ЛитМир - Электронная Библиотека

Доргу перевёл взгляд на меня.

– Это сделала ты?

Я от возмущения открыла рот.

– Не ври мне.

– Нет, не я!

– А как ты собиралась добраться до Золра без денег?

Нет, ну надо же! Он меня подозревает! И мало того, допрашивает!

– Я планировала найти лавку Зога и попросить у него повозку, – ответила я спокойно.

Доргу удовлетворённо кивнул и посмотрел на стража правопорядка.

– Прикасаться к Эли я не разрешаю. Можете обратиться с официальным обвинением в суд.

– Я отклоню его, – тут же ответил Зихку. – Доказательств вины этой рахуши не представлено.

Мужчина согласно кивнул, словно для него это решение не стало неожиданностью. Возможно, по пути сюда он ещё на что-то надеялся, но варвар с Крайних земель оказался убедителен.

– Если позволите, я бы хотел вернуться в Дошех, нужно найти преступника.

Доргу не глядя на него кивнул, сел на подушки и притянул меня к себе на колени. Страж правопорядка удалился.

– Он ушёл, показывай, что ты нашёл, – сказал Доргу спустя минуту. Я непонимающе посмотрела на Зихку, только сейчас замечая, что он до сих пор держал в руках мой плащ. Очень, очень аккуратно держал.

– Я не видел, сам посмотри, – протянул он его. Доргу тут же разложил бесформенную тряпку на столе и начал обшаривать руками, а я ничего не понимала. Плащ как плащ, вот только выражение лица Доргу говорило об обратном, он провёл рукой вдоль подкладки и та перестала быть гладкой, а приобрела множество петель с мешочками.

– Это безопасно? Может Сана позвать? – предложил Зихку, и я с ним была полностью согласна. Мало ли чего ведьма припрятала.

– Нет, агрессивной магии я не чувствую, только иллюзия, – ответил Доргу, отстёгивая один мешочек и вываливая на стол содержимое. Шаха резко вздохнула и поспешила закрыть себе рот. Но на неё никто не смотрел, яркие светящиеся синие камни были куда интереснее.

– Что это? О них говорил страж? – поинтересовалась я.

– Нет, это было украдено не в Доходном доме, – ответил Зихку. – Доргу, ты теперь неприлично богат.

– А что это? – настаивала я, пока Доргу обшаривал другие мешочки. По большей части там были разнокалиберные камни и небольшое количество монет.

– Я их себе не оставлю, – вдруг произнёс он. – Где она столько набрала? И когда успела? Эли отсутствовала чуть больше суток, а в Нохна никто не продаёт ларши.

Сутки?! Я почти всё своё путешествие в родной мир проспала…

– Думаю, у Тахи был тайник.

– Эй! – крикнула я. – Что это?! Что за ларши такое?

– Эти камни ещё называют Слёзы Создателя, – решил ответить мне Доргу. – Их используют при создании сильных артефактов.

– Таких, как этот никчёмный браслет? – показала я руку?

– Нет, рини, этот браслет блокирует магию, а ларши это оружие, они… – он замолчал, подыскивая подходящее слово.

– Дают власть, – ответил Зихку. – Власть над жизнью и смертью. Все считали Таху чрезвычайно сильной ведьмой, но это не так, она была умной, хитрой, изворотливой, но самое главное – она знала, как пользоваться этим. Многие даже прикасаться к ларши боятся, так как сила их неуправляема.

Всё интереснее и интереснее… и этот весь бред придумала я? Да ни в жизни не поверю!

– А зачем тогда она их достала из своего тайника? Знала ведь, что я вернусь!

– Видимо у неё был какой-то план, – пробурчал Доргу и прижал меня к себе. – Добровольно надела браслет на руку и отправилась в Дошех. Там ведь Сан её взял?

Зихку кивнул.

– Значит у неё там логово и это, – показала я пальцем на камни, – комплектующие для некого артефакта, чтобы не дать мне вернуться. Она просто не успела дойти до места.

Зихку мрачно покивал, а Доргу ещё больше сжал свои тиски. Я болезненно прокряхтела.

– Посмотри, под платьем у неё есть что-нибудь? – сказал Зихку. О нет, они отстанут от меня когда-нибудь?

Доргу тут же полез мне под юбку.

– Не дёргайся, – пробурчал он, когда его руки коснулись внутренней стороны бедра.

