ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну ладно… отпустила руку поверженной рахуши, она ещё долго не сможет ей пользоваться, слезла с её спины и посмотрела на трибуны. Народ неистовал. Кричал, визжал и хрипел. Нашла глазами своё пустое место, это оказалось не сложно, я знала что оно было возле арены, и моего дружелюбного соседа. Помахала ему рукой. Он и его друзья оценили и радостно повскакивали со своих мест. Но на грани своих чувств, я ощутила за спиной движение и, не думая ни секунды, пригнулась, пропуская над головой светящейся голубой клинок. Трибуны вмиг замолчали.

Что, опять? Обернулась и едва успела отскочить от очередного удара и сильным ударом ногой в грудь отпихнула от себя До.

– Баха! Убери свою рахушу! – закричала я, и До, уж было кинувшаяся на меня снова, скрючилась от боли и упала на колени. Вот уж действительно странная дамочка, не человек, а зверёныш какой-то… даже в таком положении она продолжала шипеть и пытаться дотянуться до меня.

Нашла глазами на почётных местах своего хозяина.

«Уходи» – сказал он, поняв правильно мою заминку. Ну слава богу, а то уж было подумала, что у нас второй раунд состоится. Развернулась и поспешила к проёму в стене, где меня уже ждал наставник.

– Сумасшедшая, – пробубнил он.

Я не стала ничего отвечать. Да, со стороны мой поступок казался безумием, но я ясно видела, что одолеть До я могла лишь в одном случае – если она потеряет голову и кинется на меня. Эта рахуша была очень хороша, и жива я осталась чудом.

Меня проводили в комнату к ненавистной мне рахуше и любовнице Доргу по совместительству и оставили. Я же бесцеремонно улеглась на пол, закрыла глаза и решила не обращать внимания ни на кого и дождаться Доргу. Но, увы, не дождалась, вместо него пришёл наставник, забрал нас и остальных рахушь и повёл к повозке.

– А где моё платье? – спросила я. Что-то не помню его в нашей комнатке, неужели выкинули?

– У меня, – ответил Слоу и открыл перед нами дверь кибитки для рахушь.

– О, нет… я еду с ними? – заскулила я. Слоу кивнул. – Доргу зол?

– Ты даже не представляешь насколько, так что садись и очень постарайся не привлекать к себе внимание.

Я обречённо вздохнула и залезла в повозку. Она была похожа на мини лимузин – диванчики по бокам и в конце ещё один, к нему я и направилась, нахально заняв его единолично, соседи мне были не нужны. Легла и задрала ноги на стену.

– Элина, здесь нельзя лежать, – сказала мне одна из рахушь. Я приоткрыла глаз, рахушам явно было тесно на двух оставшихся диванчиках.

– Кому нельзя? Тебе? Так ты сидишь.

– Нет, тебе. Раз на твоём теле клеймо и доспехи, значит ты рахуша, а правила для всех одни, – вставила своё слово Дара.

– Ну так пожалуйся мару в следующий раз, когда он будет тебя трахать словно низшую, а пока заткнись, иначе у мара станет на одну рахушу меньше, – огрызнулась я и снова закрыла глаза. К горлу подкатывали слёзы.

«Доргу?» – позвала я своего хозяина. Он молчал. «Доргу, пожалуйста… поговори со мной».

Ох, надеюсь, рахуши не заметят, что я реву, как крокодил. Хорошо, они опасаются меня, а глаза закрыты, но стоит их открыть, слёзы уже не скрыть.

«Доргу, я провинилась, но пожалуйста, не молчи»

Но он молчал, и это было скверным признаком.

Глава 8

Я отбросила в сторону деревянный меч и без сил легла на горячий песок. Закрыла глаза. Тренировки только что закончилась, но идти в купальню желания не наблюдалось. Подняла ноги на стену и ещё раз глубоко вздохнула, пытаясь выровнять дыхание. Конечно, лёжа это не делается, но стоять на ногах сил не было, Слоу сегодня был особенно требователен, а на балконе я снова видела Доргу. Он не подходил ко мне с тех пор, как мы вернулись с открытия арены в Порисе, Слоу сказал, что жить теперь я буду в Роху и тренироваться вместе со всеми. Я рахуша вот уже десять дней. Со стандартным набором вещей: форма и доспехи.

