ЛитМир - Электронная Библиотека

Николай вспомнил, как совсем недавно, после того как лейтенант Артемьева прибыла в Царское Село, где Аликс с дочерями, получив телеграмму о невероятных событиях в Барановичах, с нетерпением ждала подробностей. В узком кругу при закрытых дверях была изложена история мира новороссов. Они молча слушали известия о том, как в другом мире Александр III правил до 1911 года, как в 1923-м, из-за нежелания участвовать в мировой войне, в заговоре, организованном англичанами, был убит Николай и его брат Михаил. Как саму Александру Федоровну новый регент масон Гучков отправил в тюрьму за якобы предательство интересов страны, и вовлек страну в конце 1923-го в войну на стороне Англии и Франции, как произошла революция, и дочерей и несовершеннолетнего императора казнили социалисты, про террор, про Белое движение, про голод и болезни. Все это звучало дико и страшно, и Аликс, сначала не веря, но увидев множество кинофильмов, фотографий, подтверждающих сказанное, не выдержала потрясений и слегла с нервной лихорадкой, хотя лекарства, предложенные Екатериной Анатольевной, оказали благоприятное воздействие и очень помогли императрице. Все это время Мария Федоровна и сестра Оля были рядом и раз за разом убеждали, пытаясь успокоить, что это другой мир и у нас все будет по-другому, надо только подумать о последствиях.

Придя в себя и вернувшись к обсуждению ситуации, Аликс, как бешеная фурия, набросилась на мужа, убеждая того нейтрализовать возможных заговорщиков и особенно ненавидимого ей Гучкова, за то, что тот посмел критиковать ее в отношении Распутина. А вот теперь какой появился повод — в другом мире Гучков и его друзья-масоны вообще были предателями и довели страну до кровавой смуты! Император с трудом и сам сдерживался, чтобы не разрядить револьвер в ненавистные рожи предателей.

Новости об истории другого мира, по договоренности с Артемьевой, не вышли за покои императорской семьи, а Государственному совету были доведены лишь торговые предложения генерала Оргулова и продемонстрирован проект договора, в котором четко прописывались возможные ситуации, причем однозначно запрещалось пришельцам без какого-либо приглашения и разрешения вмешиваться в жизнь империи и распространять информацию без согласования с органами, занимающимися цензурой в средствах массовой информации.

Проанглийское и профранцузское лобби пытались ставить палки в колеса, но договор всё равно удалось продавить, и вот теперь в папке личного адъютанта лежал текст, который надо было подписать в торжественной обстановке. Но у Николая на душе было неспокойно, как бы то ни было, он не верил этому генералу, у которого часто в глазах проскакивала насмешка и хорошо скрываемое презрение.

— Да, мы готовы…

Оргулов кивнул и ответил:

— Хорошо, ваше императорское величество.

Бойцы генерала быстро вынесли раскладной металлический столик, стулья и накрыли какой-то блестящей полупрозрачной тканью. Сев на предложенные стулья, и император, и генерал Оргулов поставили свои подписи в предложенных им экземплярах договора, после чего встали и, обменявшись папками, пожали друг другу руки. Затихшая до этого многотысячная толпа разразилась радостным ревом.

На следующий день в газетах был опубликован текст заключенного договора, который люди читали и горячо обсуждали: «…ни Новороссия, ни Российская империя не имеют друг к другу территориальных претензий… строить добрососедские отношения… торговые договоренности… обязательная закупка только товаров российского производства… гарантия целостности и сохранности граждан Новороссии…»

