ЛитМир - Электронная Библиотека

Слезы пустыни. Единственная причина, по которой Лаэртия приняла их. Возвысившаяся Атланта не питала уважения к ослабленным войнами и невежеством дальним краям. Они были просто варварами. Так считало большинство, но не Лаэртия. Правило относиться непредвзято даже к, казалось, слабому противнику не раз спасал ее за долгие годы правления.

Принц Кассий умен. Этого нельзя было сбросить со счетов. Но гениальность королевы, ее острый ум были вне конкуренции. Она в совершенстве владела математическими науками, ей были известны многие тайны алхимии, геометрии, математики и мироздания. В лабораториях дворца трудилось много гениальных ученых, собранных ею со всех сторон света. И мало кто знал, что вовсе не масла и притирания были основной целью существования лаборатории. Адская машина, мощное оружие, способное уничтожить города, собиралась по частям, и для ее завершения как раз необходимы были слезы пустыни, самые твердые кристаллы из всех существующих. Прозрачные белые кристаллы, которые добывали лишь в пустынях Кассиопеи. Для жителей этой земли лишь ювелирный камень… Всего лишь!

Она была готова принимать высокочтимых гостей. В зале присутствовал первый советник, аристократ королевской крови Антоний, благодаря знаниям поднявшийся на с труднодостижимую для мужчин ступень равного королеве мужчины. Полководица легионов Латима, гений стратегии и тактики, восседала по правую руку. Также ученая Тания, главенствующая казной Антелия, и еще четыре самые высокочтимые женщины королевства. Не настаивала матриарх лишь на присутствии своих детей, будущей правительницы Элики, Лэндала и прибывшей во дворец три меры масла тому назад Ксении. Ибо никто из них, даже Элика, не была посвящена в тайну лаборатории и того, для чего, собственно, создавалась эта лаборатория и возникла необходимость в слезах пустыни. Хитрая и умная матриарх вела тонкую политическую игру с кассиопейцами, намеренно занижая значение самого твердого минерала, и приехавшие гости полагали, что они сами больше заинтересованы в предоставлении им торговых путей, чем Атланта в их полезных ископаемых. Лаэртия была сильна, как на поле боя, так и в науке и политических интригах.

После объявления имен и титулов гостей они уверенно вошли в зал. Лаэртия склонила голову набок и откинула маску дипломатической вежливости, бесстыдно разглядывая двух молодых мужчин.

Варвары. Бесстрашные воины песков и гор. Представители чуждой и презренной патриархальной культуры. Королева не отказала себе в удовольствии полюбоваться совершенным телом воина-принца. Высокий лоб, волевой подбородок, плотно сжатые губы. Волосы коротко подстрижены. Первое впечатление было приятным, Лаэртия ожидала увидеть заросшего бородой варвара, впрочем, как и большинство дам, присутствующих в зале. Королева ощутила мощную ауру силы и чувственности, непостижимым образом окружавшую обоих мужчин. Спутник принца с восхищением оглядел матриарх и ее свиту. Его искреннее почтение могло подкупить любого, но Лаэртия осталась непоколебимой, про себя подумав, что Ксения душу Лакедону, властителю тьмы продала бы за право обладать обоими такими мужчинами.

Принц выступил вперед. Ни один мускул не дрогнул на его волевом, словно высеченном из гранита лице. Сильный противник, даже очень, королева всегда умела распознавать скрытую мощь. Мышцы перекатывались на его сильной груди при каждом движении, этого не мог скрыть даже пурпурный плащ и подобие кожаных лат, закрывающее торс.

– Приветствую тебя, Лаэртия Справедливая, повелительница Атланты и трех морей, свет самой яркой звезды ночных небес! – уважая традиции чужеземного государства, Кассий Кассиопейский низко поклонился. – Да ниспошлют боги благодать и процветание тебе и твоему дому, во славу твоей империи!

Матриарх была приятно удивлена красотой слога церемонного приветствия чужестранцев. Та же витиеватая речь вырвалась из уст Домиция Лентула, и его обаяние даже вызвало легкое смятение среди суровых леди свиты правительницы. Лаэртия отвесила легкий поклон принцу, формально признавая в нем равного, и позволила себе обольстительную улыбку.

