ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Элика рассеянно вглядывалась в спускающуюся ночь, отгоняя тягостные мысли, рисуя в воображении картины своего будущего правления. Казалось, все нюансы давно были разложены по полочкам. Не менее четырех зим править она будет под зорким надзором матриарх, и не все ее планы удастся осуществить в эти годы, но принцесса понимала, что такое положение вещей очень правильное. Четыре зимы она будет совершенствовать свой опыт и знания, учиться принимать правильные, не всегда приятные решения и завоевывать авторитет своего народа. Да, его любовь с ней с рождения, но заслужить абсолютное поклонение возможно лишь со временем. Только тогда ей откроются иные горизонты, лишь спустя время любое ее решение будет встречено радостью народа, лишь тогда она позволит себе смелую ломку стереотипов, как и Лаэртия Справедливая в свое время. На начальном пути ее восхождения подданные наверняка бы осудили возвышение бывшего раба до вольного спутника королевы, но в союз с отцом Элики и Лэндала матриарх вступила, находясь на высшей степени пьедестала, и та же элита, поначалу презиравшая безымянного раба без роду и племени, вскоре всем сердцем полюбила его так же, как и свою королеву.

Впрочем, не любовные союзы занимали юную принцессу. Ее амбиции были куда шире. Расширение границ империи. Вот, что ее по-настоящему интересовало. Войны. Завоевания. Да, пусть. Кровь. Смерть. Нет, она не была жестока. Она просто безумной любовью пылала к Атланте и хотела только мира и процветания всем ее жителям. Матриарх была осторожна, предпочитая дипломатию. Что ж, это ее право. Элика не верила в силу соглашений. Последний договор с Кассиопеей вызывал в ней бурный протест. Почему просто не прийти и не взять слезы пустыни силой? Зачем пускать чужаков в порты Атланты? Но, привыкшая видеть грани пирамиды под разными углами, девушка понимала, что ей вскоре предстоит понять все мотивы и найти в них разумность.

Дан, воин-телохранитель, стреножив лошадь, повернулся к принцу. Элика незамедлительно подъехала ближе.

– Что случилось?

– По пустоши будто бегут огоньки, моя принцесса. Миг тому они погасли, как будто отреагировав на наше приближение.

Лэндал нервно дернул плечами. Элика, поскольку не была поставлена в известность о пропаже посыльного, не поддалась панике.

– Мы на торговом тракте? Может, купцы решили заночевать в поле? Пастухи? – предположил принц.

– Но пастухи знают, что заходить на равнины близ дороги им не дозволено, – заметила принцесса. – Дан, скачи туда и выясни, кто имел смелость стать у нас на пути. Если все хорошо, зажги факел и опиши им дважды круговорот.

Лэндал повернулся ко второму воину.

– По левую длань пролесок, нужно убедиться, что там не обосновались нежданные гости. Поедешь через заросли и присоединишься к Дану. Ты, – кивок третьему телохранителю, —остаешься с нами, на случай, если это засада.

– Как и говорили Оциллы… – задумчиво произнесла Элика. Она старалась не вглядываться в погруженную в темноту равнину вокруг их группы, где, как ей казалось, по земле скользили бесшумные тени. Впрочем, это могло быть всего лишь игрой зрения, ибо Лэндал ничего не заметил. Воины удалились. Их очертания мгновенно растворились в непроглядной ночной тьме. Принцесса отогнала тревогу и, сняв с плеча арбалет, натянула тетиву стрелой. Лэндал обнажил меч одновременно с оставшимся воином. Осталось только ждать.

Время тянулось медленно, глаза быстро уставали, ибо в темноте безлунной ночи разглядеть что-либо было трудно. Принцесса вглядывалась вдаль равнины в ожидании условного сигнала, но тьма не озарялась долгожданной вспышкой. Дан уже должен был быть на месте! Почему он медлит? Все произошло молниеносно. Пламя вспыхнуло вовсе не там, где должен был находиться первый воин. Пролесок! Элика замерла, но тут же ее слуха достиг отчаянный крик.

