ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 15

Берлин, 12 февраля 1942 года

Это был тяжелый день. Многочисленные встречи, распоряжения, выслушивание докладчиков, порученцев и просителей, изучение материалов — и всё это стоит под непременным грифом «Сверхсрочно». Даже спать и есть приходилось урывками, при этом надо обязательно поддерживать внешний вид, соответствующий статусу столь высокопоставленного чиновника Германии.

Рейнхард Гейдрих с хрустом в позвонках потянулся, давая отдых глазам и спине, отложил в сторону папку с документами. По старой привычке закрыл ее и спрятал в ящик стола, чтоб даже случайный взгляд посетителя не увидел ничего лишнего. Встав и отодвинув большое, обитое черной кожей кресло, он прошелся по кабинету, разминая ноги, и подошел к окну, от которого, несмотря на утепление, несло холодом. Вид погружающегося во тьму ночи зимнего Берлина успокаивал и настраивал на деловой тон. Несмотря на ночное время, улицы были наполнены шумом транспорта. Как раз подходил к концу рабочий день, и многочисленные чиновники рейха разъезжались по домам. А вот ему, фактически второму человеку в рейхе, нужно было работать и готовиться к обязательному визиту к нынешнему фюреру Германии Генриху Гиммлеру.

За время после знаменательной гибели Адольфа Гитлера в стране прошли серьезные изменения, которые пока не сильно ощущались на уровне простого обывателя, но те, кто так или иначе имел отношение к высшей власти рейха, просто застыли в ожидании потрясений. Приведшая Гиммлера к власти группировка, в которую входили и представители крупного бизнеса, и финансисты, имеющие множество своих людей в вооруженных силах, пока держали его на коротком поводке, но постепенно всё больше и больше людей, имеющих отношение к СС, получали назначения на ключевые посты, опутывая страну новой сетью. Но всё это делалось весьма и весьма осторожно, учитывая очень напряженную внутреннюю обстановку в рейхе.

Это только с точки зрения стороннего неискушенного наблюдателя могло показаться, что Германия — это единый, хорошо выверенный механизм, который идет от победы к победе. Но реально было совершенно не так. Множество группировок разного толка — генералы, политики, финансисты, представители западного капитала, — которые принимали непосредственное участие в приводе Гитлера к власти, действовали в своих интересах, воевали, когда эти интересы сталкивались, считали себя неприкасаемыми и как хотели трактовали указания высшей власти. Генералитет демонстративно саботировал и даже, можно сказать, игнорировал указания фюрера, и только нечеловеческая воля и умение продавливать нужные решения позволяли Гитлеру двигать страну в нужном направлении.

После гибели фюрера многие группировки попытались поучаствовать в переформатировании власти, и только благодаря гибкости и настойчивости Гейдриха удалось избежать жестокой гражданской войны, и на вершину Олимпа рейха был вынесен его шеф — Генрих Гиммлер, в качестве компромиссной фигуры, несмотря на противодействие генералитета, просто презирающего СС в общем и Гиммлера в частности. Но тут как раз сыграло огромную роль сближение с Канарисом, считающимся ярым англофилом и одним из самых информированных и знающих специалистов по пришельцам и по ситуации в России. Несколько тщательно отобранных высокопоставленных генералов вермахта и адмиралов кригсмарине были целенаправленно посвящены в проблему технического превосходства пришельцев из будущего, тем самым за счет общей тайны перетащив их на свою сторону, удалось хоть как-то погасить волну недовольства. Поэтому со временем партия Гиммлера приобрела не то чтобы подавляющие, но весьма устойчивые позиции в вооруженных силах, где СС не пользовалась особой популярностью. В министерстве иностранных дел и в военно-промышленном секторе дела шли не так хорошо, но постепенно СС, на этот раз поддерживаемая абвером, и здесь запускала щупальца, ставя под контроль, выискивая всех недовольных. На открытое противостояние с проанглийским и проамериканским лобби, которые фактически были основными кредиторами рейха, пока побаивались идти, и приходилось терпеть ненавязчивый, но довольно жесткий диктат, который, как черт из табакерки, вышел из тени и стал диктовать свои условия. Именно с этой стороны принуждали начать сепаратные переговоры о прекращении войны с Англией и САСШ и приступить к обсуждению вопросов о совместных операциях против набирающего силу Советского Союза.

Любой неосторожный шаг может привести к глобальному конфликту и развалить всё, что создавалось в последние годы, и снова отбросит Германию в пучину гражданской войны и в ранг третьеразрядных стран, где снова будут хозяйничать еврейские банкиры. Этого допустить нельзя было, поэтому приходилось прикладывать все силы.

