ЛитМир - Электронная Библиотека

— Представляю… Картина маслом…

— Точно так, мой каудильо. Хорошо, я догадался сразу сказать, что это мы, и что прибыли мы с самыми мирными намерениями. А то комендант как увидел, что мы в окно вломились, за оружие начал хвататься. Видать подумал, бедолага, что мы к нему так же, как к адмиралу в гости пожаловали. Слава богу, вовремя все понял и не стал орать, как потерпевший. Поэтому обошлось без вывихов, ушибов и посторонних трупов.

— Да уж, здорово вы тут всех зашугали. Тринидадские ниндзя…

— То ли еще будет, мой команданте! В общем, побеседовали по-дружески в приватной обстановке, и ушли через окно так же тихо, как и пришли. Кроме коменданта никто нас не видел. Расклад следующий. За всем этим безобразием стоит губернатор Куманы. А может, есть кто-то еще, о ком наш комендант не знает, так как сам понимает, что прибывшие бобики ему всей правды не скажут. Поскольку вестей не было довольно долго, там потеряли терпение и послали комиссию по расследованию. Результат оказался для них совершенно неожиданным и они дружно наехали на коменданта, требуя объяснений. Тот высказал все, что о них думает и предупредил, что они живы до сих пор только потому, что пришельцы с Железного Корабля им это позволяют. В противном случае, от них бы ничего не осталось. Пришельцы обладают совершенно непонятным оружием, поражающим на огромной дистанции и с высокой точностью даже темной ночью. И если гостям очень хочется в этом убедиться, то ради бога. А он не намерен заниматься подобными самоубийственными экспериментами и портить с нами отношения. Вот так, если в двух словах. И завтра жди делегацию. Собираются всей бандой к нам в гости прибыть. Комендант сказал, что не поедет. Накосячили, вот пусть сами и выкручиваются.

— Пусть прибывают, встретим. Запись далеко?

— В левом кармане.

— Ну давай послушаем, и сравним. А то, вдруг сеньор комендант был с тобой не совсем откровенен…

Карпов достал прибор и включил на воспроизведение. Леонид внимательно вслушивался в эмоциональную испанскую речь. Но ничего существенно нового, или противоречащего доставленной на словах информации, не услышал. По крайней мере, можно было надеяться, что комендант не пытается вести двойную игру.

Неизвестно, что вмешалось в планы высоких гостей, но на следующий день на «Тезей» так никто и не прибыл. Леонид стал ждать очередную пакость, приказав вести усиленнное наблюдение ночью, но все оставалось спокойно. А на следующее утро от берега отошла сразу целая флотилия лодок и направилась к стоящему на якоре испанскому фрегату. В бинокль было хорошо видно, что лодки полны людей. Обратно они возвращались уже без пассажиров. После этого фрегат выбрал якорь и воспользовавшись благоприятным ветром, поставил паруса и взял курс на выход в море. Последний акт кровавой драмы завершился. Леонид смотрел на проходящий мимо фрегат и думал, сколько еще раз испанцы наступят на одни и те же грабли? Вроде бы, уже получили достаточный опыт для твердого усвоения материала. Но кто их знает…

Повторная высадка на берег прояснила ситуацию. О чем там испанцы договорились между собой, осталось неизвестным. Неожиданно они заявили коменданту, что возвращаются обратно. Даже не попыташись убедить пришельцев в случайности инцидента, вызванного самоуправством адмирала, никакого приказа о нападении не получавшего и действовавшего исключительно по своей инициативе. Благо, теперь на него можно было навесить всех собак. В конце концов фрегат ушел, захватив к великой радости коменданта также всех «потерпевших», пожелавших покинуть Тринидад. Но часть испанцев осталась, и среди них купец из Куманы, сеньор Элиас Наварро, который с первой же встречи начал охмурять пришельцев, рассыпаясь в любезностях и предлагая наладить взаимовыгодную торговлю. Поскольку сеньор Наварро хорошо говорил на нескольких языках, в том числе и на немецком, он с удовольствием общался на нем с полковником морской пехоты сеньором Карповым, который тоже был рад неожиданной языковой практике в немецком, а также возможности изучить испанский, используя немецкий, как язык общения, понятный обоим. Встречи становились все более частыми, и в конечном итоге сеньоры Наварро и Карпов стали закадычными друзьями. Но когда их самая первая встреча завершилась, Леонид задал Карпову единственный, но очень важный вопрос.

— «Штирлиц»?

— «Штирлиц». Хотя, до настоящего профи ему далеко.

