ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Из казармы вышел капитан и быстрым шагом направился в мою сторону. Увидев двоих гвардейцев, валявшихся на земле, он сердито поджал губы и почти строевым шагом подошел ко мне.

— Почему ваши солдаты кидаются на людей? — холодно поинтересовался я.

— Прошу простить их. Они из пополнения. Только три дня как в казармах, — ответил их непосредственный начальник.

— Уже три дня, и до сих пор не научены, как себя вести, и не знают начальство в лицо? — Все еще не успокоившись, я сердито глядел на медленно поднимающихся мокрых гвардейцев.

До них уже дошло, что сделали они нечто если и совместимое с жизнью, то, вполне возможно, не совместимое с должностью, а то и со свободой.

— Это все новенькие или есть еще? — Мне пришла в голову интересная мысль.

— Еще десять человек! — отрапортовал капитан.

Я приказал их построить, что и сделали достаточно быстро. Пройдясь пару раз перед строем, я остановился возле провинившихся.

— Принимая во внимание короткий срок вашего пребывания в замке, слишком строго наказывать вас не будем. — Сделав паузу, я с усмешкой посмотрел на капитана.

Все, включая и его, облегченно вздохнули.

— Но такой серьезный просчет, как незнание начальства в лицо, необходимо срочно исправить. Вашему начальству, — повернувшись к капитану, я изобразил улыбку, от которой он побледнел, — вменяется в обязанность прочесть лекцию на тему, что такое начальство и как его надо бояться. Затем он расскажет вам о каждом вышестоящем начальнике с указанием имени, звания, обязанностей и его любимых наказаний, применяемых к дуракам с плохой памятью. После этого, подробно и с дополнительными комментариями, объяснит, как нужно относиться к женщинам, проживающим в замке, и кого из них необходимо особенно бояться, — профессорским тоном выдавал я, расхаживая перед строем.

Глядя на вытягивающееся лицо капитана, я решил, что над дополнительным наказанием голову можно не ломать, солдаты свое получат, и возможно, даже больше, чем я смог бы придумать.

— Напоследок хочу сказать лично вам, капитан, чтобы вы смогли оценить серьезность ситуации: благодарите всех богов, что на моем месте не оказалась графиня Гарнэлл или сама королева. Вы ведь в курсе, что они иногда ходят в таком же наряде. За подобный проступок в их отношении грозит если не смерть, то тюрьма уж точно… и не только провинившимся, — жестко закончил я.

Побледнев, капитан вытянулся, и, судя по остекленевшим глазам, он слишком хорошо представил данное событие и его последствия. Ну и чудненько! Значит, к лекции он отнесется серьезно.

С капитаном, после того как он принял близко к телу наш метод занятий, мы несколько раз беседовали о работе и о жизни. Он оказался неплохим мужиком, далеко не глупым и со своеобразным чувством юмора. После памятной первой тренировки он, завидев меня, тут же старался преподнести цветок. Где уж он его держал до этого момента, я так и не смог заметить. Пришлось предупредить, что я замужем. На что он лишь улыбнулся и ничего не ответил, однако цветы подносить не прекратил. Решив, что хорошие отношения с капитаном местной стражи — вещь полезная, я неизменно принимал подарки.

В ситуации с двумя неразумными гвардейцами я совершенно на него не сердился. Такое сложно предугадать, однако новеньким требовался хороший урок, чтобы предотвратить подобное в дальнейшем.

Я уже собрался уходить, когда заметил выходящих из боковой двери девчонок из моей команды. Подозвав их к себе, я направил свое внимание на выстроившихся солдат. То, что я увидел, мне не понравилось. Даже став свидетелями того, как невысокая тоненькая девушка отделала двух гвардейцев, солдаты продолжали смотреть на моих девочек лишь как на женщин.

Будь я в мужском теле, я бы сказал, нормально смотрят, но сейчас я находился по другую сторону баррикад. Поэтому взгляды солдат мне категорически не нравились.

И такое их отношение может быть чревато многочисленными проблемами. Следовало сразу расставить все по своим местам.

