ЛитМир - Электронная Библиотека

— Еще как видно. Удирают в сторону Маргариты быстрее собственного визга. Скоро должны быть на месте. Обрадуют тамошнего губернатора.

— Все ясно, уходим на Тринидад. Не надо, чтобы нас видели те, кто уцелеет, когда рассветет.

— Никого подбирать не будем?

— Нет. Сейчас «Ника» вылавливает тех, кого найдет на месте гибели флагмана. Возможно, там и попадется «крупная рыба». А здесь — один сброд, направлявшийся грабить колдунов. Вот пусть теперь Господь, именем которого они так любят прикрываться, сам их и спасает…

Далеко идти не пришлось, «Ника» была уже в трех милях и сама вышла на связь. Макдауэлл доложил, что на борту восемь пленных. Офицеров всего двое — лейтенант с флагманского фрегата «Магдалена», и лейтенант с фрегата «Сан Луис». Остальные — матросы и солдаты с этих двух кораблей. С двух других не нашли никого. «Крупной рыбы», к сожалению, не попалось. Выслушав доклад, Леонид удивился. По идее, с первых двух фрегатов должно было спастись гораздо больше людей. Но ответ Макдауэлла все разъяснил.

— Так мы и подняли из воды сначала гораздо больше, сэр. Но эти неблагодарные испанские свиньи попытались напасть на нас и захватить корабль. Слава господу, у вас прекрасная морская пехота. Сразу же пресекли бунт, перестреляв нападавших. А оставшихся восемь уложили мордой в палубу и предупредили, что они схлопочут пулю раньше, чем успеют подняться.

Леонид усмехнулся и направил «Беркут» к «Нике». Капрал Хименес и его подчиненные с огромным удовольствием пристрелили бы всех испанцев. Но у него был приказ — по возможности взять пленных. Формально он приказ выполнил, не придерешься. А сколько этих самых пленных было изначально, то это не так уж и важно. Тем более, «крупной рыбы» там все равно не было…

— Хорошо, скоро к вам подойдет «Беркут», передадите на него пленных для доставки к нам. Надеюсь, пока катер до вас доберется, их количество не уменьшится?

— Да они чуть богу душу со страху не отдали, сэр, когда ваши люди начали стрелять из своего оружия! Никогда такого не видел!

— Значит, будем надеяться на их благоразумие. Все, «Ника», «Беркут» идет к вам. Встречайте гостей…

Когда «Беркут» вернулся обратно и доставил восемь перепуганных мокрых пленных, удивленно озирающихся по сторонам, Леонид не устоял перед искушением поддеть их.

— Доброй ночи, сеньоры. И много ли вы намеревались найти золота на Тринидаде?

— Доброй ночи, сеньор капитан. О каком золоте Вы говорите?

— Да о том самом, о котором только и разговоров было во всех кабаках Пуэрто де ла Мар. Вас ведь предупреждали, что мы не хотим воевать с вами?

— Предупреждали…

— Так зачем полезли? Только не надо мне говорить, что собирались нанести визит вежливости на Тринидад в составе более трех десятков кораблей, на которых находилось более двух тысяч разного сброда. Не бойтесь, мы не являемся посланцами дьявола и не будем пытаться заполучить ваши души. Но мы без колебаний отправим их на встречу с Господом, если попытаетесь снова поднять бунт. Запомните — вы должны были погибнуть вместе с со своими кораблями. И то, что вы сейчас живы, это не воля всевышнего, а мой приказ вытащить вас из воды. Подумайте об этом, сеньоры. Позже мы поговорим более обстоятельно.

Когда пленных увели, Леонид обвел взглядом своих товарищей, стоявших рядом.

— Все, мужики. Рубикон перейден, обратной дороги нет. Теперь либо мы «построим» здесь всех, либо рано, или поздно, нас сожрут. Третьего не дано. Но я не жалею. Мы попытались разговаривать с испанцами, как принято в двадцать первом веке между цивилизованными равноправными людьми. Увы, в веке семнадцатом все по другому. Здесь ты либо господин, либо холоп. И это нам только что напомнили. Будем теперь строить свое государство, без оглядки на Испанию.

— Так в чем проблема, Петрович?! Непобедимая Армада огребла пи…лей и после этого испанцы почти двести лет боялись приближаться к английским берегам. А мы сейчас разнесли в щепки Почти Непобедимую Армаду. В Новом Свете флота у них фактически не осталось. Купеческая мелочь и «золотые» галеоны не всчет. Сунутся опять — снова наломаем щепок. А пока кто-то из Европы сюда доберется, у нас уже свой паровой броненосный флот будет!

