ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

Завершили разработку 23-мм авиапушки коллективы Шпитального и Нудельмана, сменившего Таубина на посту руководителя КБ. Таубина оставили работать в КБ простым конструктором под руководством своего ученика. В настоящее время проходили сравнительные испытания обоих систем и устранение недостатков. И хотя Сталин болел за Шпитального, которого хорошо знал лично и уважал, но верх за явным преимуществом брала пушка Нудельмана. Она была легче, проще, надежней, дешевле. Незначительно уступая в скорострельности, она явно доминировала по остальным параметрам, а в первую очередь по основному — надежности работы. Заканчивали работу над 23-мм зенитной пушкой Волков и Ярцев. Коллектив Симонова работал над 14,5-мм пулеметом. К концу года конструкторы обещали представить на испытания первый гусеничный танк с противопушечной броней и 76-мм пушкой, разработанной в КБ Грабина. Озабоченность вызывало состояние дел с дизельными моторами, серийный выпуск которых никак не мог наладить ХТЗ. Еще в прошлом году там сменили руководство и главного конструктора, но, по просьбе коллектива и директора, и главного конструктора оставили на заводе, понизив в должности. Завод был значительно усилен квалифицированными кадрами. Задача была поставлена ясно: с начала 38-го года обеспечить серийный выпуск 500-сильного дизельного двигателя для нового танка. Но уже было видно, что задание не будет выполнено.

И-17 наконец-то прошел летные испытания, и готовился пойти в серию. За два года работы над ним, самолет стал сильно отличаться от прототипа начала 36 года. Он стал чуть шире, устойчивей, чуть тяжелее. Пока он комплектовался 750-сильным мотором, но конструкторы предусмотрели возможность дальнейшей модернизации под более мощные. В связи с этим значительно изменились материалы. Поскольку он стал весьма далек по конструкции от И-16, с массовым выпуском не все было гладко. Завод надеялся до конца первого квартала 38-го года закончить с изготовлением новой технологической оснастки и перейти к серийному выпуску истребителя. Если будут материалы. С алюминием были временные проблемы. Новые производства еще не вступили в строй. Пока планировалось закупать в САСШ. Так получалось, что первый десяток И-17 с пилотами готовыми вести на них боевые действия ожидался на театре боевых действий Испании лишь к концу лета 38-го года. Только тогда станет ясно, чего удалось добиться конструкторам. Пока они осторожно утверждали, что при равных мощностях моторов самолет не будет уступать Мессершмидту, а может даже и получше будет.

Это были приятные новости. Неприятных было тоже в достатке. Фактически в стране до последнего времени были мощности позволяющие удовлетворить потребности только в одном виде патрона — винтовочного 7,62х54 мм. Массовый выпуск пистолетного патрона 7,62х25 мм к ППС и 12,7х108 мм к ДШК только разворачивался, о массовом выпуске 14,5 мм патрона, 23 мм патрона двух модификаций, пока можно было только мечтать, для них закупалось оборудование, сверстывались планы. А ведь была еще позиция — 37 мм снаряды к зенитным пушкам, да и 45 мм противотанковая пушка требовала зарядов в количествах которые трудно было назвать незначительными. Про значительный выпуск 82 мм миномета и соответствующего боеприпаса говорить было рано.

Затребованный Ольгой массовый выпуск гранат и мин сразу уперся в острую нехватку выпускаемого количества взрывчатых веществ, отсутствию мощностей по массовому производству взрывателей, даже самых простых конструкций. Несмотря на предпринимаемые усилия уже было понятно, что требуемые количества по многим позициям останутся невыполненными…

Этому было простая и непреодолимая причина, которую народ очень образно выразил такой поговоркой: «Собери девять беременных женщин, но они не родят за месяц ребенка». А что делать, если нужно за месяц родить? Приходится собирать беременных мышей… собирали, кого могли.

Ольгу Сталин не видел весь этот год, но ему хватало редких разговоров по телефону и частого чтения написанного ею. Особенно запомнился разговор весной, когда он почитал новые рекомендации по выпуску гранат и мин.

