ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В начале мая Ольга получила срочное послание от шефа:

«Японцы начали провокации в районе реки Халхин-Гол. Хозяин очень интересуется дальнейшим развитием событий. Что можешь сказать по этому вопросу?»

— Интересные вопросы задаете, товарищ комиссар госбезопасности первого ранга… видать товарищ Сталин совсем не в духе… а это в свою очередь означает, что генеральная линия истории изменяться не хочет. Это его и бесит больше всего. Поэтому и цепляется к шефу, хотя все события ближайших месяцев у него расписаны наперед. Будем надеяться, он не станет упираться рогом, плюнет на Англию с Францией и уделит больше внимания составлению договора с Германией. А то накосячат с условиями кредита и ни хрена нам хорошего от них не обломится… но будем верить в лучшее, тем более я на это обращала внимание.

Обратно она отправила короткое послание:

«Ситуация будет развиваться по экспоненте. См. тетрадь N 3, раздел — Халхин-Гол. Когда моим подопечным вернут старые, либо присвоят новые звания?»

— А я в ответ на твой вопрос, Артурчик, задам еще поганее, а наш роман и не роман, а так, одно название… никогда вы, товарищ комиссар госбезопасности первого ранга не интересовались мной, как женщиной… абидна панимаешь… ничего, мой Сашенька даже красивей чем вы… глуповат, правда, как все наши военные… но кто из нас без недостатков…

* * *

Глава 8

В начале мая, командующий Дальневосточной армией, командарм второго ранга Конев, получил приказ из Москвы, в котором говорилось, что в связи с возможными провокациями японской военщины на границе Монголии и Маньчжоу-го, монгольская группировка советских войск под командованием комдива Фекленко, переводится в его непосредственное подчинение. Приказом предписывалось усилить находящиеся в Монголии военно-воздушные силы, 40-м и 48-м истребительными полками, полком бомбардировщиков СБ, полком новых штурмовиков и радиолокационной станцией «Редут», а также провести необходимые мероприятия по снабжению монгольской группировки войск всем необходимым для отражения возможной агрессии, с учетом увеличения численности войск в случае необходимости.

Поставив начальнику штаба, комкору Штерну, задачу по организации доставки боеприпасов и ГСМ в Монголию, Конев и командующий ВВС Дальневосточной армии, комдив Рычагов, вылетели вместе с перебрасываемыми в Монголию авиационными частями для ознакомления с будущим театром военных действий. Москва сообщала, что согласно информации полученной внешней разведкой, провокации возможны в районе реки Халхин-Гол возле горы Наманган.

Теперь стало понятно пристальное внимание к ВВС Дальневосточной армии со стороны командующего ВВС РККА комкора Смушкевича, и его частые командировки на Дальний Восток, срочное открытие школы повышения летного мастерства возле Хабаровска, начавшей свою работу в начале года. За эти пять месяцев через нее прошли все пилоты истребителей, бомбардировщиков СБ, пилоты новых бронированных штурмовиков Илюшина, четыре эскадрильи которых получила весной Дальневосточная армия.

48-й истребительный полк был полностью перевооружен новыми истребителями. В него вошли две эскадрильи И-180, с доработанными моторами М-88, одна эскадрилья И-17, с мотором американской фирмы «Аллисон» мощностью 1150 л.с., выпущенных на недавно построенном уральском заводе авиамоторов, и одна эскадрилья И-21, который в недалеком будущем переименуют в Як-1, с новым мотором М-105. Кроме этого, 40-й истребительный полк был полностью перевооружен истребителями И-16 последней модели с моторами М-62. И-15-е, стоявшие раньше на вооружении этих полков были переведены в статус штурмовиков второй волны. Предполагалось, что первая волна, состоящая из бронированных штурмовиков, подавит зенитные средства противника и тогда можно выпускать в бой менее защищенные модели.

