ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Спокойно выслушав, он сообщил, что приведет с собой два десятка людей, за которых может поручиться. Собрались все очень быстро. Мы сказали только: «Покушение на короля», и народ перестал переглядываться и строить догадки. Приказав надеть тряпичные чешки на сапоги, чтобы не шуметь при ходьбе, и придерживать оружие, капитан повел нас в сторону королевской спальни.

Туда же должны были притащить и некоторых членов Совета, чтобы были свидетелями. Также предполагалось, что подойдет начальник тайного отдела и начальник охраны. Их обоих побежали поднимать с постели парни из команды.

Рональд с Тарэном помчались к принцессе, чтобы спрятать и ее. В данной ситуации уж лучше перебдеть, чем недобдеть.

ГЛАВА 7

Тяжелое это бремя — власть

Пока мы добирались до королевской спальни, я пытался успокоиться и проанализировать сложившуюся ситуацию. Само покушение было вполне в классическом стиле. Почти половина переворотов в истории происходила именно таким образом: забегает группа заговорщиков, от одного до пятидесяти человек, больше, наверное, в комнату не поместится, уничтожает охрану и самого правителя. Чаще всего решившиеся на мятеж пользуются поддержкой влиятельных людей, поэтому быстренько провозглашают перемену власти и тут же начинают планомерно убивать противников и назначать на ведущие посты своих людей.

Не менее распространенный способ убийства — отравление, но такую возможность мы уж постарались отсечь. Посуда, из которой вкушало королевское семейство, хранилась у нас в комнате. Прислуживали за столом члены моей команды, и из общего блюда насыпали, как и наливали, всем присутствующим за столом, а Советнику и регенту — в первую очередь.

Полной уверенности в том, что готовится покушение, у нас не было. Глупо считать, что, как только появляются недовольные, они тут же бегут убивать тех, кем недовольны. За всю историю человечества не существовало повелителя, угодного всем. Тем не менее не все правители освобождали трон в результате насильственной смерти. Быть недовольным — это одно, а решиться на убийство главы государства — совсем другое.

Если вспомнить реформы и законы Петра I, полностью изменившие уклад жизни бояр, правящего класса России, то очевидно, что врагов у него было гораздо больше, чем друзей. Однако, несмотря на многочисленные возможности приблизиться к нему (проживание у мастеровых людей, посещение кабаков, многочисленные пьянки с простым людом, работа кузнецом и плотником и т. д.), его отравили уже во второй половине жизни, да и то собственная жена. Это, конечно, гипотеза, но уж очень логично она звучит. Гораздо глупее выглядит предположение, что Петр I умер от простуды.

Не все недовольные и не всегда решались на заговоры. Ведь в случае неудачи семьи и родственники зачинщиков вырезались безжалостно, а их имения отходили государству. К тому же для покушения нужны сообщники, а чтобы их заиметь, требовалось сначала убедиться, что кандидаты не донесут на тебя сразу же, как только ты заговоришь о своих планах… Спецслужбы частенько устраивали провокации, чтобы выявить потенциальных заговорщиков. Поэтому народ обычно предпочитал молчать в тряпочку.

За десять лет правления Родэном многие важные посты заняли люди, верные регенту. Однако, как и во все времена, большинство дворян и командиров военных подразделений мало задумываются, кому они служат. Для них это служба стране и правителю, а кто на самом деле отдает приказы, их мало интересует. Солдаты еще меньше обращают внимание на верхи, а просто выполняют приказы своих командиров. Вспомнить хотя бы солдат, расстреливающих народных депутатов, они были растеряны, ничего не понимали, но тем не менее стреляли.

Именно поэтому смещение неугодных правителей осуществлялось, как правило, небольшими группами заговорщиков из командного состава или людей, наиболее приближенных к трону, но жаждущих еще большего возвышения. А уж солдаты, в зависимости от предпочтений командира, переходили под управление новой власти или затевали сопротивление. А то бывало и так, что, пошептавшись по углам, солдаты продолжали нести службу, как будто ничего не произошло.

