ЛитМир - Электронная Библиотека

Вернувшись в дом, начал соображать, что нужно взять с собой, и, совершенно неожиданно для себя, обнаружил на лавке мешок со всем необходимым. Рядом лежали его тулупчик и шапка. Под тулупчиком обнаружился пояс с двумя Мишкиными кинжалами, а под лавкой небольшой – по Мишкиной руке – топор. Значит, дед от своего плана не отказался и приказал все подготовить. Тем лучше!

Мишка собрал все имущество, хотел забрать с полки в сенях горшочек с целебной мазью, но понял, что сам себе спину мазать не сможет, и оставил лекарство на месте. Снова осторожно выглянул во двор. Никого. Дед наверняка около пчел, мать заперта, Лавр в кузнице, сестры… как раз время дойки. Значит, только Немой и малыши. Да, еще тетка Татьяна, но она лежит в доме за занавеской, и Мишка за два дня ее даже не слышал. Младшие, правда, могли увязаться за сестрами – парного молочка попить. Где может быть Немой? Где угодно. Придется рискнуть.

Выскочив из дома, Мишка стянул с веревки и торопливо напялил свою рубаху, холстина неприятно коснулась поротой спины, но вполне терпимо. Дважды полоснув накрест кинжалом рубаху Немого, Мишка подался за дом, чтоб не торчать на открытом месте.

– Чиф-ф-ф, Чиф-ф-ф.

На этот шепот Чиф был приучен откликаться негромко или вообще прибегать молча. Во всяком случае, пес знал, что когда его зовут таким образом, шуметь нельзя. И действительно, откуда-то от поленницы донеслось негромкое поскуливание. Увидев хозяина, пес радостно вскочил, но Мишка тут же припал к земле и двинулся к Чифу ползком. Эта ситуация тоже была неоднократно отрепетирована. Чиф мгновенно насторожился и начал оглядываться и принюхиваться. В свое время Мишке пришло в голову сделать из пса своего рода «систему дальнего обнаружения», и сейчас затраченные усилия и время могли окупиться сторицей.

Обрезав привязь, Мишка осторожно тронулся в сторону леса. До ближайших деревьев оставалось уже совсем немного, когда Чиф, тихонько рыкнув, повернул голову влево. Оба беглеца припали к земле и, пролежав пару минут неподвижно, увидели Немого, который шагал от леса к пасеке со связкой жердей на плече. Был он достаточно далеко, но Мишка для страховки выждал еще некоторое время, а потом опрометью бросился в лес.

Преследования можно было не опасаться: хороших охотников-следопытов в семье никогда не было, жили другим. Единственный, кто реально мог бы отыскать Мишку в лесу – Чиф – бежал рядом. Через некоторое время беглецы оказались примерно в том месте, откуда Мишка и планировал отправить Чифа в село. Обиды обидами, а долг перед семьей есть долг перед семьей. Если эпидемия продолжается, надо готовиться к зимовке на пасеке и… без хлеба. Выходить в поле невдалеке от Ратного значило почти наверняка подцепить заразу. Если же обстановка улучшилась, надо срочно возвращаться домой – хлеб ждать не будет.

«Признайтесь, сэр, кроме долга вами движет еще и личный интерес: очень хочется узнать о судьбе леди Джулии, не правда ли? Правда, что тут скажешь? Правда. Смешно-с, но одиннадцатилетняя девчонка очень наглядно продемонстрировала, чем чувство долга отличается от исполнения служебных обязанностей. В конце ХХ века я такого что-то не наблюдал.

Полноте, сэр, а солдаты в Чечне? Они выполняли приказ. Ну ладно, а учительницы, падающие в голодный обморок прямо в классе? Это же не газетные утки, вы сами знаете, что это правда. Там было с кого спросить. Кто развалил Державу, разворовал миллиарды, лизал жопу американцам… Да что говорить! А здесь слепая сила стихии и одиннадцатилетняя девчонка. И ТАМ тоже были такие. Были, не сомневаюсь, но увидел своими глазами я это только ЗДЕСЬ. И, самое главное, поверил, что именно так и надо жить, тоже только ЗДЕСЬ. “Делай, что должен, и будет то, что будет”. Оказывается, это не только слова».

