ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Часа через полтора, когда уже совсем стемнело, а Витька в четвертый раз запутался в обилии новых имен и в пятый раз начал, как ему казалось, разбираться, кто кому кем приходится, без стука вломился Диего. Посмотрел на происходящее понимающим взглядом и хотел было молча уйти, но Элмар его заметил. Рассказ немедленно прервался, и последовал красноречивый кивок на стол. Витька испугался было, что нетрезвый герой отвлечется, позабудет довести свое повествование до конца и он так и не узнает, что же там с их бедным кузеном случилось, но «стрелок-связист» только головой качнул в ответ на предложение.

– Мне сегодня ночью работать. Человека четыре надо навестить, и среди них господин Флавиус, превеликое спасибо папе за такие поручения. – Он зачем-то поправил шляпу и добавил: – Элмар, да не убивайся ты так прежде времени. Может, все еще обойдется. Шеллар ключ нашел, теперь его только достать как-то надо.

– Там, внутри? – с горестной иронией уточнил Элмар.

– Нет, у Жака в кабинете. Думаешь, откуда мне работа привалила? Сейчас будем ставить на уши весь Даэн-Рисс и добывать этот ключ. Все будет хорошо, не раскисай. Еще несколько дней – и мы его достанем, а уж когда маги заполучат пациента в свои руки, умереть ему не дадут.

Когда за ушедшим закрылась дверь, его высочество некоторое время задумчиво пялился в кружку, потом вдруг сообщил:

– Как это типично…

– Ты о чем? – переспросил Витька, прикидывая, как бы вернуть разговор в прежнее русло да выяснить наконец, что же там случилось.

– Да вот… – Элмар кивнул куда-то в направлении двери. – Толпа лучших магов континента носится по двум мирам в поисках ключа, и в конце концов Шеллар, сидя в чужой гробнице где-то в здешних болотах, находит его в кабинете Жака в Даэн-Риссе. В этом весь Шеллар.

– Ты мне как раз начал рассказывать, что там с ним случилось, и дошел до какого-то неудачного переворота… – осторожно напомнил Витька, и герой немедленно спохватился.

– Ах да. Мы тогда с друзьями были в отъезде, и до меня как-то не добралось вовремя известие о помолвке Интара…

Еще через пару часов, когда повествование дошло до собственно Повелителя, вторжения с Каппы и решения хитроумного кузена лично внедриться в логово врага, появился убас. Тихонько, стараясь никому не мешать, пробрался к своему топчану, сделал пару глотков из Витькиной кружки и лег спать, так как ничего из рассказа не понял, но сообразил, что прерывать его переводом не следует, лучше завтра выслушать в сжатом изложении.

Чем окончился рассказ и что случилось с этим самым несчастным кузеном, Витька еще помнил, ибо дослушал внимательно до конца, будучи еще относительно в сознании. А потом понесло и его. Уж больно грустная была история, как тут не напиться с горя, когда такое творится.

Еще некоторое время спустя (счет этому времени он тогда уже потерял) речь зашла об их путешествии и великой миссии, и упившийся агент Кангрем попытался в который раз втолковать наивному пришельцу, что произошла ошибка. Может, сам Элмар и тянет на героя пророчества, может, у него и вправду особая судьба и тому подобное, но вот со спутником он точно ошибся. Хоть и говорит убас, что так лучше, что людям надо дать какую-то надежду, какой-то понятный символ и любым способом поднять на борьбу, все равно он неправ. Нельзя тащить в «символы» кого попало, особенно если этот «кто попало» хронический неудачник, который непременно провалит любое великое начинание.

– Я же вам все завалю и похерю к чертям! – едва ли не умолял он, пытаясь добиться от пьяного собеседника хоть искры понимания. – Я всю свою жизнь только и делал, что все портил, и в результате оказывался в глубокой заднице, хорошо если один. Есть такая порода людей, с которыми вечно в самый ответственный момент случается какая-то пакость. Вот я из этой самой породы. Как началось все с разбитого диска, так и закончилось тем, что я в последнюю ночь перед эвакуацией попал в плен.