После возвращения с Восточного фронта, где в прямом смысле слова Гейдрих ощутил на себе всю силу и мощь пришельцев, он на многие вещи стал смотреть по-другому. Да, русские — враги, природные враги, но сейчас бороться против них — это равносильно смерти. Вермахт понес страшное поражение и вынужден отступать под ударами Красной Армии, которая, благодаря транспортной системе пришельцев, по мановению руки всегда била в самом слабом месте и наносила огромные потери немецкой армии. Это всё равно, что воевать с ветром. Ты вроде его бьешь, а в итоге просто машешь руками в воздухе без всякого смысла.

От горестных мыслей его отвлек стук, и на пороге осторожно открытой двери появился его новый адъютант и доложил, что машина с охраной готовы и пора ехать на совещание у фюрера.

Кивнув в знак согласия, Гейдрих вышел в комнату отдыха, быстро поменял форменную рубашку на свежую, и, глянув на себя в зеркало, вышел из кабинета. В приемной к нему тут же присоединились трое охранников, которые должны были его сопровождать прямо до машины, что уже стояла во внутреннем дворике и прогревала двигатель.

Дорога до резиденции Гиммлера была недолгой, и, пройдя сквозь несколько постов охраны, Гейдрих вошел в кабинет и коротко поздоровался с уже находящимися там людьми, ожидающими только его прибытия. Мало кто знал, что Гиммлер был склонен попадать под влияние со стороны сильной личности, и именно таким человеком стал Гейдрих, которого все знающие люди уже давно считали серым кардиналом СС. Начальник главного управления имперской безопасности зорко отслеживал всех, кто хоть в какой-то мере мог потеснить его возле главы СС и быстро и тщательно удалял таких умников, пока даже самому последнему клерку не стало ясно, что с Гейдрихом лучше не спорить и не сталкиваться, когда дело касается распределения власти в высших эшелонах СС, а теперь и всего рейха. Поэтому начинать столь серьезное совещание без «серого кардинала Гейдриха» присутствующие считали не лучшим вариантом, и в его ожидании ограничивались лишь обсуждением общих вопросов.

В той, другой истории после гибели Гейдриха Гиммлер, прекрасно осознававший то влияние, которое на него оказывал его подчиненный, специально назначил на его место Кальтенбруннера, человека, весьма ограниченного и исполнительного и не пытавшегося хоть как-то повлиять на стратегические процессы как внутри СС, так и внутри рейха без ведома высшего руководства. И только ближе к концу войны на передний план вышел молодой интеллектуал Вальтер Шелленберг, сумевший занять место за спиной Гиммлера, которое пустовало со дня гибели Гитлера. Все эти интересные, можно сказать пикантные, новости привез с собой адмирал Канарис после своего секретного, но весьма плодотворного визита в Москву и личного общения и со Сталиным, и, что особенно важно, с генералом Оргуловым, который по всем оперативным документам до сих пор проходил как капитан Зимин.

В кабинете в глубоких, обтянутых дорогой черной кожей креслах, как старые знакомые, расположились сам Гиммлер, который в этот момент держал в руке небольшую чашечку с кофе и, сделав маленький глоток, повернул голову к вошедшему Гейдриху, кивнул на пустующее место напротив. На диване примостился невысокий и худощавый Канарис, с интересом наблюдающий за собравшимися, но при этом не участвующий в разговоре и делающий вид, что пальма в большом горшке в углу кабинета его интересует больше, нежели происходящее. Чуть в стороне сидел Фриц Тодт, которого все уже давно похоронили, но он, ко всеобщему удивлению, умудрился выжить в «совершенно случайной» авиакатастрофе, просто не сев в самолет, и пару недель отсиживался в одном из загородных штабов своего министерства в окружении верных и, как оказалось, неплохо подготовленных и многочисленных охранников. По косвенным данным, русские, прекрасно знающие о советах Тодта Гитлеру прекратить войну с Советским Союзом еще в конце 1941-го, исходя из финансово-экономического состояния рейха, сумели найти к министру свой подход и чуть-чуть приоткрыли ему будущее, или просто сдали сфабрикованный материал. Но тем не менее Тодт остался жив, несмотря на катастрофу его личного самолета, и соответственно, все предупреждения русских оказались правдивыми, что еще раз убедило рейхсминистра в его позиции о прекращении войны с Россией.

47
{"b":"209971","o":1}