ЛитМир - Электронная Библиотека

– Подобное, это какое?

– Ну… – замялась Шаха. – Говорят, что ты получаешь наслаждение от боли, твой мар избивает тебя до полусмерти и лишь после этого вы получаете удовлетворение.

Я ошарашенно открыла рот.

– Врут? – деловито поинтересовалась девушка, забирая из моих рук последний свой локон, и пошла к зеркалу полюбоваться на результат моих трудов.

– Да, – только и смогла ответить я. Я ненавидела боль. Не вид крови, хотя он меня тоже не слишком радовал, а именно боль. Мне всегда было тяжело перебороть её, переключиться, не думать, и шесть дней Осенних игр, когда с арены я ушла еле живая в буквальном смысле, до сих пор вспоминаю с дрожью.

– Потрясающе красиво Эли, спасибо.

– Что? А, да не за что, – ответила я, смотря на Шаху, гладящую свои волосы. – Только не забывай расчёсываться.

– Конечно. Поехали?

Я кивнула и чуть ли не вприпрыжку побежала к нашей повозке. Очень хотелось увидеть Доргу, обнять его и удостовериться в том, что он меня любит. Столько вместе пережить, пройти его болезнь, если не нищету, то бедность, перебороть стереотипы этого мира и перестать обращать внимание на общественное мнение и открыто проявлять свою любовь… нет, после всего этого наши отношения не могут просто закончиться.

– А ты почему спросила? – поинтересовалась Шаха садясь в повозку. – Разве мужчины и женщины не занимаются одним и тем же? Тем более если оба хотят?

Я усмехнулась, смотря на счастливое лицо девушки. Она, по всей видимости, была в предвкушении бурного вечера и ночи со своим хозяином и светилась как светлячок.

– То есть ты тоже омываешь в купальне своего мара ароматическими маслами, а после делаешь ему минет? – спросила я, улыбаясь до ушей.

– Нет… а о втором даже не слышала, – осторожно произнесла Шаха. Надо думать её смутила моя хищная улыбка.

– Попробуй, не знаю как ты, но Зихку будет в восторге.

– Ты о чём? Что мне может не понравиться?

– Женщины разные бывают, кому-то это противно, я это дело обожаю.

– Да говори уже! – не выдержала Шаха и нетерпеливо поёрзала на диванчике.

– Ну, это как секс, только в рот. И в данном случае ты выполняешь активную роль, применяя в своих ласках губы, язык и руки. Хотя руки не обязательны, – важно ответила я. Шаха изумлённо выпучила глаза.

– Эли, я знала, что ты ненормальная, то чтобы на столько… и твоему мару это нравится?

– О да, – усмехнулась я. – И твоему тоже понравится. Не встречала ни одного мужчины, который бы отказался от этого вида любовных ласк.

– А у тебя их было много? Мужчин? – с сомнением спросила Шаха.

– Ну… не так чтобы прям много, но были. Так что дерзай, если конечно Зихку позволит прикоснуться к своему члену. Мне стоило больших трудов подвести Доргу к этому, и в первый раз он сжимал мою косу так, что чудо, что я осталась с волосами. Но сейчас он охотно позволяет ласкать его таким образом, обожаю…

– Я хочу попробовать, – облизнула губу Шаха. – Но если мар меня накажет, то это будет твоя вина!

– Если спрячешь зубы и будешь хорошо работать языком, то не накажет.

– Ох, что мы обсуждаем, – вдруг покраснела рахуша, хотя по всему было видно, что ей не терпится начать это дело. И только наша повозка прибыла в имение Доргу, я вышла из неё, Шаха стремглав умчалась на встречу со своим хозяином. Я же чувствовала себя странно – словно совратила ни в чём не повинное дитя. Хотя какое из Шахи невинное дитя, в самом деле? Думается мне, что для своего мира она очень даже ничего, не зря же Зихку запал на неё, а он не похож на любителя робких овечек.

– Что-то случилось? – осторожно спросила Шо, появляясь передо мной как чёрт из табакерки. Эта женщина являлась управляющим в доме Доргу и, несмотря на его довольно грубое и суровое обращение была верна. И даже когда Доргу отравили и практически все отвернулись от него, Шо нашла нас и пожелала служить ему и помогать. Удивительно.

