ЛитМир - Электронная Библиотека

Никита допил пиво, посмотрел телевизор. Вынужденное безделье выбивало его из колеи. Он привык к активной жизни: работа, общение с друзьями, если отдых — то деятельный. От лежания на диване и телевизора Никиту уже тошнило. Но и с такой рожей выходить на улицу или идти в гости, нарываясь на неизбежные вопросы, ему не хотелось. Хватит, сходил уже сегодня. В памяти вдруг всплыло из «Битлов»: «Ну а мы с такими рожами возьмём да и припрёмся к Эллис». Ну прямо про него.

Кое-как он дотянул до вечера, нехотя поужинал. Зазвонил городской телефон, Никита снял трубку.

— Никита, ты как?

Звонил заведующий.

— Выздоравливаю потихоньку. А что?

— Перед окончанием работы главврач звонил. Спешу обрадовать — путёвка пришла.

— Да ну? И куда?

— В Санкт-Петербург, город Петра. Цикл месячный — «Актуальные вопросы хирургии брюшной полости». Вроде неплохой цикл. С понедельника выходишь на работу, оформим документы, получишь командировочные.

— На какой базе?

— О, тебе повезло. Военно-медицинская академия.

— Так я же не военврач.

— А у них есть факультет последипломного образования для гражданских врачей. Клиника сильная — профессора, академики. Есть чему поучиться. Занятия начинаются с тридцатого ноября. Полагаю, в четверг, самое позднее — в пятницу надо выезжать. Поездом до Москвы, потом до Питера. Самолётом быстрее, но бухгалтерия не оплатит.

— Понял, — протянул Никита, — вот обрадовали так обрадовали. Я думал, поближе где-нибудь, скажем — в Ростове.

— Туда путёвка только с января. Сам понимаешь, главврач в администрации отрапортовать должен. Надо тебя скоренько определить.

— Да я не против. В Питере не был, по музеям похожу, город посмотрю.

— Ну бывай, лекарь.

Заведующий явно был в хорошем настроении. В плохом он назвал бы его по имени-отчеству. А что? Питер — вовсе неплохо: культурная столица, не суетная Москва.

Никита, чтобы убить время, отобрал вещи для поездки. Питер — не Кавказ, там холоднее. Подготовил документы. Ездил он уже на курсы. Надо сначала кучу копий документов снять, всякие справки о том, что он действительно работает в должности… А в принципе — везде одно. Хочешь учиться — ходи на лекции, сиди в медицинской библиотеке, посещай операции светил от хирургии. Не хочешь — появляйся иногда, чтобы тебя не забыли, а в остальное время кто-то пьянствует, кто-то посещает выставки, концерты, музеи. Разве приобщишься в провинции к очагам культуры? А в столицах, что ни день, выступления мировых звёзд. Денег бы только хватило. После отпуска с ними всегда было туго.

Но и Никита не вчера родился. На многочисленных пройденных уже курсах он сразу устраивался на подработки — на «Скорую помощь» или дежурантом. Врачей ведь всегда не хватало.

В понедельник, чисто выбритый, с едва заметным уже фингалом, Никита пришёл в отделение. Заведующий сразу послал его в канцелярию.

— Иди, бумаги оформляй. Не успеешь на цикл — главврач тебе, а потом и мне выволочку устроит.

Никита пробегал всю первую половину дня, а когда вернулся в отделение, сразу прошёл в операционный блок.

— Вера где? — спросил он подвернувшуюся санитарку отделения.

— А вы разве не знаете? А, ну да, вас же неделю не было. Так уволилась она.

— Как уволилась? Ну-ка поподробнее.

— Третьего дня к ней бывший муж приехал — они же в разводе были. Уговаривал сойтись, вместе жить.

— И что?

— Ну Никита Алексеевич! Раз уволилась, стало быть — уговорил. Да они недалеко жить будут, у мужа-то её бывшего квартира в Краснодаре.

— Ага.

Никита был ошарашен. Виду не подал, зашёл в ординаторскую, сел за свой стол.

— Ты чего такой пришибленный? — спросил Сергей.

— Да вот, бегаю, документы собираю — на усовершенствование путёвка пришла.

— Да, набегаешься ещё, — посочувствовал коллега.