Мишка развел костерок, преодолевая тошноту, заставил себя поесть, щедро поделившись с Чифом, потом принялся выцарапывать на куске бересты буквы.

«Юленька, я очень надеюсь, что ты жива и здорова. Пришли, пожалуйста, весточку с Чифом. Можно ли возвращаться в село? Если нет, то посоветуй, чем помочь тетке Татьяне. Она родила раньше времени мертвого ребенка и уже несколько дней очень плоха. Минька».

«Вот и все послание. Даже это отсылать стыдно: она там рядом со смертью, а ты смылся и еще помощи просишь. А что делать?»

– Чиф, где Юлька? Ищи! Ищи, где Юлька? Юлька, Юлька, ищи, Чиф, ищи!

Пес покрутился на месте, потом нерешительно отбежал на несколько шагов в сторону Ратного и вопросительно оглянулся на хозяина.

– Хорошо, Чиф, хорошо! Ищи Юльку!

Чиф, уяснив наконец, что от него требуется, галопом рванул в сторону села. Теперь оставалось только ждать. Мишка завернулся в тулупчик, привалился к стволу дерева и незаметно для себя задремал.

– Гражданин Ратников Михаил Андреевич! Вам предъявляется обвинение в незаконном хранении холодного оружия и покушении на убийство гражданина Немого Андрея, он же «Лют», он же «Падла», он же «Урод», он же «Козел», инвалида второй группы, проживающего по адресу: Турово-Пинское княжество, село Ратное Туровского района, улица деда Корнея, дом два. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, вам перед предъявлением постановления о взятии под стражу надлежит быть облизанным служебно-розыскной собакой по кличке Чиф…

– Тьфу, Чиф, перестань! Блин! Приснится же такое! Чиф, хватит лизаться, записку принес? Есть! Молодец Чиф, спасибо, собачка. Ай, молодец, ай, хорошо. Да дай ты письмо-то отвязать, псина!

«Возвращаться можно. Уже одиннадцать дней новых больных нет. Татьяну везите осторожно, не растрясите».

Подпись отсутствовала, но все было понятно и так. Не чума, не оспа, не еще какая-нибудь гадость, от которой вымирают целыми городами и волостями. Юлька жива, новые больные не появляются уже больше десяти дней.

Ночью Мишка пробрался на пасеку и повесил берестяную грамотку, полученную от Юльки, на то самое место на веревке, где висела разрезанная им рубаха Немого. Вернувшись на опушку леса ближе к полудню, он увидел нагруженные телеги и суету сборов. Дело сделано, можно начинать карьеру беспризорника.

Глава 4

Лето – осень 1124 года.
Лес в окрестностях Ратного – Нинеина весь

«И долго вы собираетесь робинзонить, сэр? Конечно, вас будут искать, но могут ведь и не найти. Тогда придется изображать библейский сюжет “Возвращение блудного сына”. Вообще, планы у вас какие-нибудь есть?

Если нет, то будут.

Садимся и анализируем ситуацию. А она, согласимся, непростая: я защищал мать, с которой грубо обходился Немой, не сам, надо признать, а по приказу деда. Дед был прав, а мать не права, но хватать ее, как мешок, и тащить под домашний арест… В общем, я имел право, а дед своим солдафонством спровоцировал конфликтную ситуацию. За нарушение дисциплины я наказание получил и принял его, надеюсь, достойно. Задание по получению информации из села выполнил. Все, больше я ничего никому не должен.

Тогда в чем цель побега? Не покоряться деду. Не признавать своей вины, не выполнять унизительных процедур формального покаяния. Голые эмоции, блин, не хочу и все! Кстати сказать, в этом мы с пацаном совпадаем, он бы тоже сбежал на чистых эмоциях. Ну а дальше? А дальше мы расходимся – пацан о будущем не подумал бы, а я обязан.

Запасов у меня примерно на месяц, причем все продукты – длительного хранения. Будем считать это неприкосновенным запасом. Кроме того, есть возможность добывать пропитание в лесу: грибы, ягоды, орехи, коренья. Можно ловить рыбу и ставить силки. До поздней осени продержусь. Потом… Потом можно будет поселиться на пасеке – дед-то оттуда съедет! Значит, если суметь накопить запас продуктов, можно остаться и на зиму.

27
{"b":"214504","o":1}