Но многие люди, кто был на том поле, где сейчас срочно оборудовался укрепленный лагерь посольства Новороссии, и видел боевую технику пришельцев, недоумевали, почему в договоре нет ни строчки о военной помощи, учитывая какую тяжелую войну сейчас ведет Россия, и вмешательство такого могущественного союзника сильно бы изменило расстановку сил на фронтах. Всё это недоумение выплеснулось на страницы газет и муссировалась несколько дней, пока не был напечатан ответ самого генерала Оргулова, которого ушлые журналисты подловили при выходе из Зимнего дворца, где он присутствовал на каком-то совещании: «Мы не будем оказывать военную помощь стране, которая необдуманно и глупо проливает кровь своих граждан за интересы наших извечных врагов. Поэтому в договоре нет ни строчки о военной помощи, нас интересует только торговля и закупки продовольствия и определенных товаров. Никакого военного участия в этой мясорубке за интересы английских, американских и французских банкиров мы принимать не будем. Но если кто-то попытается экспортировать в Россию революцию, дестабилизировать обстановку, искусственно обостряя внутреннюю социальную напряженность, финансируя разного рода террористические и деструктивно-подрывные организации, толкая страну к новой кровавой смуте, то мы будем готовы оказать посильную поддержку. И уж поверьте, у нас хватит возможностей это сделать».

Эта фраза произвела эффект разорвавшейся бомбы — могущественные пришельцы показали зубы и указали, кто есть кто для них, при этом демонстративно и весьма грубо отклонили весьма выгодные предложения от многочисленных заграничных торговцев, предлагающих свой товар и свои услуги в оптовых поставках продовольствия. Торговля только с Россией, и будут покупаться только товары российского производства — вот их условие. Но правительство Российской империи промолчало на такой выпад — ведь только днем раньше, в счет оплаты аренды земли и первых поставок заказанных товаров, пришельцами были переданы первые две тонны золота.

И многие дальновидные люди поняли, что пришла новая сила, и возможно, скоро весь мировой порядок будет изменен.

Глава 1

В который раз я лежу на носилках и размышляю о смысле жизни и о перипетиях моей судьбы. Дико болит все тело, и любой шум отзывается в висках стальными иглами, входящими в мозг. Пока «окно» не открылось, меня перенесли в дом, где все ключевые посты и позиции были заняты нашими людьми. Из портала выкатились два дежурных танка, три БМП и только что доставленная россиянами «Тунгуска». Вся боевая техника быстренько выдвинулась к границам Усадьбы и заняла оборону, усиливая и так избыточную охрану секретного объекта.

Непростая ситуация, сложившаяся в этом мире, меня сейчас как-то не трогала, и все неприятности отошли на второй план. Хотелось только лечь, свернуться калачиком и забыться хоть летаргическим сном, и главное, чтоб никто не кантовал и не пробовал нагрузить общемировыми проблемами. Моей воли хватило настоять, чтоб меня перенесли в здание, в отдельный кабинет и на время отложили эвакуацию в бункер. Народ, конечно, повозмущался, говоря о бомбардировщиках, падающих на особо важные объекты, но «Тунгуска», выкрашенная в белую камуфлированную раскраску, ставшая на боевое дежурство, вселяла уверенность в невозможности всякого рода сюрпризов со стороны авиации супостата или заговорщиков.

Меня осторожно на носилках перенесли в спальню и переложили на скрипнувшую кровать, прямо поверх одеяла. Марина, которая, узнав о моем очередном ранении, принеслась оказывать медицинскую помощь, тревожно осмотрела, не обращая внимания на скрежет зубов и мычание от боли, обработала рану и наложила повязку на голову. Она как никогда осторожно и нежно касалась меня, при этом окутывая дурманящим ароматом каких-то особых духов, смешанным с запахом ее тела. Но все это перебивалось дикими, острыми, можно сказать вульгарными запахами резиновых перчаток и каких-то антисептиков.

— Что, Сережа, опять? — нежно вполголоса спросила Марина, и я, несмотря на головную боль, увидел, как у нее увлажнились глаза.

— Да, Мариша, но я не виноват…

— Как обычно, Сережа. Не надоело?

Она отвернула голову и достала упаковку с одноразовым шприцем, набрала какой-то препарат из ампулы и сделала мне укол.

— Сейчас лучше станет. Отдохни.

— Да нельзя, тут такие дела начинаются.

— Я понимаю, но это не значит, что нужно пренебрегать здоровьем. Тебе надо томографию сделать, да и кардиограмму не помешало бы. Такие нагрузки без последствий не проходят.

3
{"b":"209971","o":1}