ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И, стараясь не смотреть на сына, Полэна медленно поплыла по направлению к креслу.

— М-ма-а… — только и хватило парня, что мякнуть и застыть с открытым ртом.

Та-а-ак! Один, похоже, готов к прохождению службы! Как не раз дон Хуан говорил Кастанеде: чтобы человек смог измениться, необходимо выбить у него из-под ног привычный мир. Лучше всего мы учимся, когда приперты к стенке.

Чтобы закрепить успех, я подошел к Полэне, изобразил поцелуй в щечку и противным голосом загнусавил:

— Ах, да, да! Мы с вами, милочка, обязательно едем. Вам не следует замыкаться в четырех стенах.

Точно по сценарию, дверь открылась, и в комнату вплыла графиня Риткэ Мольетти, мать второго друга Эдвина, в таком же ярком платье и с глупейшим выражением лица. М-да… У нее это получилось гораздо лучше, чем у нас с Полэной. Увидев свою матушку, парень чуть на землю не сполз от потрясения. И этот почти готов!

Мы с Риткэ расцеловались. Пощебетав на тему, как я рад, рассадил дам. Мы долго обсуждали с Бертраном мою речь, затем я еще долго учил этот бред.

— Приветствую вас всех! Я так рада, так рада! Просто не передать! Мой дорогой Эмануэль, в смысле герцог Вэрински, как вы все хорошо знаете, сейчас на службе. Весь в трудах и заботах. На благо короля и королевства он не жалеет сил, здоровья и самого себя… Такая самоотверженность, такое рвение… Он просто герой… Так, о чем это я? Ага, герой. М-да. Старость положено уважать и беречь. И поэтому герцог Бертран Вэрински попросил меня выразить всем присутствующим свое почтение и извиниться за то, что не смог поприветствовать вас лично. Состояние его здоровья таково, что он вынужден отказаться от лицезрения вас, дорогие гости, и передать решение всех вопросов на мое усмотрение, — стараясь изображать на лице радость на грани идиотизма, восторженным голосом произнес я.

Не знаю, насколько реалистично получилось, но это было не столь уж важно. Друзья Эдвина были выбиты из колеи поведением своих матерей и меня уже не воспринимали. Глядя на их лица, можно было предположить, что, даже если я спляшу канкан на столе, вряд ли на это обратят внимание. Матери парней были заняты изображением зацикленных на своей красоте и внешнем виде дамочек. И как мне кажется, свои роли они играли с полной самоотдачей и удовольствием, а потому выглядели очень правдоподобно.

Эдвин же, слушая мою речь, прямо менялся в лице, на котором проступало потрясение, вызванное осознанием того, что его судьбу будет решать не дед или отец, как это происходило всегда, а неизвестная ему особа. Он не понимал, почему оба герцога не стали вмешиваться в происходящее, чтобы повлиять на решение, а потакают всем моим капризам. По нашему плану, такие непонятки должны были его напрячь. И все же я не был уверен, что Эдвина удалось довести до нужной кондиции. Зная, что отец — второе лицо в государстве, парень вполне может надеяться, что тот не позволит наказать единственного наследника.

— Чтобы не утомлять моих дорогих гостей, хочу вкратце обрисовать ситуацию, из-за которой мы здесь собрались. Молодые люди, присутствующие здесь, повели себя при встрече со мной, мягко говоря, недостойно званию дворянина, а грубо говоря, бросились на меня с мечами. Как вы все знаете, я имею полное право казнить их… — Я сделал паузу.

Графини от испуга за сыновей чуть не выпали из ролей.

— Однако, будучи по характеру мягкой и до безобразия доброй, я не буду применять столь крайние меры. Считаю, что молодым людям необходимо дать возможность поработать над собой. Они еще молоды и вполне могут потратить несколько лет на самосовершенствование, — стараясь, чтобы мой голос звучал доверительно, проворковал я.