Все самолеты Дальневосточной армии были радиофицированы еще в 1938 году. Подавляющее большинство самолетов получили простенькие рации с дальностью связи до пяти километров предназначенные для координации действий во время выполнения боевого задания. Лишь командиры эскадрилий, полков, истребители переоборудованные в самолеты-разведчики, получили мощные радиостанции, обеспечивающие голосовую связь на расстояниях до двухсот километров.

Все истребители последнего года выпуска вооружались, как минимум, одной 23-мм авиапушкой и спаренным с ней 12,7-мм крупнокалиберным пулеметом. Многие модели кроме этого имели на вооружении еще два дополнительных пулемета. Это было обязательным условием, оговоренным еще на стадии проектирования нового самолета. Опыт боевых действий в Испании показал необходимость увеличения огневой мощи современных истребителей, поэтому конструкция и материалы рассчитывались исходя из соответствующих величин нагрузки отдачи.

Особенных проблем это не вызывало, 23-мм авиапушка получилась очень удачной, весила порядка сорока килограмм, как и 20-мм пушка ШВАК, которой она пришла на замену, а удачно спроектированный дульный тормоз на треть уменьшал отдачу, так что и по этому параметру новая пушка практически не отличалась от 20-мм. Использование гильзы от 14,5 мм противотанкового ружья обеспечивало снаряду меньший общий вес и более простую конструкцию звена подающей ленты, что дало возможность в два раза уменьшить вес боеприпаса по сравнению с 23-мм зенитной пушкой.

Начальная скорость снаряда 23-мм авиапушки составляла около 700 м/с при скорострельности орудия порядка 600 выстрелов в минуту. По этим показателям она несколько уступала пушке ШВАК, но несравнимо превосходила по поражающему фактору. Если осколочно-фугасная пуля 20-мм выстрела пушки ШВАК вмещала в себя всего два с половиной грамма тротила, то стандартная, двухсотграммовый снаряд 23-мм зенитной пушки снаряжался восемнадцатью граммами тротила. Но поскольку давление газов и скорость снаряда в стволе авиапушки было значительно ниже аналогичных в стволе зенитки, это дало возможность модифицировать авиа снаряд, сделать его более тонкостенным и увеличить закладку тротила до тридцати грамм. Попадание одного такого авиационного снаряда гарантировано уничтожало истребитель и с вероятностью около тридцати процентов средний бомбардировщик.

Сведения внешней разведки оказались точными. Не успели переброшенные авиачасти обустроиться на новом месте, как обстановка на этом участке границы начала обостряться с каждым днем. Количество японских частей принимающих участие в конфликте непрерывно нарастало. Ровная как стол, степная местность, на которой разворачивались боевые действия, предопределяла важную роль ВВС в разгорающемся конфликте. На такой местности негде спрятаться от авиаразведки, а условия для применение бомбардировочной, штурмовой авиации были близки к идеальным. Это было очевидно обеим противоборствующим сторонам, поэтому борьба за доминирование в воздухе началась одновременно с наземными действиями, и отличалась высокой интенсивностью и ожесточенностью.

Убедившись, что несмотря на заметное преимущество в сухопутных войсках, наступательные действия раз за разом срываются из-за эффективных бомбово-штурмовых ударов советской авиации, японцы перебросили в зону конфликта значительное количество истребителей. Практически каждый день в небе завязывались воздушные бои в которых принимали участие десятки машин с обеих сторон.

Первые же бои показали, что японские истребители, среди которых преобладали машины серии Кi-27, могут на равных бороться лишь с истребителями И-16. По объективным характеристикам даже последняя модель И-16 была несколько лучше японской машины, не говоря уже о последних моделях советских истребителей, значительно превосходящих противника, как в скорости, так и в мощности залпа установленного на них вооружения.

Но за счет лучшей выучки пилотов, большинство из которых имело большой боевой опыт полученный в небе Китая, первые столкновения советских и японских летчиков прошли в равной борьбе. Количество сбитых самолетов с обеих сторон не сильно отличались друг от друга.

45
{"b":"187204","o":1}