Наставники радовались неимоверно, Рану вспомнил, как я с ним спорила и утверждала, что имею дан по айкидо, позволяющий мне преподавать и настаивал, чтобы часть тренировок проводила я и рассказывала о философии айкидо. Она, разумеется, была непонятна рахушам, практикующим силовые тренировки, да и мне было тяжело видеть негодующие взгляды моих «учеников», но Рану утверждал, что результат на лицо и рахуши стали более спокойными и умелыми. Я этого не видела… да и не хотела видеть, честно говоря. Чему можно научиться за столь короткий срок? А то, что я постоянно чувствовала на себе взгляд любимого мужчины… удручало, мягко говоря.

– Эли, мы в город, пойдёшь с нами? – услышала я голос Дины, одной из рахушь. Она и ещё несколько дам активно пытались подружиться со мной, но я на контакт не шла. И ведь они знали, что я в Роху в наказание, что мне нельзя выходить в город, и я не участвую в их рахушьских посиделках, но всё равно делали вид, что всё хорошо. Да, да, Роху одна семья и всё такое.

– Нет.

– Купить тебе го?

– Нет.

– Лекаря позвать?

Я открыла глаза.

– Я выгляжу больной?

– Нет, но…

– Дина, идите в город. Скоро закат, – ответила я.

Рахуша кивнула и дамы удалились. Я снова закрыла глаза и вздохнула. Чувство опустошённости в груди под вечер становилось невыносимым. Всё тело ломило, но не от тренировок, а от желания почувствовать на себе руки Доргу, его губы. Он часто появлялся на балконе и смотрел на свой Роху и тренировку рахушь, но я не поднимала глаз, знала, что стоит мне его увидеть, я расплачусь. А слёзы в Роху под запретом.

Основная часть рахушь ушла в город, наставники тоже заняты своими делами, можно сходить в купальню без опасения нарваться на компанию. И уж было собиралась подняться, как почувствовала мужскую руку на своих поднятых ногах. Горячая и требовательная, она нежно приласкала икры, там, где заканчивались мягкие сапожки из костюма рахуши, опустилась к коленям и ещё ниже к бедру, моментально разжигая во мне огонь.

Ох… Доргу… его я узнаю из тысячи. Справилась со вдруг сбившимся дыханием и открыла глаза. Он был прекрасен, как и всегда, одет в повседневную одежду – тёмный свободный костюм из просторных шаровар чёрного цвета и лёгкий камзол без рукавов.

– Привет, – прошептала я, а моё внутреннее я неодобрительно покачало головой. Да, за десять дней перебрала всё, что желала сказать ему, лишь бы только спустился с этого проклятого балкона, лишь бы только подошёл ко мне. Причём сначала я желала потребовать объяснений, что за изощрённое наказание он мне устроил, ничего поумней не придумал, а потом уже была готова вымаливать прощение. Но сейчас меня хватило лишь на «привет».

Доргу изогнул губы в улыбке и протянул руку, предлагая подняться, и как только я вложила пальцы в его тёплую ладонь, резко притянул к себе. Я неосознанно обняла его, вдохнула лёгкий запах персиков, и голова закружилась. Как я скучала по этим объятиям…

– Мне нужно сходить в купальню. Вся в песке, – тихо сказала я.

Доргу немного отстранился от меня, погладил по щеке, которая всё-таки оказалась влажной.

– Завтра начинается новый этап Драконьих игр, поехали, посмотришь ездового дракона.

Дракона? Однако не думала, что он помнит о данном обещании.

– Мне запрещено покидать Роху, – ответила я. Доргу улыбнулся, оценив шутку.

– Идём, рини, я хочу, чтобы ты сняла с себя эту форму.

Он вывел меня из Роху и повёл в дом. Я молчала, прекрасно понимая, что происходящее вовсе не конец моего изгнания, а… что-то непонятное. Дошли до купальни Доргу, в которой мы вместе проводили время, занимались любовью, я разделась, опустилась в воду и так же молча начала из спутанных волос вымывать песок. Гребень, как и одежда, остались в доме, и всего за десять дней мои локоны превратились в вороне гнездо.

Рядом лежала моя губка, пропитанная маслом Пу, но я её трогать не стала, быстро закончила водные процедуры, вылезла из воды. На мраморном столе лежали полотенца и халат, но они были не мои.

Доргу протянул руку и погладил меня по бедру.

27
{"b":"220094","o":1}