ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

М-да… Лучше бы мы без супа обошлись, а поужинали одними бутербродами.

— Рональд, я надеюсь, вы все еще помните, что не возражали против моего плана? Согласитесь, что некоторые… э-э… неудобства путешествия все же… э-э… несколько легче перенести, чем вашу безвременную кончину? — тихо прошептал я, наклонившись к принцу.

Продолжая шипеть, он, сломав ложку, все же кивнул утвердительно.

— К тому же вы, как мне помнится, жаловались, что принцесса слишком спокойна и молчалива, и выражали желание… мм… общаться с более активной девушкой. Теперь ваше пожелание вполне может исполниться, а значит, вам вряд ли будет скучно в обществе ее высочества, — с некоторой долей ехидства проговорил я, но, взглянув на принца, решил, что в этот раз стоило все же промолчать.

Заставив всех съесть свои порции как можно быстрее, я потащил их во двор, а то неизвестно, что еще мы увидим и чему может научиться принцесса в этом бедламе.

Пока Тарэн договаривался с хозяином о ночлеге, принцесса попыталась выклянчить для себя отдельную комнату и ванну.

— Прирожденные крестьянки так часто не моются, а в дороге спят в собственной телеге или, в крайнем случае, большой компанией занимают один номер на всех, — тихо, чтобы никто не услышал, сообщил я.

Закатив глаза, она тихо застонала:

— Какое счастье, что я не прирожденная крестьянка.

— Тем не менее вам придется ее изображать еще несколько дней, — сообщил я.

С истинной грацией селянки Сонэта схватила из ближайшей телеги горшок и, размахнувшись, сердито бросила его об стенку, едва не задев проходившего рядом принца. Испуганно шарахнувшись, он совершенно естественно покрутил пальцем у виска, на что принцесса не замедлила выразить свое мнение на его реакцию, скрутив ему дулю.

— М-да… Вы хорошо входите в свою роль, Марта, — хмыкнул я, глядя на их обмен любезностями.

— А не пошла бы ты… — фыркнула принцесса и прошествовала в трактир.

Мы с Рональдом только рты раскрыли, глядя на гордо удаляющуюся Сонэту.

Следующие три дня путешествия ее высочество с большим вниманием разглядывала окружающий мир и его проявления, что заставляло его высочество и меня сильно нервничать.

Когда на горизонте показался замок графа Лаэрского, мы обрадовались и послали гонца, чтобы впустили нас без промедления и приготовили поесть. После того ужина в трактире мы, по требованию принца, больше в подобных заведениях не останавливались, а питаться всухомятку нам уже основательно надоело.

Встретил нас старший сын и наследник графа, представившийся Симоном Лаэрским. Шепотом поведав ему, кто есть кто и что мы здесь делаем, я предупредил, чтобы он особо не раскланивался.

— Граф, кланяющийся крестьянам, слишком уж удивительная вещь, народ может не понять юмора, а вам здесь еще править, — тихо пояснил я.

Он лишь слегка улыбнулся на эти слова и, отдав приказ загонять телеги во двор, остался наблюдать за нашим размещением.

Принцесса, повернувшись на живот попыталась сползти с телеги. На что отвлекся принц Рональд, было непонятно, но на помощь жене он явно не спешил. Вероятно, тоже в роль крестьянина слишком хорошо вошел. Действия Сонэты увидел Симон Лаэрский и, бросившись к ней, аккуратно придержал за талию, чтобы помочь спуститься на землю.

Принцесса, замерев на секунду, видимо, прикидывая, как в подобном случае должны действовать прирожденные крестьянки, схватила ближайший глиняный горшок и, извернувшись, разбила его о голову графа. Не ожидая такой подлянки, тот впал в полный ступор и отпустил фальшивую селянку. Не удержавшись, девушка взмахнула руками, соскользнула с повозки и осела на землю.

Выдав пару оборотов из лексикона трактирщицы, Сонэта живенько подхватилась, резко тряхнула юбкой, сбивая пыль, и, толкнув в грудь Симона, чтобы не стоял на пути, направилась к двери. Не вынеся столь сильного потрясения, граф запутался в собственных ногах и сел на землю с открытым ртом. Неподалеку стоял его высочество принц Рональд, и вид у него был не менее пришибленный, чем у графа.

