ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  -        Не люблю природу, - сказал Гусев. - Там комары, клещи, трава немытая и слишком много свежего воздуха вокруг. Кроме того, сейчас пора цветения, а я - аллергик.

  -        Тем не менее, такие мероприятия сплачивают людей и поднимают их командный дух, что идет на пользу общему делу.

  -        Я не люблю сборища людей.

  -        Вы шутите?

  -        Нет.

  -        Но вы же работаете в команде.

  -        Не по субботам.

  -        Вы не можете жить в обществе и быть от этого общества свободным, - заявил Виктор.

   О как, подумал Гусев. Интересно, а он хоть знает, кого цитирует[3]? Но спросил о другом.

  -        Вы смотрели отчеты?

  -        Смотрел.

  -        Тогда вы должны знать, что показатели отдела маркетинга, который я возглавляю, весьма неплохи, - сказал Гусев. - Продажи стабильно растут, в среднем, по 5-7 процентов за квартал. В прошлом месяце мы вышли на рынок с новым товаром и уже захватили десять процентов сбыта, существенно потеснив конкурентов.

  -        И вы считаете, что это ваша заслуга?

  -        А чья? - удивился Гусев. - Я принимаю решения и разрабатываю концепции. Я за все это и отвечаю.

  -        Любой успех в нашем деле не может быть чьим-то личным успехом, - сказал Виктор. - Это успех всей команды. Это как в футболе, знаете ли. Выигрывает команда, проигрывает тренер.

  -        В футболе на самом деле так? - еще сильнее удивился Гусев. - То есть, если вот эти одиннадцать придурков мажут по воротам с убойной, так кажется, принято говорить, дистанции, то виноват в этом человек, который сидит на скамейке?

  -        Вы что, не любите футбол?

  -        Не люблю.

  -        Наверное, поэтому ваш отдел всегда проигрывает в корпоративном чемпионате.

  -        Видимо, так, - согласился Гусев. На внутренний чемпионат компании ему было плевать настолько же, насколько и на большой футбол, и какие результаты показывает его отдел, Гусева не интересовало.

  -        И вы не видите в этом проблемы?

  -        Честно говоря, не вижу, - сказал Гусев.

  -        Ваши сотрудники не чувствуют себя победителями.

  -        Пусть они играют во что-нибудь другое. Может быть, иные виды спорта даются им лучше.

  -        Наш корпоративный вид спорта - футбол.

  Гусев вздохнул.

  -        Вы хотите что-то сказать? - осведомился Виктор.

  -        Нет, не хочу.

  -        И вы считаете, что успех в корпоративном чемпионате ничего не значит для командного духа ваших сотрудников?

  -        А кто у нас внутренний чемпион? - поинтересовался Гусев.

  -        Отдел логистики.

  -        Ну, так это же разумно, - сказал Гусев. - В логистике заняты молодые, крепкие люди, привыкшие работать физически. Команда из курьеров и водителей по любому перебегает команду офисных крыс, чей средний возраст глубоко за тридцать.

  -        Вы называете своих сотрудников крысами?

  -        Офисными крысами, - поправил Гусев. - Это общеупотребительное выражение. Офисный планктон, офисные крысы...

  -        Но это же почти оскорбление!

  -        Да ладно, - сказал Гусев. - Это все равно, как называть ментов ментами.

  -        И вы находите это нормальным?

  -        Менты, как я понял, не особенно возражают.

  Виктор побарабанил пальцами по лакированной поверхности стола.

  -        Еще вопросы? - спросил Гусев.

  -        Вам вообще нравится здесь работать?

  -        Да, - сказал Гусев. Это была не такая уж и неправда. Зарплата, которую он здесь получал, ему нравилась. А работа ему не нравилась в принципе. Он даже подозревал, что тот, другой, молодой Гусев, когда-то совершил большую ошибку при выборе профессии, за которую он нынешний теперь вынужден расплачиваться.

  -        А наш финансовый директор жаловался, что на прошлом корпоративе вы назвали нашу работу бессмысленной.

  -        Я был нетрезв, - сказал Гусев. - Это же корпоратив.

  -        И что?

  -        Ну, сами знаете, как это бывает.