– Я не могу не дёргаться, когда ты меня так трогаешь, – огрызнулась я. – Давай заканчивай с обыском и идём к тебе.

Доргу улыбнулся и, обхватив мои ягодицы руками, притянул к себе. О, да он возбуждён как и я, а может быть даже больше.

– Тогда мы останемся у тебя, – заявил Зихку. – Я рассчитывал посмотреть на тренировку Шахи и Элины.

– Завтра. Под платьем ничего нет. Я позову Шо, она подаст ужин и проводит вас в комнату, – ответил Доргу, встал из-за стола со мной на руках и, не глядя на гостей, быстрым шагом пошёл в дом. Купальня с ароматной водой заняла не слишком много времени, и уже через несколько минут я обнажённая стояла у кровати в объятиях Доргу. Его руки были напряжены и нежны одновременно, он гладил меня по спине снова и снова, убеждаясь, что на мне его печать… и смотрел мне в глаза.

– Люблю тебя, – прошептала я.

Доргу погладил меня по щеке, провёл большим пальцем по губе.

– Я переживала, что ты, увидев, как Таха возвращается, больше не подпустишь меня к себе, будешь видеть её…

– Нет, рини, – перебил он меня. – Я вижу тебя, а не ведьму. Она вернулась у нас на глазах, это было неприятно, а Гоши так вообще едва сознание не потерял от страха, но не ты в её теле, а она желает вернуть то, что ей уже не принадлежит.

– Это не так.

– Так, Эли, – уже строго произнёс Доргу. – Так, потому что ты изменилась. Изменилась на столько, что даже страж из Дошеха не увидел в тебе Таху. Сперва, когда ты первый раз вышла на арену, ходили слухи, что моя рахуша похожа на казнённую ведьму, но сейчас между вами нет ничего общего. Даже цвет глаз у тебя стал другим. Ты моя, Эли, и этот мир стал твоим домом.

«Наверняка вы встретили там свою любовь…» – снова услышала я голос доктора в своей голове. Подняла руку и погладила Доргу по спутанным волосам, спустилась к строгой линии скулы, щеке, подбородку. Он реальный! Он не может быть выдумкой.

– Возьми меня… сейчас, – прошептала я и поняла, что плачу. Да что там, я ревела как крокодил! Доргу не любит слёз, но остановиться я не могла.

Но благо он не стал ничего говорить, прислонил спиной к стене, поднял мою ногу и резко вошёл в меня. Из моего горла вырвался стон наслаждения, который слился с рычанием Доргу. Он намотал на руку мои мокрые волосы и откинул голову назад, покрывая яростными, под стать его движениям бёдер, поцелуями.

– Ещё… ещё… – кричала я, сама не зная, что прошу, и он двигался. Как он двигался… словно печати на спине было недостаточно, чтобы заявить свои права на меня, нет, Доргу желал оставить свою метку во мне. Внутри.

Весь мир замер, и ничто сейчас не имело значения. Я кричала от накатывающих волн наслаждения, моё тело звенело, словно натянутая пружина, и снова, и снова эту пружину срывало, заволакивая разум.

Плевать, даже если этот мир нереален, пусть Доргу плот моего воображения, я не вернусь обратно. Лучше умереть. Отказаться от него я не смогу.

– Рини, – прошептал он мне на ухо. Когда первобытная ярость была удовлетворена и схлынула, уступив место чувственной любви, его движения стали мягче, ровнее, а руки, обнимающие меня, нежными. – Рини, не знаю обрадуешься ли ты, но у меня для тебя новость.

– Новость? Какая? – Мой голос не был таком ровным, как у Доргу. Да какой там голос… я стояла лишь по средствам крепких объятий, моё тело продолжало сокращаться вокруг твёрдой плоти и, кажется, снова подкатывал оргазм. Ох, я не выдержу.

– Завтра узнаешь. Давай, рини, я хочу слышать тебя, – прошептал он и нежно прикусил мочку моего уха. Острые как иглы удовольствие прошло сквозь тело, и я изогнулась дугой.

– А-а-а-а! – кричала я сквозь смех Доргу.

Глава 18

Я лежала на боку и не могла на любоваться на профиль Доргу. Даже во сне он был грозным и строгим. Прямые резкие черты лица, красивый прямой нос, точёные губы, которые едва заметно изогнулись в улыбке.

– Прости, я разбудила тебя.

– Почему ты не спишь? Солнце встанет только через полчаса.

69
{"b":"220094","o":1}