ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В стремлении доминировать христианская церковь вырезала не только иноверцев, даже просто грамотные люди, умные, знающие, посылались на костер.

Поэтому упорное сваливание в кучу таких понятий, как Средневековье, неграмотность, бескультурье, жестокое отношение к женщине и так далее, не увязанное с христианством, мягко говоря… гм… не совсем верно.

Пока мою голову посещали философские мысли, а тело боролось с усталостью и трясущимися от переутомления ногами, мероприятие закончилось, и мы дружно выбрались на свежий воздух. На площади все так же шумела толпа. Заиграл оркестр, раздались приветственные крики. Я с огромным раздражением посмотрел по сторонам. Единственное, чего мне сейчас хотелось, — это лечь спать. Мы медленно дефилировали к замку, а народ все это время орал «Да здравствует!..».

В этот момент с трех сторон на площадь въехали повозки с бочками вина, и толпа, продолжая бодро выкрикивать лозунги, начала срочно перегруппировываться.

«Хм… Похоже, здесь все ходят на праздники со своими кружками», — успел подумать я, и мы вошли во дворец.

Жителям города на площади раздавали праздничный обед и вино, и на улицах полным ходом шли народные гулянья.

ГЛАВА 8

Неожиданные последствия игры в крестьянку

Следуя этикету, мы прошли в тронный зал, где дипломаты и высшая, в смысле выжившая, аристократия страны выдала нам свои поздравления «со столь радостным и знаменательным событием».

При этом некоторым из присутствующих с трудом удавалось изображать радостное выражение на своих лицах. Я понимал их настроение. Многочисленные казни и отравления не очень способствовали декларируемому состоянию. К тому же предположения о дальнейших расследованиях и возможных казнях настраивали на философские размышления о бренности бытия вообще и своего собственного в частности.

Несмотря на то что наша дружная компания, с королем и королевой во главе, являлась инициатором всех этих смертей, которые нам пришлось устроить, чтобы выжить самим, мы страдали и раздумывали о бренности бытия не меньше других. Женская половина ночью чуть ли не в полном составе тихо плакала в подушки. Остальные чувствовали себя не менее мерзко, только старались этого не показывать.

Выслушав положенные приветствия собравшихся в зале, Кэнтар, с некоторой угрозой в голосе, поблагодарил всех за честную службу и верность короне и дал разрешение начать праздничную часть. Тут же в зал вошли несколько десятков слуг с подносами, на которых стояли бокалы с вином. Оно было достаточно крепким, чтобы народ сумел поскорее забыть о недавних событиях и хоть немного расслабиться.

Подождав с часик, чтобы все успели принять на грудь и почувствовать некоторую веселость, я объявил, что в связи с недавними событиями их величества несколько утомлены и поэтому удаляются на отдых. При этом добавил, что королевской милостью они не только позволяют, но и требуют от своих подданных продолжать веселиться и наслаждаться жизнью. После этого их величества с их высочествами, да и вся наша команда отправились отдыхать.

Проспав почти до полудня, мы почувствовали себя намного лучше и уже легче восприняли праздничный обед и последующий бал. Проторчав на балу с часик, мы, под тем же предлогом и с теми же пожеланиями, покинули его и отправились заниматься более существенными делами.

То, что удалось без всяких проблем поженить Сонэту с Рональдом, являлось лишь половиной дела. Вторая часть этой авантюры — переправка их высочеств в Транию — виделась более трудной и опасной.

После многочасового обсуждения был выработан план дальнейших действий.

Мы, вдесятером, под видом крестьянских семей отправимся на телегах до ближайшего городка, где к нам присоединятся еще несколько человек охраны. Затем бодрым маршем достигнем замка графа Лаэрского, а дальше будем двигаться под защитой его отряда до имения Гроссаро. Оттуда я и команда вернемся назад, а Рэмануэль и Ирвин со своими отрядами будут сопровождать их высочеств до столицы Трании.

