ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я вызываю охрану, – Артём поднялся из-за стола и пошёл к телефону.

– Нет! – выкрикнула я, взяла напряжённую руку Доргу и коснулась её губами. – Тёма, дай мне свою кредитку и пин-код к ней.

– Эли, нет…

– Артём, я тебя люблю, как брата, но… чёрт возьми, я тоже хочу мужа и сына! – закричала я сквозь слёзы. – Я отдала тебе всё, а в ответ прошу только понимания! Вы… никто не верили мне, пичкали наркотиками, пытались вылечить от несуществующей болезни, вы… – я уже ревела в голос, – вы убили меня. Я не могу ходить, а моё тело стало бесплодным после того безумного количества лекарств, что в меня накачали, я не живу, а существую лишь воспоминаниями, но там всё будет иначе.

– Ты в этом так уверенна? – хмуро поинтересовался Артём.

Я кивнула и обнялась руками Доргу, он поцеловал меня в макушку.

– Вот только я не уверен…

– Тёма, – перебила я брата, – я же вижу, что ты не веришь в моё выздоровление, до сих пор боишься подпускать ко мне жену, не говоря уже о сыне. У тебя даже оружие под подушкой, на случай, если придётся защищать свою семью, думаешь, я не понимаю? Но выгнать меня из моего родного дома ты не можешь, пусть он и принадлежит тебе. Я уйду сама, Тём, и не буду тебя беспокоить.

– Эли… что ты такое говоришь? – заскулил он. – Ты же моя сестра, я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю, но уйду, так или иначе. В прошлый раз вы мне помешали, вернули к жизни, сейчас я не позволю вам этого. Доргу мой воздух, без него я умру.

Артём нервным движением взлохматил свои волосы, он всегда так делал, когда обдумывал сложные вопросы, посмотрел на мужчину рядом со мной, он ему не нравился, это очевидно.

– И как вы собираетесь вернуться в другой мир?

Я подняла голову и посмотрела в незнакомое лицо, за которым прятался мой любимый варвар.

– Ты мне веришь? – тихо спросил он.

– Да.

Доргу улыбнулся.

– Тогда ты должна встать и пойти за мной. Сама.

Я кивнула. Ради этого мужчины я готова перебороть себя и подняться на ноги. Готова идти за ним, хоть на край света.

   Спустя двадцать дней

Вздох, рывок. «Кошки» на ногах врезаются в лёд, но держат неуверенно, обледеневшая скала богато прорежена голыми скалами, а за спиной пустота. Бездна. Бездна и тишина, в которой глубокое дыхание и стук сердца кажется слишком громкими. Адреналин в крови дурманит. Разреженный воздух не может насытить взволнованный организм кислородом, и тело звенит от перенапряжения.

«Северная стена» – я снова тут, но меня больше не интересует подъём. Я пришла, чтобы спрыгнуть со скалы.

Обернулась, Доргу, одетый в белый костюм, практически сливается со снегом, его движения немного неловкие, но уверенные, сильные. Я скреплена с ним двойным тросом, так как мои ноги ещё не до конца окрепли. Требовалось больше времени на восстановление, но я не могла больше ждать, и как только узнала, каким образом мы можем вернуться, начала занятия, и с собой, и с Доргу. Пусть он силён духом, но маршрут «Жинат» коварен, тем более для неопытного альпиниста.

Доргу пытался рассказать мне, почему нужно спрыгнуть именно с этой скалы, где мы с Тахой поменялись телами впервые, что-то про повреждённое пространство и ещё что-то малопонятное, но мне, честно говоря, и не интересно это было. Он сказал «мы сделаем это вместе» и я верила ему.

– Быстрее, – нетерпеливо выкрикнула я. И это он меня собрался страховать? Плетётся как больная черепаха!

– Рини, ты сумасшедшая, если занимаешься этим добровольно, – пробурчал он, с силой вогнал ледоруб в скалу, подтянулся и встал рядом со мной. Издалека он выглядел лучше, не такой замученный и запыхавшийся.

– Знаешь, наверно нам не обязательно лезть на самый верх, чтобы разбиться насмерть нам и этой высоты достаточно.

Доргу тихо застонал.

– Не могла об этом раньше сказать? Это точно то самое место, где ты упала?

– Я не упала! Меня уронили! – возмутилась я и недовольно сжала губы, когда увидела хмурый взгляд. – Место то самое, я тут каждую трещинку знаю, а вот куда мы упадём не известно, ветер сильный, нас может снести метров на пять или двадцать пять.