Нам же свергать никого не требовалось, следовало лишь убрать потенциальных заговорщиков, активных противников, тех, кто готов и будет действовать. Основная же часть подданных, вероятнее всего, искренне верит, что служит королю и стране.

Однако прошло только двенадцать дней с момента нашего приезда в столицу. Слишком мало времени, чтобы разобраться, кто нам враг, кто друг, а кто просто колеблется. Не травить же всех подряд?! С кем тогда останется король?! Особенно сложно заставить себя действовать, когда враги не нападают, а о заговоре только предполагаешь на основе логики и косвенных улик.

Покушение не было для нас таким уж неожиданным событием. Мы подозревали, что рано или поздно это должно было случиться. Лучше бы произошло позже, но это было не в нашей власти. К тому же, находясь в положении защищающего свою жизнь, легче решиться отдать приказ о захвате заговорщиков и их казни.

Благодаря своевременному предупреждению Сэта и знанию капитаном короткого пути мы подошли к королевской спальне почти одновременно с отрядом покушавшихся. Как я и надеялся, они проигнорировали отсутствие охраны у дверей комнаты и на всем этаже. Люди, рискнувшие пойти на серьезное преступление, часто перестают обращать внимание на мелкие нестыковки и несоответствия на их пути, стараясь поскорее выполнить намеченное.

Мы успели увидеть, как двери королевской спальни резко открылись и покушавшиеся в полном составе вломились в комнату. Еле удалось перехватить капитана, готового броситься на помощь королю.

— Спокойно, капитан. Даем им пару минут на наведение необходимого антуража, — прошипел я сквозь зубы, почти вися на нем.

— Мы должны спасти… — пытаясь отодрать меня от рукава, заорал он.

— Королевского семейства там нет. Они в надежном месте! — рыкнул я.

Пришлось три раза повторить, прежде чем до него дошел смысл слов и он успокоился.

В конце коридора появилась толпа народа, собранная моими парнями.

— А вот теперь пора начинать действовать, — сообщил я.

Быстро отдав указания, кто и в каком порядке движется и что делает, я во главе парней и девчонок из команды рванул к двери. Следом, недовольно бурча, шли капитан с гвардейцами.

Резко открыв дверь, я нанес ментальный удар по ближайшим солдатам. Двое моих парней подняли меня над толпой, чтобы лучше было видно, и я снова несколько раз ударил по присутствующим. Все замерли, неуверенно вертя головами, как будто пытаясь понять, кто они и что здесь делают.

Тут ворвался весь отряд и принялся быстро обезоруживать и связывать заговорщиков.

К тому моменту как в коридоре собралась большая толпа свидетелей, мы уже всех, кого требовалось, повязали и выстроили вдоль стен. Большая часть присутствующих, долженствующих выступать в качестве свидетелей, была одета в ночные халаты и почти ничего не соображала от страха. Выйдя вперед, я произнес речь о покушении, вставляя, где надо и где не надо, о врагах народа, предателях и вообще редисках.

К концу речи из соседней комнаты, где проживала команда и имелся вход в тайные лабиринты, вышел Кэнтар. Одет он был в официальный костюм, не забыл и корону надеть. Он был бледен.

— На меня было подготовлено и совершено покушение с целью захвата власти. Только благодаря дальновидности и работоспособности моего тайного отдела и его главы, герцогини Вэрински, заговор не удался. Мы требуем разобраться с заговорщиками как можно скорее! — приказал его величество, с трудом удерживаясь от того, чтобы не перейти на крик.

Закончив свою речь, он тут же, как и договаривались, убрался обратно в потайную комнату. Народ, согнанный моей командой, начал потихоньку понимать, что их никто убивать не собирается и они присутствуют здесь в качестве свидетелей. Не давая времени на полное обдумывание ситуации, я процитировал закон, принятый дедушкой Кэнтара, о кратчайших разборках и срочной казни преступников, покушавшихся на короля. Все снова напряглись, понимая, что под шумок могут убрать всех неугодных.

19
{"b":"170934","o":1}