ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну хорошо, хорошо, — примирительно сказал сэр Адальберт, я познакомлю Вас в ближайшее время…

Однако, на следующей встрече таинственного друга не было. Леди Ева рассердилась и пригрозила больше не приходить, если сэр рыцарь так низко ценит ее расположение. Сэр Адальберт рассыпался в извинениях. По его словам, союзник ни за что не хотел появляться на землях сэра Роджера, и виной тому давняя вражда с хозяином Блэкстона. Но он согласен встретиться с ней на постоялом дворе по дороге на Оксфорд, примерно, в половине дня пути верхом отсюда. Предложение ей не понравилось, но сэр Адальберт смотрел выжидающе, видимо, надеясь, что она откажется, и молодая женщина… («Ева, что ты делаешь?») согласилась.

Сентябрь подошел к концу. Все чаще лили дожди, солнце появлялось все реже. В один из таких дождливых дней она пришла на ставшую такой знакомой поляну, на которой сейчас понуро стояли две лошади. Одна из них предназначалась Еве.

Путешествие действительно заняло полдня. Когда усталые лошади остановились у постоялого двора, было уже глубоко заполдень. Молодая женщина даже забеспокоилась, не хватятся ли ее в замке. Китни был предупрежден, и конечно прикроет, если что, но она впервые уезжала так далеко. Сейчас, без уютной громады замка за спиной, без поддержки, она чувствовала себя совершенно беззащитной. Здесь могло произойти все, что угодно. Это могла быть ловушка. Сэр Адальберт подошел и подал ей руку, чтобы помочь сойти с седла. Она покинула спину лошади даже с каким-то сожалением и плохим предчувствием.

Постоялый двор был таким же, как и те, на которых ей приходилось останавливаться раньше. По случаю плохой погоды путников было не так много, как летом, и до ночи было далеко, а значит, еще никто из них не думал о ночлеге. Полутемная комната с длинным столом и лавками, расставленными вдоль этого стола и стен, была практически пуста. Горели масляные светильники, как вечером, но толку от них было мало. И все же одну деталь не заметить было нельзя даже в таком скудном свете. Посреди стола красовался рыцарский шлем с огромным красно-желтым плюмажем.

Глава 5. Не судите, да не судимы будете

Первое движение было — убежать, только неимоверным усилием воли молодой женщине удалось овладеть собой. Сидевший за столом рыцарь наводил страх одним своим видом. Что-то бычье было в чертах его лица и осанке. Может быть, это впечатление создавали широко расставленные глаза — круглые, темные, почти черные, с налитыми кровью белками, или широкий нос с крупными ноздрями, может — квадратная массивная нижняя челюсть, поросшая небрежно подстриженной черной бородой, или мощная шея, которая казалась только коротким переходом из могучих плеч прямо в свинцовый затылок. В общем, союзник сэра Адальберта производил впечатление человека сильного, но не привыкшего долго обдумывать свои действия. Сдержанно кивнув, и изобразив что-то вроде неуклюжего поклона в сторону дамы, он пригласил вошедших занять место за столом. Для леди Евы принесли стул, похожий скорее на грубый табурет, и она села во главе стола, стараясь поменьше дрожать и от холода, и от волнения. Видимо, рыцарь не узнал ее, и молодая женщина немного расслабилась. Да и станет ли такой важный лорд обращать внимание на какую-то лекарку?

Сэр Адальберт представил своего «дорогого друга». Его звали Бертольд де Севр. У него тоже был замок, но быкоподобный союзник упомянул о нем так скупо, что молодая женщина поняла — гордиться ему, в общем-то, нечем. Ее саму сэр Адальберт представил как «нашего драгоценного друга — Еву из Торнстона». Де Севр при этих словах подбоченился и глянул на нее с интересом.

Встреча напоминала скорее, начало боксерского поединка. Союзники-соперники кружили вокруг да около интересовавшего их обоих предмета. Они явно не очень-то доверяли друг другу. Наконец, сэр Адальберт не выдержал:

— Что же, — сказал он, — Теперь, когда все заинтересованные лица в сборе, пожалуй, настала пора обсудить детали того, ради чего мы здесь собрались. Леди Ева, прибывшая со мной, может сообщить нам нечто важное, не так ли, миледи?