– Это не страшно, Дон говорит, что Таха, чтобы попасть сюда, порвала пространство на километры, так как действовала вслепую, просто найдя человека подальше от скопления народа. Да и во время казни на арене ей было не до аккуратности. Её, по всей видимости, притянул твой выплеск адреналина.

Ого, какой развёрнутый ответ, видимо Доргу и сам волновался. Я притянула его к себе, прижалась щекой к ледяной куртке.

– Я тебя люблю.

– Знаешь, о чём я сейчас жалею? – он прижал меня к себе плотнее

– О чём?

– Я успел привыкнуть к тебе другой, маленькой, со светлыми волосами, нежными губами и удивительно мягкой белой кожей. Жаль, я больше не увижу тебя такой.

– А мне то тело нравилось больше, – ответила я и рассмеялась, как глупо это всё звучит, словно обсуждаем костюм.

– Я тебя люблю в любом теле. Идём домой, рини.

Я кивнула, Доргу отстранился от меня, крепко взял за руку и решительно оттолкнулся от скалы. Я полетела вслед за ним в пропасть.

Домой.

Сильный удар выбивает из меня дух, короткая резкая боль. Чернота.

Чернота?

Мои глаза открыты, но я ничего не вижу. Хотя… стоп, я сижу. Или всё-таки лежу?

Попыталась пошевелиться, и раздался ужасный металлический скрежет, а руки и ноги обдало болью. Вот чёрт, я прикована! И, судя по всему, вернулась.

– Эй? – попыталась крикнуть я, но получился лишь тихий шёпот. Голос не то что сипел, он отсутствовал. А вдобавок к этому дикая жажда и голод.

– Есть тут кто? Доргу?

– Эли? – послышалось в темноте.

– Кто здесь?

– Я сейчас зажгу свет, и ты поднимешь голову.

Что?

– Да, – послушно ответила я, хотя совершенно не понимала, что происходит. Рядом появился бледный жёлтый огонёк, который стал быстро расти и наливаться белым светом. Я тут же зажмурилась от рези в глазах.

– Голову! – рявкнул неизвестный и меня вдруг словно невидимая рука схватила за горло и прижала к стене. – Открой глаза.

– Отпусти, – просипела я, но даже руки не могла поднять, чтобы освободить шею от невидимых тисков.

– Глаза!

Я собрала последние крупинки сил и, превозмогая боль в глазах, открыла веки. Это я… быстрее…

Впереди мелькнула тень, и хватка на шее исчезла. Я без сил рухнула на холодные камни.

– Элина, наконец-то ты вернулась.

Послышался скрежет металла и звон цепей, неизвестный снимал с меня оковы. Взял на руки, вынес из темноты.

– Сан? Ты что ли? – сощурившись, спросила я. – Ну и напугал ты меня. Где Доргу?

– Если с ним всё в порядке, то сейчас прибежит, – ухмыльнулся мужчина, неся меня мимо грубых каменных стен. Что-то не помню такого в доме Доргу. – О, вот и он. Я же говорил.

В следующую секунду к нам подлетел Доргу, мой, родной, с длинными спутанными волосами и серьёзным выражением лица. Он буквально вырвал меня из рук охотника и опустился на пол, на колени. Прижал к себе.

– Есть очень хочется, – прошептала я. – И пить тоже.

– Конечно, рини. Шо уже приготовила ужин и купальню, – срывающимся голосом ответил он, сжимая свои объятия.

Оказывается, Таху всё время держали в подземелье под домом Доргу. В темноте, холоде и скованную магическими цепями. Кормили ровно на столько, чтобы поддерживать жизнь в теле, воды давали и того меньше, и как она не умерла от такой жизни, не понятно. Но меня быстро отмыли, накормили и оказали первую помощь. Правда чувствовала я себя всё равно скверно, и в зеркало смотреть не надо, без него понятно, что отощала и обессилила. Доргу не отходил от меня ни на шаг, сюсюкался как с ребёнком, болтал всякую ерунду, преимущественно про своих любимых драконов, старательно обходя тему ведьмы и её заточения, гладил, целовал. И на следующий день, когда он всё-таки уснул от усталости, я укуталась в халат, своей одежды почему-то не нашла, и пошла разведать что тут, да как. Доргу сказал, что дважды восстанавливал дом, а по виду и не скажешь… всё тоже самое, разве что мои наряды пропали.

80
{"b":"220094","o":1}