– Эл! – крикнул ей Лэндал в спину, но было поздно. Захватчица Ветра уже во весь опор неслась туда, погоняемая принцессой. Элика поддалась этому порыву. Ветки хлестали ее по лицу, кобыла спотыкалась в непроглядной чаще. Сжав ее бока ногами, девушка вновь натянула стрелу, и как раз вовремя. Яркое пламя на миг ослепило ее, но она уверенно спустила стрелу. Почему-то ей даже на ум не пришло, что это мог быть воин из ее свиты. Раздался вопль и смесь фраз на неизвестном наречии, и факел вылетел из руки нападающего. Чужак! Огонь озарил небольшую поляну пролеска.

Воин-телохранитель лежал в кустах в неестественной позе. Не отдавая себе отчета, Элика спрыгнула на землю и подбежала к нему. Ярость застыла на суровом лице мужчины, а из перерезанной артерии хлестала кровь… Все мысли об опасности разом вылетели из головы Элики. Хоть бы он был еще в этом мире, на крайний случай, хоть бы его дух не успел отлететь далеко! Молодая женщина упала на колени в траву рядом с воином и поспешно опустила его веки, поцеловав свои пальцы.

– Прими священный Антал дух храброго свободнорожденного воителя, повелителя боя и сечи, проводи его в светлые чертоги согласно пути его на земле, по твоей воле прерванного, и возвысь согласно его заслугам!

Хотелось плакать, но Элика взяла себя в руки, вдруг с ужасом осознав, что она совсем одна. Ни Лэндал, ни оставшийся с ним воин не последовали за ней! Факел догорал на земле, тьма сгущалась, а ощущение не одних чужих глаз кололо в спину. Собрав остатки самообладания, девушка вновь заправила арбалет. Чужой взгляд скользил по ее ногам, поднимаясь выше… Еще выше… Пора! Быстрый свист, и стрела нашла свою цель. Никаких криков, лишь шум упавшего тела… Где еще?! Почему они не смотрят! Хотя вот… По правую руку… Но бегающий взгляд все не позволял рассчитать траекторию. Паника охватила принцессу. Она выстрелила наугад, и, похоже, мимо.

Мысль о том, почему никто не нападает, пришла ей в голову слишком поздно. Она была сейчас идеальной мишенью на освещенной поляне, но никто не стрелял и даже не выдавал своего присутствия… Захватчицы Ветра не было видно нигде. Паника охватила принцессу.

– Лэндал! – отчаянно закричала она. Бежать! Да она из ума выжила, направившись сюда одна! Понятно теперь, почему матриарх запрещала ей бывать с братом в набегах. Ее импульсивность поставила бы под угрозу любую военную операцию. Закинув малопригодный в подобных условиях арбалет за плечо, Элика свистнула, призывая Захватчицу Ветра. Тишина. Лишь скрип догорающего факела. Опасность сгущалась, усиливая панику, и девушка, обнажив небольшой клинок, устремилась в темную чащу и побежала, не взирая на хлесткие удары веток и неровный рельеф под ногами. Внезапно вспышка боли, словно обручем, сжала ее голову, и тьма окончательно сгустилась, а ноги почему-то потеряли способность двигаться. Вслед за этим все медленно заволокло густым туманом, и только колени ощутили твердую землю, перед тем как сознание окончательно ушло…

Пробуждение было болезненным. Голова словно раскалывалась на мелкие осколки, и непонятная тряска усиливала болевые ощущения. Вокруг темнота, непонятный скрип и чей-то жалобный плач. Элика, жмурясь от боли, попыталась встать, но ей это не удалось, локти не слушались, и она вновь упала набок. Только руки словно резануло чем-то острым. Сжав зубы, чтобы не стонать, принцесса всмотрелась в дальний угол непонятного помещения, где, как ей показалось, замерли два силуэта. Все потихоньку становилось на свои места. Видимо, она в повозке, которую трясет на ухабах дороги. Странно, откуда? Антиквы прислали? Наверное… Что-то зашевелилось в углу. Элика вскинула было руку, чтобы ухватить клинок, излишне резко, и боль в запястьях стала невыносимой, притом, что руки даже не пошевелились. Связана!

Приблизившаяся к ней тень оказалась хрупкой девушкой с длинными темными волосами в одежде крестьянок империи. В темноте невозможно было в деталях разглядеть черты ее лица, Элика заметила протянутые к ней руки, неестественно сближенные вместе… Тоже связаны, просто опутаны веревками, притом грубый отрезок прикреплен к шее и обвивает ее в несколько рядов. Элика ощутила ужас.

9
{"b":"215516","o":1}