Хм… Судя по всему, ему уже не скучно, и даже более чем.

Наклонившись к графу Лаэрскому, я тихонько поведал о моей не совсем удачной попытке научить принцессу вести себя более естественно в крестьянской одежде. Когда я перешел к пересказу реакции принцессы на поведение трактирщицы, Симон попытался сохранить серьезное лицо, но, не сдержавшись, фыркнул.

— Граф, я надеюсь, вы понимаете, что это является тайной, которую вы должны свято хранить, — с трудом сохраняя серьезный вид, сообщил я.

— Несомненно, несомненно… А теперь позвольте откланяться, я вынужден отдать некоторые распоряжения слугам, — стараясь не позволить губам расползтись в улыбке, сказал он и рванул за угол дома.

Вскоре оттуда донесся смех, больше похожий на ржание. Я не особо заботился о сохранении «тайны», этому все равно никто не поверит, зато теперь никто из господ Лаэрских не удивится поведению принцессы, что бы она ни выдала. Меня это вполне устраивало.

Вымывшись впервые за несколько дней и отведав горячей и более изысканной пищи, мы разбежались по предоставленным комнатам, чтобы поспать в нормальных кроватях с чистым бельем. Дальнейшая дорога обещала быть поспокойнее, ведь мы отправляемся в сопровождении отряда графа Лаэрского до замка Гроссаро. Оттуда, уже без меня и моей команды, но под охраной людей Ирвина и Рэма, их высочества поедут в столицу Трании.

ГЛАВА 9

Жизнь бьет ключом…

У графа Лаэрского мы поменяли одежду, чтобы не сильно отличаться от людей из его отряда, побросали телеги и пересели на лошадей. Наше путешествие пошло веселей: передвижение ускорилось, и настроение у народа несколько улучшилось.

Лишь когда мы въехали в замок Гроссаро и я оказался в объятиях Рэмануэля и Кристы, понял, что мы дошли.

— Если б вы знали, как я рада вас видеть! Но, умоляю, все разговоры потом. Позаботьтесь, пожалуйста, об их высочествах, — глупо улыбаясь, расслабленно пробормотал я и поплелся наверх.

На следующее утро граф Лаэрский с отрядом уехал к себе в замок. Мы же остались еще на денек переговорить с родственниками и отдохнуть. Последние события здорово вымотали нас, а впереди еще несколько дней дороги.

После обеда все собрались в гостиной рассказать свои новости и послушать чужие.

Пока я не начал говорить, все благоговейно молчали, глядя на меня почти с обожанием. По их лицам было видно, что сейчас они готовы сделать все, что я ни скажу, и даже не откажутся ходить строем. Вот только, зная, насколько папуля и Ирвин ленивы, сомневаюсь, что их хватит надолго. Несмотря ни на что, чувства моих родных ко мне были по-настоящему искренними, ведь благодаря моим действиям наша семья не только выбралась из бедности, но и достигла таких высот, о которых они даже и не мечтали.

Известие о том, что две дочери стали королевами, здорово потрясло родителей. Рэм и Ирвин, присутствовавшие на бракосочетании, мало что могли разъяснить остальным, поскольку узнали об этом событии только во время венчания сестер. Да и после у нас, в смысле сестер, не было времени рассказывать: я с Нираной и Кэнтаром укатил в Родэн, а Лори с Эртаном — в свою столицу.

— Из разговоров братьев и пояснений Кристы мы предполагали, что именно ты имеешь шанс стать королевой. Но чтобы Нирана и Лори… — помявшись, сказал отец.

Тетя Оливия, вернее, теперь уже мама, прижавшись плечом к отцу, с восхищением и любопытством смотрела на меня.

— Если честно, то зигзаг судьбы Нираны и меня удивил. Вероятно, невеста Кэнтара, леди Капри, навязанная ему регентом, была такой стервой, что он был рад жениться на ком угодно. К тому же, как я слышала, за годы сиротства к нему никто не проявлял столь искренней заботы и внимания, как Нирана. А тут еще по пьяни храбрость прорезалась, вот парень и рискнул. Лично я считаю, что он лишь выиграл от этого, — засмеялся я, стараясь развеять их иллюзию по поводу моего участия в этом событии.

Все с недоверием посмотрели на меня.

24
{"b":"170934","o":1}