Чтобы скрывать отъезд их высочеств хотя бы в течение нескольких дней, мы пытались придумать причину, благодаря которой ни у кого не возникло бы вопросов или подозрений по поводу их отсутствия.

Итог размышлений получился не сказать чтобы гениальным, но на два-три дня мог сработать. А звучал он любопытно: «Стресс от недавнего покушения, наложившийся на неожиданное замужество, существенно подорвал здоровье наследной принцессы, в связи с чем ей прописан постельный режим и положительные эмоции, которые поручено обеспечить ее мужу, его высочеству принцу Рональду».

Услышав такое, их высочества возмутились, мол, уж очень глупо они выглядят. Пришлось проводить с ними политбеседу и объяснять теорию управления, которая использует забивание мозгов путем подачи определенной информации под особым соусом.

Любое событие имеет несколько официальных версий. Те, кому это выгодно, с учетом уровня интеллекта различных аудиторий, втюхивают конкретные факты, поданные в определенном ракурсе. Чем пассивнее, невнимательнее и безразличнее аудитория, которой поставляется каждая версия, тем проще и глупее должно быть подаваемое. Даже слова специальные придумываются, наподобие того же «совка», которое большого смысла не имеет, но назвал противника «совком» — и доказательств никаких не надо.

В город через потайной ход были отправлены семь человек из команды. Переодевшись в платья простолюдинов, они пошли покупать телеги, товар и подходящую одежду для всех. На покупки им отводился один день, поскольку на следующее утро, как только откроются городские ворота, мы собирались покинуть столицу. Управились ребята быстро и без проблем.

Утром мы нарядились в принесенные одежды. Если на членах моей команды крестьянская одежда смотрелась естественно, то принц и принцесса в подобных нарядах все же мало походили на простолюдинов. Особенно бросались в глаза их изящные руки с тонкими пальцами. Пришлось мазать им руки сажей, а потом заставлять помыть. После этой процедуры их высочества долго и с ужасом рассматривали свои ладони с черными прожилками и чернотой вокруг ногтей. Слава всем богам, что хоть спорить и закатывать истерик не стали.

Подземный ход выходил в тихом закутке возле высокого каменного забора, стоящего вдоль небольшого оврага, густо заросшего кустами и деревьями. Выбравшись на улицу, мы засыпали вход ветками и прошлогодними листьями и направились к трактиру, который располагался недалеко от этого места, где нас должны были ожидать мои люди.

Во дворе уже стояли собранные в дорогу четыре телеги, на которых сидели парни и девушки из команды в крестьянской одежде. Первые сутки пути мы намеревались ехать вдесятером, поскольку не хотели привлекать к себе внимание, да и дороги вокруг столицы были безопасными, о чем регулярно заботилась королевская стража.

На телегу, в которой должны были ехать их высочества и я, было погружено сено. В нем лежало наше оружие и посохи, сверху стояли несколько ящиков с глиняной посудой, кое-каким инвентарем и едой на время путешествия. Переговорив с Тарэном и понадеявшись, что ничего не забыли, я дал команду рассаживаться и выезжать.

Приподняв край платья и отставив локоток, принцесса плавно поплыла к нашему средству передвижения, изящным движением руки пытаясь заправить под косынку прядь волос, которую я перед этим специально вытащил. Для девушки в платье селянки все эти манеры выглядели несколько странно. Подойдя к повозке, Сонэта в нерешительности остановилась.

Ругнувшись про себя, я подошел к ней и, обхватив за талию, приподнял и забросил в телегу. Взвизгнув от неожиданности, она попыталась что-то сказать, но я ее невежливо перебил.

— Ваше выс… м-м… Марта, крестьянские девушки локти в стороны не расставляют, юбки не приподнимают, да и вообще ведут себя по-другому, — зашипел я, делая вид, что поправляю горшки в ящике.

— Вы не шутите? — озадаченно поинтересовалась она.

Я подозрительно посмотрел на принцессу, пытаясь убедиться, что она не издевается надо мной. Внешне ее удивление выглядело очень натурально.

22
{"b":"170934","o":1}