина. Это была точно она, в этом не было сомнения, Максимилиан её узнал сразу, хотя видел до этого всего раз в жизни. Давно, когда ему было девять лет, во время прощания с отцом. "Будь сильным. Теперь ты царь. Докажи им, что ты достойный сын своего отца" — сказала она тогда. Слова, ставшие главными в жизни молодого царя. И сейчас Афина стояла перед ним, божественно прекрасная, в длинном белом струящемся хитоне и пронзительно зелёными глазами.

— Здравствуй полководец, — улыбнулась она ему.

Максимилиан поспешил встать с кровати и опуститься на одно колено, приветствуя любимую богиню.

— Встань, не пристало великому воину стоять на коленях, — покровительственно протянула Афину руку, и Максимилиан осмелился подняться и посмотреть на неё. Это было невероятно!

— Я знаю, почему ты здесь, — произнесла она. — Я знаю, что терзает твою душу.

— Что? — только и смог спросить он.

Но Афина не стала ничего отвечать, а лишь взмахнула рукой, и вокруг Максимилиана мир как будто потерял чёткость, покрываясь белым туманом, а пол под ногами начал уходить. Но уже через секунду он по-прежнему стоял в той же гостевой комнате рядом с Афиной, но они были уже не одни. На кровати лежали…

— Афина кто это? — спросил Максимилиан, смотря на красивую девушку с волосами цвета солнца и мужчину рядом с ней, как две капли воды похожего на него самого.

— Это ты и твоя жена.

— Жена? Это моё будущее?

— Нет, это прошлое.

Прошлое? Как это могло быть прошлым?

Максимилиан смотрел на… себя и девушку в своих объятиях. О боги, какими они были счастливыми. Голубые и удивительно ясные глаза девушки как будто светились, её нежные коралловые губки припухли, явно говорящие о недавнем страстном поцелуе, а маленькие пальчики ласкали мужскую грудь.

Дотронулся до себя, почувствовав их на своём теле, но уже через секунду мир снова потерял чёткость и окружающую комнату, словно сдуло ветром. Она сменилась дворцовой площадью. Теперь они с Афиной стояли на ступенях и смотрели, как другой Максимилиан въезжал в дворцовые ворота. Рядом ехал Тигран, а за спиной генералы. Живые… они все были живы… И Тигран, Аргос, Приас и Тимон.

Они возвращались с войны, это Максимилиан понял сразу. Тяжёлая медная кираса, шлем, закреплённый к попоне лошади и плащ, грязный от дорожной пыли. Но мысли его прервала широко распахнувшаяся дворцовая дверь, которая едва не слетела с петель. И оттуда выбежала та самая девушка, которую он только что видел в своих объятиях в гостевой комнате.

Её золотые волосы развивалось на ветру, а странное белое платье струилось лёгким шлейфом, оголяя прекрасные стройные ножки. Эта девушка неслась к тому, другому Максимилиану как ветер, и как только его ноги коснулись земли, она бросилась в его в объятия, прижимаясь всем своим телом и страстно целуя в губы.

"Максим, наконец-то ты вернулся" — услышал он её нежный голос в голове, но через секунду площадь пропала, сдунутая невидимым ветром. Вокруг них выросли стены, голубое небо сменилось высоким потолком, украшенным фресками, они уже стояли в богато украшенном тронном зале, заполненном людьми.

Это была брачная церемония. Максимилиан и та самая девушка стояли возле двух тронов, а он снимал с её головы священную золотую накидку матери, перевешивая её на плечо, и надевал на голову золотой венок, символ царской власти. Жена… Невероятно… Максимилиан видел перед собой жену, которую даже не помнил.

Она была чудо как хороша, прекрасные золотистые волосы заплетены, оголяя стройную шею. Белое подвенечное платье было богато украшено золотыми украшениями, нежные коралловые губки слегка приоткрыты, а большие голубые глаза испуганно смотрели на мужа.

Он улыбнулся. Девушка была невероятно мила. Невысокая, едва доходящая мужчине до плеча, хрупкая, но тело её было не таким, как он привык видеть у наложниц. Оно было подтянутым, нежные ручки хотя и маленькие, но сильные, красивые плечи… и шрамы. Едва заметные, но стоя так близко к ней, Максимилиан их увидел. Тонкая полоска на скуле, и такая же на шее, как будто её перерезали горло.

Но уже через мгновение все из тронного зала пропали. Хотя нет, не все. Максимилиан повернул голову и увидел себя, сидящим на троне, а на коленях у него был маленький черноволосый мальчик.

— Афина это… — начал говорить он, боясь продолжить предложение.

— Это твой сын, — ответила она, и в ту же секунду картинка вновь исчезла. Невидимый ветер стёр всё, не дав рассмотреть сына. Сына…

Исчез тронный зал, дворец и они оказались на поле боя? Это было поле боя!

Максимилиан начал нервно осматриваться по сторонам, пытаясь сориентироваться и понять, где он находится. Перед глазами была выстроена его армия, всего несколько отрядов, а за спиной… Рим? Это были стены Рима! И греческая армия штурмовала его стены. Большая, величественная и непобедимая армия! Но Афина коснулась плеча Максимилиан, возвращая его внимание, и повернув голову, он увидел себя.

Вот она мечта! Максимилиан грезил этим годами…

Он ехал вдоль своего войска, осматривая их, прижимал к себе сына, и собирался завоевать ненавистный город.

"Сына… о боги, это был мой сын! И он сидел со мной!"

— Сама в шоке… — услышал Максимилиан рядом уже знакомый ему мелодичный голос. Повернул голову и увидел ту самую девушку, жену, и её ошарашенный взгляд, обращённый на другого Максимилиана с сыном. Она была облачена в странные тонкие доспехи, без шлема, без щита. И стояла она в рядах его армии. Волосы взлохмачены, почему-то вся в крови, и с ножами в руках. Похоже, что она дралась вместе со всеми, а сейчас просто ждала, когда штурм стен закончится и можно будет вернуться в сражение. Тонкие полоски бровей были недовольно нахмурены, губы сжаты, и по всему её виду можно было сказать, что она не одобряет того, что рядом с мужем на лошади сидел сын.

— Но Максимилиан говорит, что отец тоже таскал его на все сражения. Может поэтому он такой хороший полководец? — произнесла она и Максимилиан не смог сдержать улыбку. Но вдруг поле боя начало терять очертания, покрываясь белым туманом, и уже через мгновение он вновь стоял у кровати в гостевой комнате своего дворца. Мир снова стал серым, глухим, и уже ничто не напоминало о недавних ведениях. Только пустота в сердце.

— Афина, что это всё значит? Кто эта девушка? Это её я чувствую? — начал спрашивать Максимилиан, очень стараясь сдерживать себя, чтобы не начать кричать.

— Имя этой женщины Лина. Она разгневала мойр и была наказана за это, — очень строго произнесла Афина, но увидев непонимание на лице полководца, добавила уже мягче. — Ей было запрещено вмешиваться в судьбу Алкмены, но она хотела спасти её любым способом, за что и была стёрта из судьбы этого мира.

25
{"b":"220197","o":1}