ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 13

Ужас, летящий на крыльях ночи

Закончив перегрузку и снабдив топливом «Беркут», маленькая флотилия пришельцев покинула гостеприимные берега острова Фрайле Гранде и устремилась вдогонку за испанской эскадрой, четко отображавшейся на экране радара «Беркута». На всякий случай, им были доставлены два радиолокационных маяка-ответчика, предназначавшихся для «Песца» и «Ники», чтобы в горячке боя не спутать их с другими целями. Капитан «Ники» Макдауэлл уже прошел соответсвующий инструктаж и знал свою задачу в предстоящем бою. С рацией он освоился быстро, а группа морских пехотинцев с автоматами и двумя пулеметами могла помочь отбиться от любого противника. Курьез произошел, когда с «Ники» доставили двух англичан-саботажников. Вели себя они сначала довольно шумно и развязно, пока не увидели «Беркут» и тех, кто на нем прибыл. Тут моряки Королевского Флота на какое-то время впали в ступор, а по прибытию на борт «Песца» начали дружно вопить о том, что их неправильно поняли. Но Леонид сразу пресек это словоизвержение, тихо, но твердо сказав так, что это слышали все присутствующие.

— Самое большое, что мы можем подарить людям, добровольно пришедшим к нам, это доверие. Но теряют его вместе с головой. Вы сделали свой выбор. Ваши головы мне пока не нужны, поэтому будете работать вместе с пленными пиратами и неграми на стройках Тринидада. Откажетесь работать — у нас есть методы пробудить в вас трудолюбие. Попытаетесь бежать — после поимки работа на стройке покажется вам раем. Уведите.

Когда англичан увели, вскоре вернулся сержант Хорхе и с улыбкой доложил.

— Сеньор капитан, там губернатор опять буянит. Кричит, что мы не имеем права держать его в таких скотских условиях наравне с бандитами и убийцами. Что он дворянин и требует соответсвующего обращения.

— Так он ведь и раньше буянил?

— Каждый день. Но сегодня у него настоящая истерика.

— Хорошо, давай его сюда…

Когда привели сильно помятого губернатора, тот ругался так, что это сделало бы честь любому боцману Королевского Флота. Оказавшись на палубе и увидев Леонида, он сразу же набросился на него с обвинениями.

— Что у Вас здесь творится, господин капитан?! Почему человека моего положения держат в какой-то дыре вместе с отпетыми висельниками?! И кормят самым настоящим дерьмом?! Я в конце коноцов губернатор и дворянин! И требую соотвествующего обращения!

— Закончили? Давайте разбираться по порядку. Как я уже говорил, требовать здесь Вы ничего не можете. Только просить. Вам не понравилась резервная каюта, куда Вас сначала поместили, Вы сочли ее слишком тесной. Хотя Ваш соотечестсвенник — старший офицер «Дувра» лейтенант Джеймс Паркер, живет точно в такой же и вполне доволен жизнью. Причем он имеет возможность передвигаться по кораблю, хотя конечно вместе с охраной и в разумных пределах. Вам же захотелось перейти в более просторное помещение, но таковое у нас только одно — где держат пленных пиратов. И чем они Вам не нравятся? Это Ваши люди, которых Вы благословляете на разбой. Так что в моих глазах Вы ничем от них не отличаетесь. По поводу питания. Да, экипаж «Песца» питается гораздо лучше, а пленным пиратам установлена норма питания для матросов английского Королевского флота. Так что же Вам не нравится? Матросов в английском флоте кормят точно также. Правда, для лейтенанта Паркера мы сделали исключение. Во первых, он не пират, а моряк Королевского флота. Во вторых, ведет он себя дисциплинированно и бунтовать не пытается. Поэтому мы и относимся к нему, как к военнопленному офицеру, а не пирату, и сделали его гостем нашей кают-компании. По поводу губернаторства. Мистер Модифорд, Вы не губернатор, а экс-губернатор. Неужели Вы считаете, что в настоящий момент должность губернатора Ямайки будет очень долго оставаться вакантной? Думаю, там уже все поделили, так как увидеть Вас в скором времени никто не рассчитывает. А остров не может оставаться без губернатора. Так что в данный момент Вы не губернатор, а частное лицо, уличенное в связях с пиратами, то есть преступниками, подлежащими повешению без суда. Чем же Вы недовольны? Вас не заставляют работать, кормят, не заковывают в цепи и не бьют за малейшее неповиновение. Что же Вам еще надо?

