ЛитМир - Электронная Библиотека

– Океаны, скрывая желание, волнами дар свой несут побережью. Ибо узреть им пришлось поступь девы, душой благородной и ликом прекрасной…

Проблеск удивления вспыхнул и погас в глазах гостьи, а лицо озарила приветственная и доброжелательная улыбка. Впрочем, молодая женщина держалась несколько скованно, и лишь когда Далан Тракийский, поспешно вскочив, поцеловал ее, немного расслабилась и поклонилась принцу, прижав ладонь к плечу в приветственном жесте.

– Леди Электра, принц Лэндал из Атланты. Моя, в скором времени, вольная спутница в любви и всевластии.

– Принц великой Атланты, – восхищенно заметила Электра. Далан усадил гостью за стол, несмотря на ее слабый протест. Лэндал понял, что свободные нравы тракийцев для рожденной кассиопейки пока непривычны. Он знал, что их женщинам запрещено участвовать в разговорах мужчин, да и есть за одним столом тоже дозволено не всегда и не всем. А о проявлении нежных чувств за пределами спальных покоев не могло быть и речи.

– Ответил ли я тебе на все твои вопросы, принц Лэндал? – добродушно осведомился Далан.

Принц кивнул, испытав смущение. Достаточно было увидеть, как эти двое смотрят друг на друга, чтобы понять, насколько искренним был с ним тракиец. Лэндал ощутил усталость, опустошение и растерянность. Он так надеялся найти здесь свою сестру и уехать с ней! Что теперь оставалось делать и где ее искать? Вот эти вопросы как раз остались без ответа.

– Разреши мне говорить? – робко спросила Электра, тронув великого воина за плечо. Тот покачал головой.

– Пульс моего сердца, ты же знаешь, что ты вольна в своих поступках и тебе не нужно мое позволение для участия в разговоре. Ты часть меня, и твоими словами говорит и моя воля.

– Мне известно, что Кассиопея заключила с вами союз… – избегая смотреть на принца, произнесла женщина. – Это кажется невероятным, ибо всевластие правящих женщин оскорбительно для… Бывшей моей империи, увы.

Лэндал усмехнулся.

– Но я не вижу в этом ничего странного. Именно благодаря правящей женской династии Атланта достигла столь могущественного рассвета. Мы испокон веков преклоняемся перед женской мудростью и здравомыслием, а оскорбиться этим могут лишь глупцы. Вдвойне странным было нападение принца Кассия на мою сестру, если учесть наши законы о неприкосновенности.

– Элика не пострадала? – удивленно заметил Далан.

Лэндал вспомнил поединок во дворце и бездумно ответил:

– О нет. Пострадал скорее правитель Кассиопеи.

– Он хоть в состоянии будет после своего неблагоразумного проступка дать жизнь наследникам? – расхохотался Далан. – Слава о военном умении принцессы летит даже дальше атланских земель. Несладко ему, видать, пришлось! Они скрестили мечи? Смею предположить, что принц даже не надеялся получить отпор… За что и поплатился. Уважаю будущую королеву. Несмотря на все дипломатические нюансы, она поступила правильно. Гостям империи следовало бы ознакомиться с ее этикетом и традициями… Как и мне тогда.

– На мечах? – пораженно воскликнула Электра, подавшись вперед. – Но… Но это самое большое оскорбление для мужчины Кассиопеи. Заветы Эдера велят вершить месть обидчику по священному праву Ист Верто! Договор был разорван после этого?

– Нет, мы не стали придавать большую значимость происшедшему, благородная леди, – ответил Лэндал. – На пиру мы скрестили кубки в знак прощения и примирения. Несколько круговоротов солнца тому принц вновь посетил Атланту во главе торгового флота. Как видишь, нам удалось достигнуть взаимопонимания.

– Боюсь, этого было недостаточно, – Электра обеспокоенно посмотрела на принца. – Пасть от руки женщины… Без воздаяния мести можно за такое навлечь на себя гнев Эдера и милость Лаки, что хуже смерти. Наши законы очень суровы. И я несказанно удивлена тем, что принц не потребовал по праву Ист Верто для себя дополнительных привилегий.

– Теперь ты леди Тракии, – гордо провозгласил Далан. – Здесь нет места вашим суровым законам, ясность моего сознания.