— Товарищ Сталин, я понимаю, что тола не хватает, как не хватает многого другого, и прекрасно понимаю, что за неделю такие проблемы не решаются. Но то количество противопехотных мин которое я указала, и так минимально, и никак уменьшено быть не может. Есть много других взрывчатых веществ годящихся для этой цели, выпуск которых несложно наладить. Со своей стороны могу назвать смесь мелко молотой селитры с угольным порошком в пропорции четыре к одному. Тот же черный порох. Читала в какой-то книжке, что наши предки долго мучились, чтоб уменьшить скорость сгорания такой смеси, она взрывалась и рвала дуло пушки. То, что нам и нужно. Но паковать придется герметично, например, в жестяные банки наподобие консервов. Можно в полиэтиленовую пленку, значительно дешевле выйдет. В САСШ уже должны быть установки по выпуску пленки, можно поинтересоваться. Пленка нужна будет и для многих других приложений. Наверняка химикам известны и другие ВВ. Не сомневаюсь, что и противотанковые мины можно выпускать на такой смеси, просто банка для консервов большая получится и не придется дефицитную взрывчатку расходовать необходимую для производства бомб и снарядов. Без мин концепция «полосы замедления» практической пользы не принесет.

— Хорошо, ваше мнение нам понятно. — Сталин положил трубку и обратился к Артузову с которым они как раз обсуждали новые записки его подчиненной:

— Неугомонная девчонка эта Ольга. Предлагает консервные заводы переориентировать на выпуск мин.

— Женщины все такие, товарищ Сталин. Как говорил мой покойный отец — что ты не делай, им всегда всего мало. Не успеешь одно дело до конца довести, они тебе еще десять придумают. Разница только в том, что большинство из них минами не интересуются.

— И это хорошо. Было бы наоборот, уже бы конец света наступил. Но ее «полосу замедления» даже Шапошников похвалил. Пришлось ему рассказать про блицкриг, про то, что Германия разрабатывает планы на нас напасть в недалеком будущем. Конечно, со ссылкой на информацию полученную по линии внешней разведки.

Вскоре после этого разговора началась военная приемка срочно разработанной противопехотной мины. Военным изделие понравилось. Кроме взрыва, который был не сильным, но достаточным для нанесения серьезных повреждений ноге противника, оно создавало облако черного дыма, усиливая психологический эффект. Возможностей по наращиванию выпуска новой взрывчатки было с избытком. Она получила неофициальное название «мякоть», так называли ее предки еще пятьсот лет назад. Да и другие виды???

Кроме этого один из техников завода по выпуску черного пороха, который полностью перепрофилировали на выпуск мин, Сергеенко Анатолий Петрович, придумал оригинальную и очень дешевую «стреляющую» мину. В самой простой конструкции она выглядела так: основой служил кусок дерева длиной 15–20 см и диаметром 5–6 см. В нем по центру просверливалось несквозное отверстие нужного диаметра на 3–4 см короче заготовки. Снизу вбивали гвоздь, острие которого выходило по центру дна отверстия и служило бойком. В отверстие вставлялся патрон и металлическая трубка, внутренний диаметр которой приблизительно соответствовал калибру патрона так, чтоб пуля входила в трубку, а гильза упиралась в ее края. Таким образом, на дне отверстия находился патрон своим капсюлем упирающийся в острие гвоздя, а его пуля входила в металлическую трубку, слегка выступающую над поверхностью основы. Когда солдат противника наступал на замаскированный выступающий конец трубки, она давила на гильзу, патрон насаживался на боек и происходил выстрел снизу в наступившую ногу. Цена изделия была копеечная, особенно когда оказалось, что металлическую трубку вполне можно заменить трубкой из папье-маше окантованной по краям жестью, а пользу стране могла принести немалую. Психологических эффектов у такой мины было маловато, но в комбинации с более громкими разновидностями она могла существенно упростить и удешевить постановку минных полей.

3
{"b":"187204","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца