ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да вот сегодня с утра и обострилась. Как увидел своего сына, так сразу и похужело, — ехидно сообщил старый герцог.

— Так это вы двух слуг взяли, чтобы, в случае чего, от меня отбиваться? — скрывая замешательство, съехидничал я в ответ.

Мне действительно было неудобно перед Бертраном. Хотя после курса лечения он уже меньше походил на старика. Что уж там применяла Яджина, не знаю, но старый герцог помолодел лет на десять и уже ходил только с палочкой. Знахарка утверждала, что еще месяц-другой, и он сможет полностью самостоятельно передвигаться. Я был просто восхищен ее умениями и знаниями. Что уж говорить про самого Бертрана. Он ее чуть не на руках носил. Во время трапезы всегда сажал Яджину рядом с собой, регулярно прогуливался с нею по саду… У меня даже закралось подозрение, что и ночью он с ней не расстается. Но я считал это их личным делом, не маленькие — разберутся, и потому не вмешивался.

— А ты как думаешь? Является мой оболтус к завтраку, сияя левым глазом… Что тут можно подумать? Единственное — что тронулась умом моя девочка и озверела совсем, — посмеиваясь, сообщил старый герцог и, пройдя к креслу, медленно опустился в него.

— Он ко мне приставал, — отведя глаза, пробормотал я.

— Ты хочешь сказать, что он попытался сделать то, что делают все мужья? — ухмыльнулся Бертран.

— Мы договаривались… Это было условием нашей женитьбы, — раздраженно выдал я.

Я понимал, что мои отговорки для посторонних выглядят бредом больной на голову девицы, но что я мог поделать? Рассказывать про другой мир и мою мужскую сущность однозначно не стоит. В такое никто не поверит, сочтут сумасшедшей и изолируют от греха подальше.

— Я думаю, что тебе не стоит обижаться на своего мужа. Он не сделал ничего предосудительного, — мягко улыбнулся герцог.

— Он мне обещал и не сдержал-таки слово, — хмуро ответил я.

— Давай договоримся: ты его прощаешь, а Эмануэль не пристает к тебе… пока, — усмехнулся Бертран.

Я с подозрением посмотрел на него. Что он этим хочет сказать?

— Ну не могу же я требовать от него клятву, что он никогда в жизни не попытается исполнить свой супружеский долг по отношению к тебе? — изобразил удивление герцог.

В этом я с герцогом был полностью согласен, прекрасно понимая — вечные клятвы могут давать только фанатики или дураки. Не хотелось заканчивать наши отношения скандалом и обидами, поэтому я был готов помириться с Эмануэлем. Тем не менее я собирался настаивать на соблюдении нашего договора.

— А он простит мне, что я его ударила? — поинтересовался я.

— Не беспокойся, это я беру на себя, — ответил старый герцог и, встав с кресла, вышел из комнаты.

Благодаря усилиям Бертрана мы с так называемым мужем заключили мир.

Желая отметить наше примирение, я и оба герцога собрались втроем за ужином. Но едва сели за стол, как появился слуга с донесением, что в замок примчался курьер из столицы с королевской почтой. Прочтя текст несколько раз с задумчивым видом, Эмануэль потребовал перо, чернила и бумагу, тут же за столом написал ответ, который и вручил посланнику.

Однако в обед следующего дня примчался еще один курьер. Прочитав срочное послание, в котором король настаивал на нашем присутствии во дворце, Советник короля зашипел что-то неразборчивое сквозь зубы, и нам все-таки пришлось ехать.

ГЛАВА 18

Продолжение семейной эпопеи

Объявили наши имена, и мы вошли в малый тронный зал. По рядам присутствующих прошла волна оживления. Пока мы следовали к трону, за нашими спинами раздавался шепоток. Герцог старался делать вид, что ничего не произошло, сияя фиолетовым фонарем, проглядывающим сквозь слой пудры, хотя лично я советовал не замазывать: во-первых, это бесполезно, а во-вторых, почему он должен бояться чьих-то разговоров? Если кто-то посмеет косо посмотреть в нашу сторону, пусть герцог только намекнет, и я разберусь. Мою репутацию разборки не ухудшат, а вот над ним уже не будут смеяться.

Когда мы приблизились, у его величества чуть не отвалилась челюсть. По его выражению лица трудно было понять, с чем он борется, с удивлением или со смехом. Подойдя к трону, мы поклонились. Встав на отведенные нам места, герцог прошептал:

— И нечего так смотреть. Я же просил позволить мне не появляться во дворце хотя бы неделю. А вы все «требуем, требуем»… Деспот ты, а не друг.

Не обращая внимания на возмущенное шипение Советника, его величество представил нас посланнику из южного королевства, расписав красочно наши достоинства. Услышав мое имя и должность, посланник зацокал языком и, как только король закончил говорить, обратился ко мне.

— Премного о вас наслышан, сударыня, про вашу доблесть, решительность и красоту. А не хотите ли стать моей женой? — соловьем заливался он. — Я сказочно богат. Вы бы ни в чем не знали отказа. Прекрасные рабы и рабыни, изысканные яства…

— К вашему сведению, я уже замужем. Мой муж достаточно богат. Мне хватает. А отказывать еще никто не рисковал, — усмехнулся я, бросив взгляд в сторону Эмануэля.

— Если только пожелаете, то в моей власти сделать вас вдовой, — высокомерно произнес посланник.

Придворные возмущенно зашептались.

— Да у меня с этим нет проблем. Я и сама могу в любой момент сделать себя вдовой, — криво ухмыльнулся я.

Герцог слегка побледнел.

— И почему я согласился? Ты ведь хотел на ней жениться, — закатив глаза, прошептал он.

Замерев на минуту, его величество неожиданно встал.

— За выдающиеся заслуги перед королевством и лично перед королем герцог Вэрински награждается орденом Семилучевой Звезды, — возвышенно произнес Эртан Третий.

— Что это с ним? — зашептались в свите посланника и среди придворных короля.

— Я думаю, наше величество вспомнил, что сам в свое время хотел на мне жениться. Теперь от радости за неслучившееся награждает спасителя, — тихонько, только для ближайших к трону, а значит посвященных, сообщил я.

Лорэйн с трудом сдерживала рвущийся наружу смех, глядя на смутившегося короля.

— Я умею ценить помощь! И вообще, я здесь король, кого хочу, того и награждаю, — ехидно заявил он в ответ, подмигнув мне, а затем не выдержал и рассмеялся.

— Ваше величество, позвольте и мне преподнести герцогу подарок. Только благодаря его самоотверженности я имею счастье быть вашей женой и королевой! — мягко улыбнувшись, промолвила Лорэйн.

— Вы совершенно правы, радость моя, он заслужил свои награды, — усмехнулся король, целуя руку жене.

Поднявшись с трона и сняв с себя перстень с большим алмазом, Лорэйн собственноручно надела кольцо на мизинец герцога — на другой палец оно бы и не налезло. Советник, многословно и великосветски, поблагодарил королевское семейство, и официальная часть пошла своим чередом.

Разобравшись с посольством, мы вчетвером собрались в кабинете его величества. Уж очень ему хотелось с нами побеседовать.

— Как твой сын? — заходя издалека, начал король.

— Э-э… м-м… учится, — задумчиво протянул Советник.

— Не понял? — округлив глаза, спросил его величество.

— Герцогиня Лионелла занялась его воспитанием… и заставила учиться… — немного замявшись, выдал герцог.

— Самого?.. — ахнул король.

— Да нет. С друзьями, — ответил герцог.

Его величество какое-то время сидел молча, пытаясь переварить информацию.

— И они согласились? — все еще находясь в ступоре, поинтересовался король.

— Не сразу, конечно, но с радостью, — криво ухмыльнулся Советник.

— О-о-о… — удивился его величество.

— Сын попытался нахамить герцогине… ей это не понравилось, и она применила… тяжелую аргументацию… А эти пьяные идиоты, несмотря на мое предупреждение, попытались напасть на ее светлость… Их, естественно, унесли. При этом присутствовали соседи, подтвердившие факт нападения. Законы ты знаешь… Ее светлость тоже знает… У мальчиков был выбор: смерть, пожизненное заточение или учиться. Они, недолго думая, выбрали учебу, — сообщил герцог.

50
{"b":"170934","o":1}