— У меня нет слов… Хорошо, господин капитан. Давайте будем разговаривать, как деловые люди. В конце концов, нам есть что обсудить и я могу быть Вам полезен.

— Так что же Вы раньше этого не сказали, мистер Модифорд? А то, начали кричать, грозить, что-то требовать. Я считаю, что деловые люди всегда могут договориться. Хорхе, поселите нашего гостя — мистера Модифорда в резервную каюту, от которой он так опрометчиво отказался, сводите в баню, и накормите, как члена экипажа «Песца». Думаю, на камбузе что-то должно остаться. А утром, мистер Модифорд, прошу на завтрак в кают-компанию. Не опаздывайте.

Когда находившегося в полуобморочном состоянии от такой резкой смены своего положения Томаса Модифорда увели на новое место жительства, Леонид довольно усмехнулся. Политика кнута и пряника всегда доказывала свою эффективность. Лейтенант Паркер сразу избрал правильную линию поведения и явился хорошим наглядным примером для спесивого вельможи. Посмотрим, что будет дальше. Возможно, удастся использовать экс-губернатора в будущих политических играх. Но только после того, как с ним поработают Матильда и Карпов. Черт его знает, а вдруг и в самом деле удастся ему что-то вроде установки на сотрудничество, как у Кашпировского, сделать. С той только разницей, что не как шоу по телевизору, а на самом деле. Ведь проводили подобные опыты в КГБ СССР. А Карпов — выходец из этой конторы, как бы она ни называлась. А Матильда обеспечит «техническую часть» операции. И если опыт будет успешным, то…

И тут, как говорится, «Остапа понесло». Леонид отвлекся от воспоминаний о недавних событиях и сосредоточился на наблюдении за испанцами, время от времени поглядывая в прибор ночного видения, хотя нисколько в нем не нуждался. Вполне можно было бы обходиться обычным биноклем. Но не надо остальным знать лишнее. Рядом стояли вахтенный помощник — старпом, его дублер и оба «морских дьявола». Все с интересом наблюдали за открывшейся картиной.

Ближайший испанский корабль находился позади в пяти милях. За ним вытянулись все остальные, причем большая часть не соблюдает строй, а идет, как попало. Поскольку ветер встречный и идти сразу на Тринидад невозможно, эскадра занята лавировкой, идя попеременно то левым, то правым галсом в бейдевинд. Для фрегатов с прямым парусным вооружением это удовольствие еще то, поэтому средняя скорость движения по генеральному курсу в сторону Тринидада не превышает трех — четырех узлов. Мелочь же не рискует удаляться слишком далеко от «больших дядек», поэтому тоже идет вместе с ними. «Песец» снова использует машину, чтобы не связываться с лавировкой и просто следует малым ходом впереди этой Почти Непобедимой Армады, выдерживая дистанцию. Для «Ники» никаких проблем нет и она легко идет в крутой бейдевинд, лишний раз подтверждая репутацию грамотно спроектированной и умело построенной бригантины. Корабля, удачно совмещающего преимущества прямого и косого парусного вооружения. Вот она и идет сейчас впереди и чуть слева в одной миле, ведя наблюдение впереди по курсу. «Беркут» же рыскает вокруг, обшаривая окружающее пространство радаром, но близко к испанцам не приближается. Не надо их настораживать раньше времени.

Минула полночь. Ровный восточный ветер гонит редкие облака. Серп луны уже взошел над горизонтом и над головой небо, усыпанное звездами. «Песец» рассекает своим форштевнем встречную волну и вода с шипением проносится вдоль бортов. Тихо урчит дизель на малых оборотах и вахтенные всматриваются в ночь. Идет последний час тишины. Вскоре случится то, после чего Испания встанет перед выбором — дружить с новой силой, появившейся в Новом Свете, или сражаться насмерть. Потому, что другого варианта нет. Такая же дилемма встанет перед всеми остальными. Но пока вокруг тишина летней тропической ночи, нарушаемая только плеском воды за бортом, скрипением снастей и мерным шумом дизеля. Леонид глянул на часы — пора. Команда рулевому, и вызов на связь «Беркута» и «Ники».

76
{"b":"182440","o":1}