Бог с ней, с беготнёй. Как же Вера так могла? Ну любви ещё не было — но симпатия-то была, и она могла перерасти в нечто большее. И потом, Вера могла бы позвонить, прийти, объясниться. Не дурак, понял бы. Может, любила она бывшего мужа? Сердцу не прикажешь. А получилось — оставила она Никиту, как ненужную вещь. Который раз у него неудача с женщинами. Ветреные дуры! А может, причина в нём?

Промаявшись с полчаса и не найдя ответа, Никита продолжил собирать документы.

Глава 3

«НЕВСКИЙ ЭКСПРЕСС»

Но всё — и хорошее и плохое — когда-нибудь кончается. В ночь со среды на четверг Никита уже трясся в вагоне поезда «Кисловодск — Москва». Он сел на него в Минводах. Ночь проспал, день промаялся, и после полудня прибыл в столицу.

Он переехал на Ленинградский вокзал и удачно купил билет на «Невский экспресс», отправляющийся в северную столицу в девятнадцать часов. До отхода поезда у него оставалось в запасе три с лишним часа.

Добравшись на метро до центра, Никита побродил по Красной площади. Исторический музей уже после долгого ремонта открылся. Вот туда, как и в музеи Кремля — ту же Оружейную палату или Алмазный фонд — он сходил бы с великим удовольствием и интересом. Но увы! По причине позднего времени экскурсий в кремлёвские музеи не было.

Время пролетело незаметно. Когда Никита услышал бой курантов на Спасской башне и посмотрел на часы, понял: надо мчаться к вокзалу, если он хочет успеть на поезд.

В метро была давка — москвичи и гости столицы ехали с работы домой.

Выбежав из вестибюля метро и пробежав здание вокзала, Никита на перроне спросил носильщика:

— Где «Невский экспресс»?

— Вон, на соседнем пути.

И в это время диктор по радио объявила: «До отхода фирменного поезда № 186 „Невский экспресс“ сообщением Москва — Санкт-Петербург остаётся пять минут. Просьба пассажирам…»

Дальше Никита уже не слушал — он помчался к поезду. Благо сумка с вещами не тяжела, не мешает.

Подбежав к хвостовому вагону, Никита достал из нагрудного кармана куртки билет. Какой хоть у него вагон? Ага, третий. Он приготовился пробежать вдоль всего состава, но хвостовой вагон оказался под номером один. Хоть здесь повезло, до третьего вагона рукой подать.

Никита протянул билет проводнице.

— Здравствуйте, проходите.

Никита вытер платком пот со лба.

— А когда прибываем в Питер?

— Если не опоздаем, что бывает крайне редко, тогда — в половине двенадцатого вечера.

— Отлично!

Никита прошёл в вагон. Сиденья, что были справа, стояли по ходу движения поезда лицом, которые слева — спиной. Его место было справа. Тоже повезло — он не любил ездить спиной вперёд по ходу движения.

Все места, кроме одного, были заняты. Понятное дело, пятница, москвичи и питерцы едут на уик-энд в город на Неве. Кто на отдых, кто по делам, кто к семье.

К Никите подошла женщина в строгом деловом костюме.

— Простите, пожалуйста, у меня просьба!

— Слушаю.

— Вы не могли бы пересесть на моё место?

Она показала рукой. Фу, как раз там стояли кресла спиной вперёд по движению поезда.

— Я не могу там ехать, у меня кружится голова, — пояснила дама.

Никита согласился и пересел — всё-таки он был мужчиной. Как потом оказалось, своей просьбой дама спасла ему жизнь.

Прозвучал гудок, состав медленно тронулся и, постукивая колёсами на стыках, выбрался из Москвы. Он плавно набрал ход, вагоны только покачивались.

Никита смотрел в окно, на стремительно пролетающий пейзаж. Похоже, что скорость большая, явно больше ста километров в час.

Попутчики уткнулись в нетбуки, ноутбуки, планшетники, папки с бумагами, единицы читали газеты. Прямо какой-то офис на колёсах, а не вагон.

Часа через два народ утомился. Люди сложили свои электронные гаджеты, откинулись на спинки кресел. Позади осталась напряжённая трудовая неделя, люди устали. Кое-кто даже начал слегка похрапывать.

Сосед Никиты посмотрел на часы, потом взглянул на часы.

— Скоро Бологое, остановка. Дождь льёт.

— Не промокнем, — поддержал разговор Никита.

Но беседа не клеилась, мужчина в строгом костюме явно не желал разговаривать со случайным попутчиком. Никита по одежде и сам видел разницу в их положении — материальном, да скорее всего и социальном.

11
{"b":"190658","o":1}