— Насчет броненосного не уверен, но вот насчет парового — возможно. Все, идем на Тринидад. Надо срочно связаться с французами и голландцами. Для них что разгром Порт Ройяла, что сегодняшнее ночное шоу — бальзам на душу. На видео все хорошо получилось?

— Кадры отличные получились для истории, уже просмотрел. Тем более, в инфракрасном диапазоне все хорошо видно.

— Вот и покажем кое-что выборочно нашим французским и голландским друзьям. Чтобы еще сильнее прониклись духом дружбы и сотрудничества. А сейчас идем до дому, до хаты. Там где-то еще «Эсмеральда» ошивается, о которой агент говорил, что она утром в сторону Тринидада ушла. Наверное, предупредить «штирлицев» о выходе эскадры.

— Так может, и ее поймаем?

— Если попадется. А то, кто знает, где ее сейчас черти носят…

Три корабля снова рассекали своими форштевнями темные волны Карибского моря и шли на восток, скрытые в ночи от посторонних глаз. Они только что совершили невозможное — полностью уничтожили силы вторжения и наголову разгромили испанский флот в Новом Свете. Испанские колониальные властипопытались по привычкедействовать с позиции силы и это закончилось для них полным разгромом. То, что теперь это будет иметь далеко идущие последствия, никто не сомневался. Но люди, прошедшие сквозь время, решили твердо — игры в политкорректность, которые так любит «цивилизованный мир» в XXI веке и которые иногда доводит до абсурда, кончились. Сейчас за бортом XVII век. Они пришли в этот мир не для того, чтобы стать чьими-то холопами. И то, что кому-то в современном «цивилизованном мире» это может не понравиться, то это исключительно его проблемы.

Глава 14

Запасной вариант

Когда взошло солнце, и вдали показались вершины горного хребта в северной части Тринидада, радар «Беркута» уже давно обнаружил одиночную цель, крейсирующую неподалеку от пролива Бока дель Драгон. В свете последних событий это вполне мог быть шлюп «Эсмеральда», посланный для установления связи с тринидадским «сопротивлением». По радио еще ночью сообщили на «Тезей» о разгроме испанцев, но как оказалось, «Эсмеральда» уже успела уйти. Под покровом ночи она подходила к северному побережью острова и высадила двух человек. Обменявшись информацией, испанцы ушли в море. Уничтожать, или захватывать корабль не стали, чтобы не насторожить адмирала Эспиносу. Если он не обнаружит при подходе к Тринидаду своего посланца, то может изменить план нападения, чего бы очень не хотелось. Но теперь надобность в сохранении секретности отпала, и три корабля пришельцев шли прямо на обнаруженную цель.

Вскоре стало ясно, что подозрения подтвердились. Это действительно была «Эсмеральда» — последний корабль адмирала Эспиносы, на котором еще ничего не знали о недавнем разгроме карательной экспедиции. Испанцы сначала ничего не заподозрили, так как «Песец» шел, подняв паруса, хоть и довольно круто к ветру, используя также и машину. Легкая бригантина, шедшая неподалеку, никаких опасений не внушала, а «Беркут» предусмотрительно прятался за массивным корпусом «Песца», поэтому его так и не смогли обнаружить до последнего момента. Прозрение наступило слишком поздно, когда на мачтах двух парусных кораблей взвились невиданные здесь ранее Андреевские флаги, а из-за широкого корпуса «купца» вырвалось стремительное нечто, абсолютно ни на что не похожее. Испанцы засуетились и бросились к пушкам, но пулеметная очередь, прошедшая у них над головой и хлестнувшая по парусам, напрочь отбила у них желание пострелять. Держа корабль под прицелом пулеметов, «Беркут» приблизился с кормы так, чтобы можно было переговариваться с испанцами, и передал приказ убрать паруса и лечь в дрейф. Если не окажут сопротивления, то всем гарантируется жизнь и свобода. Командир «Эсмеральды», увидев такое, решил не рисковать и подчинился приказу. Паруса были быстро убраны и шлюп замер, покачиваясь на волне. К нему неторопясь подошла «Ника», и на палубу испанца сразу же перепрыгнули морские пехотинцы в невиданной форме и с невиданным оружием. То, что это были только метисы и индейцы, повергло испанцев в шок. «Беркут» же до самого момента высадки находился за кормой «Эсмеральды» в готовности прошить ее палубу продольным пулеметным огнем. Шутки закончились. Капрал Хименес приказал всем выйти на палубу и собраться на баке во избежание ненужного кровопролития. Испанцы выполнили требование, и теперь со страхом поглядывали на неведомого противника.

79
{"b":"182440","o":1}