Он говорил долго, перескакивая с одной своей неудачи на другую, из-за чего история его жизни вышла хронологически перекособоченной, но, как он надеялся, все же оставалась убедительной. Элмар молча слушал, не задавая лишних вопросов, хотя видно было, что многие вещи для него новы и непонятны. Его выслушали, и теперь он честно возвращал долг. Вот только понял ли он хоть что-нибудь из услышанного?..

– Ну ты хоть понимаешь, о чем я толкую? – взмолился наконец Витька, отчаявшись услышать ответ на вопрос, давно сгинувший где-то в самом начале объяснений.

– Да, – неожиданно четко, словно и не выпил почти полбочонка, отозвался Элмар. – Ты мне объяснял, что ты неудачник и поэтому тебе нельзя быть героем пророчества и вести за собой людей, ведь они могут пострадать из-за твоего невезения. Я все понял.

– Ну и что мы с этим будем делать?

Принц отвлекся от вдумчивого изучения дна кружки и поднял голову.

– Виктор, сколько тебе лет?

– Ну сорок шесть, а что? – озадаченно ответил Витька, с трудом вспомнив требуемую цифру.

Остекленевшие, как у зомби, глаза смотрели прямо сквозь него, но слова звучали твердо и убежденно:

– Неудачники столько не живут.

Глава 3

Вот ради этого стоило идти на убийство… но боже, почему же непременно у меня в кабинете!

Р. Стаут

– Тебя не было две недели! – Саша произнесла это так, что Мафею немедленно захотелось провалиться сквозь пол от стыда. – Как ушел искать дядю Витю, так и пропал! Даже о том, что его нашли, мне пришлось узнавать от папы!

Мафей наконец догадался, что подружка пустила в ход свои магические умения, и сердито огрызнулся:

– Перестань меня стыдить! У нас эти две недели такое творилось, что мне некогда было передохнуть, не то что по гостям расхаживать. Я хотел тебе все рассказать, а ты сразу в драку!

– Насчет драки – это ты сильно преувеличил, хотя и следовало бы надавать тебе по ушам…

– Ничего не преувеличил. Магическое нападение – это та же драка, только другим оружием. Думала, я не пойму?

– Думала, тебе действительно станет стыдно, что ты за две недели не мог найти времени хотя бы на минутку заглянуть, хотя бы сказать, чтобы тебя не ждали! А я сидела как дура и каждый день ждала. И сегодня ждала с самого обеда, а уже вечер. У нас тут тоже кой-чего творилось, и мне тоже есть чего тебе рассказать.

Наваждение схлынуло, а остаточные явления Мафей отогнал волевым усилием.

– Кто первый будет рассказывать? – грустно усмехнулся он. – Или монетку бросим?

– Чтобы ты ее пролевитировал как тебе надо? – фыркнула вредная девчонка.

– Да мне все равно. Как надо тебе?

– Тогда я первая начну. У меня точно короче получится. Только давай не здесь. Давай к дяде Вите переберемся. Папа на эту неделю взял отпуск за свой счет, чтобы без помех дядю Витю искать, поэтому он сейчас не на работе и прийти может в любой момент.

Хотя Мафей давно подумывал о личном знакомстве с Сашиным папой, как раз сейчас он чувствовал себя уставшим и не готовым к серьезным объяснениям, поэтому без возражений переместился в знакомую квартиру.

Сейчас, когда здесь никто не жил и даже не наведывался уже несколько недель, жилище выглядело запустелым. Особо этому способствовала пыль, которую хозяин не вытирал, даже когда заходил домой, и забытая на столе тарелка с усохшими объедками и пушистыми островками плесени. Саша наморщила нос и шустро спровадила сей натюрморт в мусороприемник, а тарелку сунула в раковину.

– Чайник поставить? Правда, я не знаю, есть ли у дяди Вити чай…

– Я бы лучше кофе, – признался Мафей, посматривая на шкаф. – Если есть.

– Натурального у дяди Вити точно нет.

– Сейчас попробую свою заначку достать…

Мафей протянул руку, сосредоточился, но вместо кофе достал почему-то огромный пряник – свежий, еще теплый и отчаянно благоухающий родным домом.

– С нашей дворцовой кухни, – определил он, изучив выдавленный на прянике рисунок. – Почти не промахнулся, можно сказать.

19
{"b":"159172","o":1}