— И кого же теперь следующего ждать?

— Блядей.

— В каком смысле — блядей?!

— В самом прямом. Сейчас к каждому из нас постараются бабу подвести. Вот посмотришь, скоро сюда народ потянется за высокими заработками. И среди них обязательно будут «жены», «дочери» и «сестры» весьма привлекательной внешности. Прием старый и, что греха таить, довольно эффективный. Поэтому возьму на заметку всех, прибывающих на остров. Особенно «кузин» и «племянниц». Это самые удобные категории для данной работы.

Глава 4

Дела прогрессорские и… личные.

Потянулись производственные будни. Из спасшихся испанцев остались шестьдесят пять человек, не побоявшихся «колдунов». Правда, скорее всего, сработало обещание высокого жалованья. Офицеры ушли все, остались одни матросы. Но среди них оказалось пять толковых корабельных плотников и два парусных мастера и работа закипела. Требовалось сделать дополнительные помещения на «Песце», переборки, фундамент для двигателя и многое другое. Параллельно велись ремонтные работы на «Ла Куронь», куда вскоре перебрался Родригес. Улучив момент, снова под покровом ночи сходили на Тобаго на «Беркуте». Проведать соседей, рассказать последние новости и наметить дальнейшие действия.

На Тобаго все было тихо, поэтому встреча высоких договаривающихся сторон прошла в спокойной и дружественной атмосфере. Озвучили перечень товаров, необходимых пришельцам, за которые они собираются платить испанскими песо в звонкой монете. Правда, перечень товаров всех несколько озадачил. Обычным ширпотребом, который массово везли в колонии Нового Света, дело не ограничивалось. Пришельцам из другого мира понадобились различные химические вещества, применяемые алхимиками при своих опытах. А если найдут толкового алхимика впридачу, да со всем его лабораторным барахлом, то вообще хорошо. Нужно оборудование для металлургического производства и мастера-металлурги. А также еще ряд весьма специфических вещей. Как бы то ни было, жители Тобаго почувствовали, что дело пахнет хорошими прибылями, и развили бурную деятельность. Единственное условие, выдвинутое пришельцами — не собачиться между собой на острове, и хранить коммерческую тайну их торговых отношений, было вполне приемлемым. Места на Тобаго хватало всем. И голландцам, и французам, и курляндцам. А в части сохранения коммерческой тайны местных прожженных дельцов учить не надо.

Особо важным Леонид считал дальнейшее сотрудничество с семейством Иоганна Меркеля, местного оружейника. Перед очередной поездкой сделал распечатки чертежей различных видов стрелкового оружия разных времен, а также взял с собой имеющиеся образцы трофейных винтовок, помповиков, пистолетов и револьверов, захваченных на «Салеме» у нигерийских пиратов. Когда все это изобилие появилось перед глазами Меркеля-старшего и трех его сыновей — Карла, Вильгельма и Генриха, у них на время пропал дар речи. Леонида и остальных интересовало, что и как быстро можно воссоздать, опираясь на имеющуюся технологическую базу и из имеющихся в наличии материалов. Разумеется, если задействовать оборудование на «Тезее». Уточнив возможности станков из другого мира, а также примерные сроки работы, Меркель отобрал из имеющихся образцов один помповик и один револьвер, как наиболее удобные для копирования. В отношении длинноствольного нарезного оружия ничего обещать не стал, сказав только, что надо как следует подумать. Но прежде всего разработать унитарный патрон и определиться с калибрами. Если не будет доступных боеприпасов, то вся работа теряет смысл. С этим все были согласны. Именно поэтому Леонид и потребовал найти алхимика. Опрос среди членов экипажа «Тезея» выявил нескольких «химиков», «химичивших» в подростковом возрасте с различными взрывоопасными веществами, и причем весьма успешно. Поскольку целы остались. Но если за дело возьмется профессионал, то хуже не будет. Для создания унитарного патрона необходимо инициирующее вещество для капсюля-воспламенителя. И это в данных условиях — проблема из проблем. Можно создать станок для изготовления гильз, пуль и самих капсюлей из меди, здесь ее хватает. Можно пока обойтись черным порохом, в охотничьих патронах он применяется и в XXI веке. Но если на донышко капсюля не нанести мизерное количество (по сравнению с весом заряда и самого патрона) инициирующего вещества, то толку от патрона не будет. А чтобы такие вещества получать, нужно очень много чего знать, иметь и уметь. Вот тут толковый алхимик бы и пригодился.

17
{"b":"182440","o":1}