  -        Не знаю, - сказал Виктор. - Я не считаю свою работу бессмысленной вне зависимости от количества выпитых алкогольных напитков.

  -        Завидую, - пробормотал Гусев.

  -        Простите, что?

  -        Неужели вы сами никогда о таком не думали?

  -        О каком?

  -        Ну вот если завтра наша фирма внезапно накроется медным тазом, - сказал Гусев. - И вся наша линейка продукции исчезнет с рынка. Одномоментно и навсегда. Никакой катастрофы же не произойдет. Конечный потребитель даже не заметит, что что-то изменилось, благо, на этой же полке стоит еще пять наименований от наших конкурентов.

  -        С чего вы взяли, что завтра наша фирма накроется медным тазом? - вычленил главное Виктор.

  -        Гипотетически, - сказал Гусев.

  -        Мне не нравятся ваши гипотезы, - сказал Виктор. -  Вы знаете что-то такое, чего я не знаю?

  -        Нет, - сказал Гусев. - Я вообще не об этом.

  -        А о чем?

  -        Ну, подумаешь, новое жидкое мыло мы запустили, - сказал Гусев. - Подвинули конкурентов, всем показали, эге-гей и все такое. Но ведь жили же как-то люди и без нашего жидкого мыла? И без жидкого мыла вообще тоже жили. И без туалетной бумаги пятидесяти разных сортов и расцветок.

  -        Не понимаю, о чем вы говорите.

  -        Да я и сам толком не понимаю, - признался Гусев. - Но как-то это все неправильно. Ура-ура, мы продали мыла на семь процентов больше, чем в прошлом квартале, давайте теперь поиграем в футбол, чтобы укрепить наш корпоративный дух. А ведь на самом деле практически никто не хочет играть в этот ваш футбол. У нас тут работают семейные люди, между прочим. Они после работы хотят к женам и детям. Или к любовницам. Или в клуб телочек клеить. Да мало ли, у кого какие дела. Но нельзя, у нас же внутренний чемпионат... Нас же не поймут, если мы откажемся пинать этот дурацкий мяч. Скажут, что мы не командные игроки и все такое.

  Виктор слушал речь с каменным выражением лица. Гусев понял, что его понесло, и заткнулся.

  -        У вас есть дети?

  -        Нет, - сказал Гусев.

  -        Вы вообще женаты?

  -        Официально - нет.

  -        Значит, вместо футбола вы ездите в клуб телочек клеить?

  -        Нет, - сказал Гусев. - И вообще, речь-то не обо мне.

  -        А о ком?

  -        Забудьте, - махнул рукой Гусев. - Мне разбили машину, у меня стресс, я наговорил лишнего.

  Лицо Виктора прояснилось.

  -        Мне кажется, вам стоит взять отпуск на пару дней, - сказал он. - А потом, когда вы придете в норму, мы с вами еще раз поговорим.

  -        Да, - сказал Гусев. - Наверное, так мы и поступим.

  В четверг к Гусеву приехала Настя.

  Гусев сидел в кресле. Из одежды на нем были только трусы и халат. В правой руке Гусев держал бокал с коньяком, в левой - сигарету. Пепельница стояла тут же, на журнальном столике.

  Гусев пялился в телевизор, включенный на спортивном канале. Двадцать миллионеров гоняли белый мячик по зеленому полю, а Гусев пытался понять, какой в этой игре смысл.

  Коньяк пониманию не способствовал, но без него Гусеву было бы совсем тошно.

  -        Что-то ты рано начал расслабляться, - сказала Настя, посмотрев на часы.

  -        А я с утра, - объяснил Гусев.

  -        Не пошел на работу?

  -        Взял небольшой отпуск.

  -        В честь чего это?

  -        Задрало меня все, - сказал Гусев. - Думаю вообще уволиться оттуда к чертовой матери.

  -        Давно пора, - равнодушно сказала Настя. - Ты явно перерос этот клоповник.

  -        Угу, - сказал Гусев.

  -        И ты мне должен три с половиной тысячи за такси.

  -        Угу, - сказал Гусев. - Не вопрос.

  Настя щелкнула пультом и выключила телевизор.

3
{"b":"189296","o":1}