– Нет, ничего не случилось. А Доргу вернулся? – спросила я, хорошо помня, что Шо, как главная среди всей прислуги, была наделена способностью знать местоположение хозяина. Если тот в имении, разумеется.

– Да. Сейчас он на балконе, наблюдает за тренировкой рахушь.

Я кивнула, благодаря Шо за информацию, и побежала в дом. Пересекла его в мгновение ока, влетела на второй этаж и лишь в последний момент притормозила у балкона. И чего спрашивается я спешила? Доргу просто стоял и наблюдал за Роху. Взбаламутила меня Шаха, теперь мне будет видеться потаённый смысл во всех движениях Доргу. Особенно в тех, что будут обращены в сторону рахушь.

Глубоко вздохнула, зашла на балкончик и обняла Доргу, прижалась грудью к его спине. Он тут же обнял мои руки, погладил их.

– Что решил? – спросила я.

– Ты о чём?

– Что решил делать с Роху? – уточнила я.

После Осенних игр Доргу закрыл Роху, а рахушь всех продал, но его брат, несостоявшийся убийца, всего за четыре месяца построил свой и довольно большой. Целых двадцать две рахуши и две новые тренировочные площадки. Ну и купальни, домики и беседки были построены заново, так как тех не осталось. Всё достойного вида и качества. Разумеется, к чему экономить не свои деньги.

– Оставлю, – коротко ответил Доргу.

Я посмотрела вниз на тренировочную площадку. По всей видимости, рахушь Напнар купил в одном месте. Они явно знали друг друга и своего наставника. Практически все светловолосые, высокие и крепкие. Да, их явно подбирал любитель крупных женщин.

– Тебе понравились рахуши? – спросила я как можно беззаботней. Доргу обернулся ко мне.

– Почему тебя они волнуют? Хочешь вернуться на арену?

– Нет, – ответила я быстрее, чем подумала. – А ты? Хочешь, чтобы я сражалась за твой дом?

Доргу коснулся моего лица и покачал головой.

– Никогда. Я не желаю больше видеть твою кровь.

Я расплылась в улыбке. Шаха – дура!

– Можно поцеловать тебя? – спросила я. Пусть Доргу уже перестали волновать общественные взгляды и даже в центре города он мог обнять меня и поцеловать, я до конца не верила в его преображение. Всё-таки он варвар из Крайних земель и его грозная и строгая натура не могла просто исчезнуть, да и то, что это другой мир со странными правилами я не забывала никогда.

Доргу подхватил меня и посадил на перила балкона, а я тут же притянула его к себе ногами и тихо застонала. Каждый раз, когда он так поступал, я представляла себе, как он входит в меня быстро и яростно на глазах своего Роху, сжимает мои волосы и целует, страстно, горячо, да что там «представляла», грезила этим. Рахуши не любили меня, открыто не высказывались, но мне и недовольного взгляда достаточно, так что пусть завидуют неудовлетворённые стервы! М-м-м, облизнула пересохшие губы и была готова молить о большем, но это у меня все мысли крутятся лишь об одном, особенно когда ощущаю между своих ног такую эрекцию, а Доргу, как бы возбуждён не был, всегда контролировал себя.

– Когда ты так близко, я теряю голову, – прошептала я, подставляя под поцелуи свои губы и шею.

– Нет, не сейчас, рини. Мне нужно вернуться в Порис, – строго произнёс Доргу и словно вопреки своим словам нежно приласкал мою спину.

– Зихку сказал, там новая арена открывается?

Доргу кивнул.

– Кого пошлёшь?

– Эли, дела Роху тебя не касаются.

Я недовольно сжала губы. Отлично просто! И интересно, в каком конкретно месте они меня не касаются, ведь я продолжаю приходить на уже ставшую родной тренировочную площадку и заниматься там. В отсутствии остальных рахушь, конечно, и только по согласованию с новым наставником, который оказался ещё более несговорчивым чем пропавший Рану, но всё же. Когда Доргу отравили и со всех печати спали, он ушёл из Роху, и лишь недавно удалось его найти. Вот только что-то он не спешил возвращаться.

– Сегодня приедет Рану, – словно прочитав мои мысли, сказал Доргу. – Как появится извести меня. Можешь позаниматься. В город не выходи, – отдал распоряжения он, аккуратно обнял меня, прижав к себе, и снял с перил, развернулся и ушёл.

2
{"b":"220094","o":1}