– Рада приветствовать тебя, принц! Твое прибытие честь для меня. Смею надеяться, что вам оказали подобающий прием! А теперь прошу вас к столу переговоров, после чего мы предадимся увеселению на вечернем приеме в вашу честь.

Матриарх и ее приближенные заняли место у круглого стола, предоставив гостям почетные места…

Глава 2

Боль. Мышцы и ладони нежных девичьих рук словно жжет пламенем. Но нет времени сетовать на это! Лучше представить, как она, Элика, будущая королева атлантов, сносит этим самым мечом головы непокорных скинхов или алтенов. И падают ниц возомнившие себя богами предводители чужеземцев, и кровь льется рекой, а вслед за этим триумфальное возвращение будущей королевы в город с длинными повозками трофеев и вереницей захваченных пленников. Рядом Лэндал, любимый брат и соратник. Он разделяет ее величие.

Совсем скоро, спустя зиму, даже того меньше, она отправится с братом в свой первый военный поход. Это уже решено. Будущая королева ожидала этого дня с нетерпением, отдавая все свободное время совершенствованию своего мастерства. Горячая кровь амазонок вела ее по пути войны и будоражила душу.

Фабия, молодая воительница и боевая наставница принцессы, одобрительно кивнула, воткнув свой меч в землю. Элика последовала ее примеру. Девушки были подругами и периодически прерывались на интимные разговоры и кубок сока апельсина с медом. Не стала исключением и сегодняшняя тренировка

– Все девчонки возбуждены до предела, – хитро поведала Фабия. В ее темных глазах плясали чертики. – Не каждый день увидишь настоящих варваров! Катриния даже хотела пойти на аудиенцию к его величеству Лэндалу, чтобы он послал ее ублажать чужеземцев под видом невольницы!

– Что и говорить, достойное поведение атланской воительницы! – неодобрительно воскликнула Элика. – Много толку от девчонки с повадками рабыни! Я бы на месте Лэндала застегнула на ее шее рабский ошейник! Пусть танцует в шелках перед его взором, если у нее такие недостойные желания. Подумать только!

– Одно ваше слово, и, возможно, так и будет, – согласилась Фабия. – Только я бы не стала воспринимать это буквально. Катриния любит затевать подобные игры, ее любопытство сродни любопытству ученого вашей лаборатории к мертвому минералу, не больше. Да и по-хорошему, одного из этих варваров стоило бы бросить на растерзание кому-либо из моих девчонок. Рабы же менее стойкие, после их развлечений они едва могут работать. Пожалуй, не стоит осуждать Кат.

– Слава Анталу, я уже забеспокоилась было… Что ж, интересная идея, но, боюсь, дипломатическая неприкосновенность не подразумевает таких развлечений для чужеземцев.

– Говорят, принц очень хорош собой, – лукаво заметила Фабия, протягивая подруге кубок с соком. – Но его спутник вызвал не меньший интерес. Я слышала, как рабыни обсуждали его улыбку.

– На то они и рабыни! – Элика сделала глоток. —Фаби, нам, пожалуй, стоит сделать перерыв в четверть меры масла.

– Но ведь ты не устала!

– Не прими за дерзость, моя верная подруга, но вот ты, кажется, как раз наоборот… Я права?

Фабия отвела взгляд в сторону. От принцессы ничего не утаишь! Ночной дозор прибрежной линии порта, где пришлось ликвидировать пьяный беспорядок двух расшалившихся аристократок, давал о себе знать, сказывалась усталость. Но девушка не привыкла выдавать своего истинного самочувствия, к тому же, отказать себе в удовольствии обучать принцессу боевому ремеслу и вести с ней дружественные беседы она не могла.

– Я распоряжусь, пусть нам доставят фрукты и темного эликсира (напиток из зерен кофе), а также разведаю последние новости, – с этими словами Фабия удалилась, сжав руку подруги.

Оставшись одна, Элика поспешно ухватила тяжелый боевой меч и сделала выверенный взмах. Головешка деревянного тренировочного истукана отлетела в кусты, выбросив сноп искр. Еще одна. За ней следующая… В азарте боя принцесса не услышала шагов за спиной. Руки, сжимавшие меч, не успели занести орудие для очередного удара, когда по спине пробежала холодная волна от ощущения чужого взгляда.

3
{"b":"215516","o":1}