Да, — капризным тоном сказала леди Ева, — Я могу кое-что вам открыть. Но сначала вы оба должны дать мне слово, что моя жизнь и жизнь моего сына будет в безопасности. И ещё я требую гарантий того, что обещал мне сэр Адальберт. Это касается пиров, нарядов, драгоценностей и всего остального.

Торг длился довольно долго. Ева оговаривала каждый пункт своих требований подробно, но беспокойно косилась на окно, за которым серый осенний день уже готовился перейти в вечер. К ночи ей нужно было вернуться в замок, иначе ее хватятся и начнут искать, но жертвовать достоверностью она опасалась. Нужно было, чтобы эти двое поверили, что кроме побрякушек и развлечений ей ничего не надо. В конце концов, измученный этим разговором (не в таких ли обстоятельствах родилась веками укоренившаяся нелюбовь мужчин к женской рефлексии над двумя платьями в магазине?) сэр Адальберт заявил, что они оба готовы дать миледи рыцарское слово, что исполнят все ее капризы после победы. Леди Ева заколебалась.

— Как, миледи, Вам недостаточно рыцарского слова? — вскричал Де Севр.

Молодой женщине пришлось согласиться. Когда-то давно ей уже давали рыцарское слово. И это чуть не стоило жизни Джейсону. Но конечно вслух она ничего не сказала.

— Что ж, — резюмировала она, — Я готова открыть вам тайну, как можно попасть в замок. Небольшой отряд может войти в него через подземный ход, и открыть ворота армии.

Союзники оживились.

— Однако, — громко сказала она, — Я сделаю это только перед самой битвой за замок. Вы оба так горячи, — она посмотрела на обоих по очереди настолько нежно, насколько могла это изобразить, — Что кто-нибудь из вас, зная о подземном ходе, может поддаться соблазну попытаться захватить замок раньше времени, и моя жизнь может оказаться в опасности.

Они попытались настоять, но Ева была непреклонна.

— Миледи! — вскричал сэр Адальберт, — Я сам поведу отряд через подземный ход, чтобы защитить Вас!

— Нет, сэр, — громогласно вмешался Де Севр, — Будет лучше, если это буду я! Я более искушен в воинском искусстве, и великое множество оружия, которое я взял на турнирах из рук поверженных врагов, подтвердит мои слова!

— Позвольте, дорогой друг… — попытался было возразить сэр Адальберт.

— Что-о-оо? Вы сомневаетесь в моих словах?! — взревел Де Севр, — Да я готов тотчас же…

— Нет, нет, я только хотел сказать, — поспешно отступил сэр Адальберт, — Что мы можем сделать это вместе! Ну, войти в замок вдвоем, и у каждого будут солдаты…

— Отряд, который войдет в замок через подземный ход, не может быть большим, — вмешалась леди Ева, — Потому что ход узкий и может обвалиться в любой момент. Но много солдат и не нужно, ведь так? Нескольких человек, которые обезвредят стражу и откроют ворота, будет достаточно. Ведь кто-то в замке может поднять тревогу, и тем, кто окажется внутри, понадобится помощь!

— Тогда мы будем ждать за воротами… — попытался было предложить сэр Адальберт.

— Я не буду дожидаться у дверей, как нищий! — снова вскипел Де Севр, — Я войду в замок и открою Вам ворота! В замке большой гарнизон, и даже если он будет спать, кто-то может поднять тревогу. Конечно, я мог бы справиться и один с тучей врагов, как мне уже не раз приходилось делать, но не могу же я стяжать всю славу один! Это будет не по-дружески по отношению к Вам, сэр, — рыцарь поклонился через стол союзнику. Тот вежливо наклонил голову.

— Самое главное, добраться до проклятого Блэкстона, — продолжал громыхать Де Севр, — На виселицу его!

— Нет, нет, дорогой друг! — сэр Адальберт беспокойно зыркнул на молодую женщину, — Мы должны сохранить жизнь сэру Роджеру, чтобы не бросить тень на леди Еву! Но конечно он должен будет провести остаток дней в заточении! Это будет только справедливо!

Недоверчивое выражение долго не сходило с лица массивного рыцаря, пока смысл слов союзника доходил до его сознания. Наконец, он, видимо понял, что сказал лишнее и нехотя кивнул:

52
{"b":"218440","o":1}