Лэндал расслабился, наслаждаясь обществом опытного воина и его будущей правительницы. Усталость сказалась на его способности здраво рассуждать, и он вскоре забыл об изречениях Электры из Кассиопеи. Лишь какая-то мысль все ускользала от его сознания, мысль о чем-то важном, но о чем, он сейчас и сам не понимал.

На ночь ему предоставили большой и комфортный шатер. Впервые за долгую дорогу принц смог восполнить недостаток сна. С одной стороны, он испытывал облегчение от того, что доблестный воитель, которого уважала даже матриарх, не был причастен к похищению его сестры, а с другой… Он даже не представлял, что же ему делать дальше и где искать Элику. Оставалась призрачная надежда на то, что его сестра окажется в Черных Землях и Латима Беспощадная сотрет в порошок нечестивую расу работорговцев.

На прощание Далан Тракийский вручил ему свиток пергамента.

– Что это? – удивился принц.

– Это смиренная просьба посетить дворец Лаэртии Справедливой, дабы заручиться ее благословением и пригласить в качестве царственной гостьи на церемонию объединения вольных спутников на исходе сей зимы. И мне хотелось бы знать. Что ты собираешься делать дальше?

– Искать… – поник головой принц. – Искать везде. Снова и снова. Назначить воздаяние тому, кто может пролить свет на завесу сей тайны.

– Я помогу тебе в этом, – подумав, сказал тракиец. – Сегодня на закате я разошлю своих людей в чужеземные территории. Горе тому, кто посягнул на жизнь и честь королевской дочери. И знай, в случае нахождения виновников сего бесчинства, я предоставлю свою армию в ваше распоряжение. Эти земли падут и канут в веках, ибо нет прощения такому поступку.

Не скрывая эмоций, принц дружески обнял великого воина. Что ж, по крайней мере, его путешествие не было напрасным. Удалость достигнуть взаимопонимания с Даланом Тракийским. Хоть какая-то отрада для матриарх, до тех пор, пока не вернется Элика.

Глава 12

Элика резко села на постели.

В этот раз ей приснился кошмарный сон. Образ кассиопейского бога тьмы Лаки пытался вырвать ее из длинных рук бога света, но огненный рассвет словно опалил пламенем, ознаменовав этим победу мнимого светлого бога, лик Лаки приобрел черты Лэндала, кричавшего от отчаяния в огненном пламени начала круговорота солнца.

Амина протянула принцессе кубок с ключевой водой и что-то успокаивающе зашептала. Элика потерла глаза, оглядывая комнату. В безопасности. Ей так редко снились кошмарные сны, последние были еще в далеком детстве. Она осознала сразу, едва открыв глаза, что находится совсем не дома, а в варварской Кассиопее, в покоях, которые ей отвели как гостье, почему-то решив как-то завуалировать ее истинный статус. В покоях, куда вчера этот варвар Кассий перенес ее на руках, после того как…

Кровь ударила ей в лицо. Элика притянула колени к груди, словно пытаясь скрыться от острого чувства стыда и обреченности. Сломали. Вывернули наизнанку, добрались до самого сердца. Закусив губы, дабы не выдать своих чувств неосторожным стоном, принцесса усилием воли заставила себя посмотреть в глаза служанке, поборов боязнь увидеть в них любопытство или жалость.

– Я долго спала?..

Амина тепло улыбнулась и покачала головой, затем, подняв что-то с софы у оконной ниши, гордо продемонстрировала принцессе. Очередное платье. Нежный шелк темного бирюзового оттенка. Фасон был незнаком Элике, лишь при помощи служанки она догадалась, что ткань так плотно удерживается на груди за счет покроя, что даже не нуждается в рукавах.

– Это традиционное платье благородных леди Кассиопеи, – пояснила Амина. – Самый тонкий шелк… Ты счастливица, госпожа, ведь тебя одаривают такими утонченными и дорогими нарядами!

"После того, что произошло вчера, я вдруг стала леди? – двусмысленность ситуации коробила, вызывая дикое желание то ли вцепиться в глотку принцу, то ли разбить на его голове что-нибудь потяжелее. – С учетом того, что он имеет привычку рвать на мне эти платья, скоро их не останется совсем…"

34
{"b":"215516","o":1}