ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не узнаю тебя, сестра! – принц покачал головой. – Откуда в тебе столько… Столько....

– Жестокости? – весело подсказала Элика. – Сама не знаю. Хотя… Ты уже три раза был в набеге… А я вынуждена тут вести светские беседы и составлять букеты! А еще включаться в эту дипломатию!.. Мне скучно!

– Слышала бы тебя Верховная наставница!!!

– О да, ей не терпится рассказать мне о моих светских обязанностях! – рассмеялась Элика. – Кстати, ты уже видел этих гостей… Варваров… Шиа сказала, что они прибыли утром?

– Да, они в гостевых покоях. Принц Кассиопеи и его преданный соратник, полководец и молочный брат. Эл, я не вполне понимаю… Почему ты отказалась от присутствия на первом этапе переговоров?

–Матриарх не настаивала. К тому же, по сути, мне все равно. Торговые корабли не представляют особых неприятностей для Атланты. Их приспешники не пойдут дальше побережья. А слезы пустыни… Принц намеренно занизил их цену. Нам только на руку, конечно, но вызывает сомнения. Согласись. Что еще о нем известно?

– Наследный принц. Тридцать два года. Младшая принцесса только недавно вступила в брачный возраст, все пропозиции Кассий рассматривает сам на правах будущего правителя после смерти отца на поле боя со скинхами. Королева правит номинально под руководством приставленного им же советника, все инициативы и решения исходят от принца. Формально он уже принял корону, полгода до восхождения на трон не играют роли.

– Но как такое возможно?! Принимать решения за сестру и дергать королеву за нити, как марионетку?!

– Они варвары, Эл. Вся власть Кассиопеи сосредоточена лишь в руках мужчин. Женщина никогда не сможет так возвыситься в этой стране. Их жены не имеют ни права голоса, ни свободы передвижений без сопровождения мужчин. Аристократок с юности продают в жены тому, союз с кем выгоден семьям, и эти браки ничем не отличаются рабства. Говорят, первый год жена, даже будь она самой благородной крови, обязана встречать своего мужа на коленях и снимать его сандалии, а по приказу спать в изножье его постели…

– Хватит! —Элику передернуло от одной мысли об этом. – Но почему их женщины терпят это?! Они слабы?!

– Не думаю… Но есть традиции, выкаленные веками… И женщины просто не знают ничего о возможной непокорности. Они впитали страх перед мужчиной и подчинение с молоком матерей.

– Что ж… Мне противно от мысли о том, что нога этого варвара оскверняет плиты нашего дворца. Дай сил матриарх сломить этих самцов… Ты спрашиваешь, почему я не на переговорах… Да я этим спасаю их жалкие жизни. Ибо соблазн велик…

Лэндал расхохотался, возмущение сестры его позабавило. Наклонившись ближе, он доверительно подначил девушку:

– Они бы не позволили тебе упражняться с оружием, представь только!!! Ох, Эл, а если у него хватит наглости просить твоей руки?

В этот раз расхохоталась уже Элика. Потому как будущая правительница имела право выбора, как и все правящие женщины. Наравне с ними стояли лишь мужчины королевской династии. А особое положение ее брата обуславливалось еще и тем, что близнецы считались посланниками богов на земле. Впрочем, Лэндал не стремился к королевской власти. Прирожденный воин предпочитал налеты, войны и баталии политическим интригам, и побед в набегах и завоеваниях у него в его восемнадцать лет насчитывалось более десятка. В его многочисленном гареме содержались самые красивые невольницы мира, и конкуренцию этому цветнику мог составить лишь мужской гарем Ксении, старшей сестры. Ее с детства готовили к азам правления по праву старшинства, но рождение Элики привело к переменам и передаче статуса, так как младшая сестра пришла в свет одновременно с братом, как дар богов Атланты.

Одно время знать и свита королевы с замиранием сердца ожидали баталий, вплоть до сражения обоих сестер в храме Антала и Криспиды, но время расставило все по местам, раскрыв карты.