Мне уже надоело изображать из себя дуру, и очень хотелось быстрее с этим закончить. Сделав долгую паузу и дождавшись, пока все напряженно замрут, я произнес четко, громко и без всякого кривляния, рассчитывая еще больше запутать парней:

— Я, герцогиня Лионелла Вэрински, сестра королевы Трании и королевы Родэна, объявляю свое решение. Эти юноши совершили ужасный поступок, но, принимая во внимание их молодость, можем предположить, что причиной их поведения стало недостаточное образование. С такими пробелами в знаниях они опасны для общества, поэтому будут заключены под домашний арест на три года для обучения. Первое задание для них — переписать по три раза свод законов Трании, затем — учебники по истории и основам экономики. Но если кто-то считает наказание слишком жестким, то я предлагаю выбор на ваше усмотрение: казнь, пятилетнее заточение в темнице или домашний арест с обучением.

В гостиной установилась полная тишина.

Выбирая такое наказание, я руководствовался двумя мотивами. Во-первых, две из трех раритетных рукописей, которые требовалось переписать, существовали в этом мире в количестве нескольких штук, и достать или купить их было почти невозможно. Получив по девять копий редких книг, я собирался подарить их своим братьям и сестрам. Вторая причина: пока парни будут переписывать, глядишь, часть теории выучат, а эти знания им очень даже пригодятся в будущем.

— И давайте решайте быстрее, а то нам в столицу собираться надо, — томным голосом поторопил их я.

Парни, потрясенные действом, с трудом смогли выдавить из себя согласие на учебу. Поданные им бумаги они подписали не глядя и тут же были уведены из зала.

ГЛАВА 16

Семья! Как много в этом деле проблем

На следующий день после показательного выступления я приступил к сборам в дорогу, ведь обещал графинь к сестре пристроить, да и заодно надо проведать Лорэйн и Лию, а то еще обидятся — из Родэна давно вернулся, а у них до сих пор не появился.

Полэна и Риткэ были потрясены, когда я спросил, как они планируют добираться до столицы и где встретимся, в городе или по дороге. Оказывается, графинюшки все это время считали, что это было придумано лишь для того, чтобы озадачить Эдвина и его друзей. Их не пришлось долго разубеждать, они были рады выбраться из своих поместий, поэтому быстро разъехались готовиться к путешествию.

Я все никак не мог решить, что делать с парнями. Поделился своими сомнениями с Бертраном. Тот посоветовал не волноваться, а спокойно ехать, куда собрался, пусть пока ребята придут в себя, подумают о жизни. Он обещал присматривать за ними в перерывах между лечебными процедурами. Поговорив с Яджиной на тему, как и что она собирается применять к герцогу, я понял, что тот вряд ли найдет достаточно времени и сил на что-то другое, кроме лечебного процесса. Поэтому все же решил оставить троих ребят из моей команды, чтобы присматривали за наказанными, а то мало ли что они учудят от расстройства. Разобравшись со всеми делами и заботами в замке, я направился в столицу вместе с Полэной и Риткэ.

Дорога прошла спокойно и без проблем. Въехав в город, мы первым делом направились к семейству Беруччи. Встретил нас дядюшка Эрнас и с порога осчастливил сообщением, что пять дней назад Лия родила мальчика, и завтра по этому поводу собираются устраивать празднество. Пока я представлял своих спутниц, в комнату как ураган ворвался Арни.

— Лионелла! Как ты вовремя! Рад вас всех видеть! Поздравь меня! У меня сын! — заорал он дурным голосом и, схватив меня на руки, закружил по комнате.

Меня почти сразу же укачало. Что-то я в последнее время, после впечатляющего приключения с Бертраном, стал плохо переносить полеты и кружения.

— Э-э-э… поставь, где взял, — слабо засопротивлялся я.

— Ни за что! То, что я счастлив и имею любимую и любящую семью, — целиком твоя заслуга! — продолжал, как придурок, кричать Арни.

Он тряс и подкидывал меня до тех пор, пока дядя не заметил моего страдальческого выражения лица и не догадался, как мне плохо. Бросившись к орущему зятю, Эрнас попытался отобрать у него мою тушку, но тот стойко сопротивлялся. Чувствуя, что меня сейчас порвут на сотню маленьких медвежат, я не выдержал и выразил степень моего возмущения не совсем приличными, а если честно, то совсем неприличными словами. Мужчины сразу замерли и с интересом прислушались к выводимым мною определениям. Дамы же покраснели и сделали вид, что заняты разглядыванием картин.

45
{"b":"170934","o":1}