— Капитан! Завтра, сразу после завтрака, выведете всех не занятых в дежурстве гвардейцев, включая новеньких, к полосе препятствий. Хочу посмотреть, на что годны ваши солдаты, — ехидно улыбнувшись, подмигнул я и, захватив своих девчонок, ушел со двора.

Приказ соорудить тренировочную полосу я отдал уже на второй день по приезде в столицу, и ее воздвигли за три дня в соответствии с моими чертежами и рекомендациями.

ГЛАВА 6

Полоса ты моя, полоса…

Вернувшись к себе, на вечерних посиделках я поведал о произошедшем.

Кэнтар слушал мой рассказ с хмурым выражением лица, а когда я дошел до разговора с капитаном, где выдавал предположение, что Нирана и Нинэя могли оказаться на моем месте, он сжал губы в тонкую ниточку и, резко поднявшись, направился к двери. Мне хватило доли секунды, чтобы догадаться, куда его понесло.

— Нирана, держи его! — крикнул я, и мы с сестрой вцепились в короля с двух сторон.

— А ну отпустите! А то и вас прикажу казнить! — грозно заорал он.

— И куда это вы, ваше величество, намылились? И с чего это вы орете на женщин, как пьяный сапожник? Этому ли вас обучали на уроках этикета? Может, преподаватель плохой был и не обучил правилам поведения с женщинами? Тогда его казнить придется за халтуру, — голосом придворного подлизы высказался я.

— Дорогой, ты уверен, что на меня стоит так кричать? — с любезностью анаконды, собирающейся заглотить свою жертву, прошипела сестрица.

— Я не обязан перед вами отчитываться, — сбавив обороты, попытался выкрутиться Кэнтар.

— Еще как обязан. Герцогиня отвечает за твою безопасность и поэтому должна знать обо всех твоих действиях. Я же, будучи твоей женой и половинкой, имею полное право быть в курсе всех твоих дел. Особенно если от этого зависит и наша жизнь, — продолжила любезно шипеть Нирана.

Пытаясь успокоить Кэнтара и Нирану, я постарался перевести разговор в другое русло и начал рассказывать о предстоящем соревновании на полосе препятствий. Затем мы взялись обсуждать общую стратегию — кто и что должен делать, где стоять, куда бежать…

Как я потом убедился, это была далеко не самая удачная мысль, если не сказать хуже. Кэнтар, а чуть позже и Сонэта, попросились поучаствовать в данном мероприятии. Никакие уговоры и запугивания не помогли.

Взяв с них клятву, что они не будут предъявлять претензий ни ко мне, ни к участникам соревнований, а в процессе прохода полосы будут беспрекословно слушаться, я скрепя сердце согласился.

Несмотря на то что времени у нас не хватало и со всех сторон сгущались тучи заговора, это соревнование было просто необходимо всем. С момента объявления войны я и моя команда не имели возможности расслабиться и нормально отдохнуть.

Часть времени уходила на разведку и очистку потайных ходов, а также составление карт, чтобы не потеряться в переходах, как это случилось со мной. Еще часть занимали тренировки и обучение новеньких. Полностью перекладывать это дело на плечи других было нельзя. К тому же всем следовало поддерживать физическую форму. Ко всему прочему, мне приходилось каждый день работать над документами и приказами с Нираной и Кэнтаром.

Все эти дела здорово выматывали и напрягали. Такое напряжение могло сработать против нас в самый неподходящий момент. Поэтому требовалась разрядка. Я надеялся, что физическая нагрузка поможет нам сбросить накопившийся стресс.

Сразу после завтрака я и моя команда отправились к ближайшему лесу, где на большой поляне была сооружена полоса препятствий. Туда же должен был подойти и капитан со своими гвардейцами. Когда все собрались, я постарался объяснить как можно доходчивее, чем мы здесь будем заниматься.

— Помните, что защита короля — это не дуэль один на один, а слаженные действия коллектива, и, если коллектив не сработался, это будет лишь драка отдельных солдат. Настоящая команда, имеющая опыт совместных действий, способна сотворить гораздо больше, чем такое же количество разрозненных людей. Исходя из этого, победитель в соревнованиях будет определяться по последнему пришедшему.

16
{"b":"170934","o":1}