Принцесса Ксения, кроме красивых рабов мужского пола, драгоценностей и пышных празднеств больше ничем не интересовалась. Политика не укладывалась в ее светловолосой головке ни в какие рамки. И когда явный талант к управлению младшей сестры не вызвал сомнений, Ксения, казалось, выдохнула с облегчением. С тех пор она яростно стояла на защите младших брата и сестры,готовая растерзать любого, кто посягнет на их жизни. Элика любила сестру, хотя и не вполне одобряла ее развратный образ жизни. Конечно, правящая верхушка имела права, как и все свободные женщины, но Элика, не испытывающая никакого интереса к мужчинам, не понимала экстаза Ксении. Три сотни наложников, с ума сойти… Отупевшие, загнанные животные. Домашний скот. Зачем Ксении это нужно? Впрочем, Лэндал понимал. А у Элики не было особого желания понимать. Она не знала прикосновений мужчин, хотя обычаи блюсти честь до брака были чужды женщинам Атланты. Сестра постоянно пыталась отправить к ней одного из своих наложников. Ха, у младшей принцессы эти сломленные самцы отдыхали душой. Да Ксения бы подвергла пытке того, кто год назад обучил ее сестренку держать меч! И вырвала бы язык калеными щипцами тому, кто рассказал ей азы геометрии и географии! Подумать только!

– Ты собираешься готовиться к вечернему приему? – продолжил подначивать сестру принц. – Времени не так уж много. Не хочешь надеть свое царственное одеяние и свести варвара с ума?

– Что-то мне вообще идти расхотелось! – фыркнула принцесса. – Я еще поупражняюсь с мечом.

– Ты все равно должна там присутствовать…

– Да знаю я! – устало проронила Элика. – У меня есть две меры масла (мера времени, соответствующая одному часу, времени, в течение которого масло перетекало из отсеков клепсидры.) до того, как придется готовиться… А пока я займусь тренировками. Варвары не есть весомой причиной, чтобы я теряла сноровку!

– Мне подстраховать на поле боя тебя? – без энтузиазма поинтересовался Лэндал. Его рука без стеснения сжимала грудь светловолосой невольницы. Рабыня, пунцовая от смущения, боялась поднять глаза, но ничего не могла поделать, право хозяина было неоспоримым. Элика не замечала ее затравленных взглядов, это ее не касалось. Пройдет неделя, и эта девочка будет лежать в его ногах по собственной инициативе и молить о ласке. Такова природа всех рабынь, а Лэндал умел обращаться с женщинами без жестокости.

– Да иди уже… —отмахнулась Элика. – Смотри только начало приема не пропусти…

Королева Атланты, высокочтимая матриарх-повелительница Лаэртия Справедливая гордо восседала на троне в приемных покоях дворца. Никто и ни при каких обстоятельствах не дал бы этой поистине величественной и красивой женщине все ее сорок шесть зим. Лишь глаза выдавали ее истинные года, но вовсе не сетью морщин или усталостью, а именно невероятным интеллектом помноженным на опыт, бушующий в глубине пронзительно голубых озер. Гладкая, словно у юной девушки кожа имела тот непередаваемо чарующий оливковый оттенок, свойственный всем дочерям Атланты. Длинные волосы цвета снега Атлионских вершин без нотки седины свободно струились по спине дерзкой лавиной. Пурпурно-алое платье подчеркивало изгибы соблазнительных бедер и все еще осиной талии правительницы, а большая, приподнятая грудь не могла не вызвать приступа желания и дерзких мечтаний. Соблазнительное тело досталось ей с годами долгих тренировок и участий в боях, держать себя в боевой форме она не прекращала ни на миг, готовая встать с мечом во главе своих легионов в случае любой опасности. Гладкая оливковая кожа нежилась в ваннах из молока ослиц, умащивалась маслами и масками, которые готовили в личной лаборатории повелительницы. Даже далеко за пределами Атланты о красоте Лаэртии Справедливой слагали легенды и песни. "Ночь озаряется ярким светом поступи богини Справедливой; Небесный Фебус спешит скрыться с пути ее, поверженный ее красотой; Солнце сдалось в противостоянии за свое первенство и верным союзником освещает ее путь… И зажигаются огни цветов у ее ног, и расступаются воды". Но настолько, насколько все восхищались красотой вечно молодой матриарх, настолько и боялись ее гнева соседние государства, загадочный Заокенарум, даже Кассиопея, будущий правитель которой прибыл утром на аудиенцию с королевой загадочной Атланты…

2
{"b":"215516","o":1}