ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Обидно. Хотя… Я принадлежу к пофигистам. И на вопрос — а что вы будете делать, если умрете, отвечу — жить. Просто жить дальше.

Вот и теперь я жива — это плюс! У меня есть тело и дом — два плюса. Есть еда и даже магические способности! Короче, сплошные плюсы. Так что хватит нам ныть и жаловаться — пойдем-ка мы…

Ага. Не пойдем. Голова кружиться как карусель. С такой ориентацией в пространстве я если куда и пойду… Хм, ладно.

День приближался к вечеру. Хотя, когда я выходила из замка — было как минимум середина дня. Это ж сколько я тут провалялась?! Да не солнце! Немудрено, что голова изображает из себя веселые горки. Я осторожно осмотрелась вокруг. Солнышко валялся аж у подножия лестницы. Но это мелочи. Привычно сожмем пальцы — и посох уже у меня в руках. Иех, хорошо-то как! И бегать никуда не надо.

Теперь, используя его в качестве дополнительной ноги и активно помогая себе крыльями (что, зря они там у меня растут?!) поднимемся на ноги. Постоим, приходя в себя, выслушаем гневные вопли желудка (ну, колдовали же, куда без этого?) и пошкандыбаем на кухню. Я надеюсь, мясо еще никуда не исчезло.

При моем приближении двери привычно распахнулись, пропуская внутрь и плавно закрылись за моей спиной. Так же себя повели и остальные столярные изделия. Я даже немного перепугалась — это что, у меня тут и привидения завелись? Или сквозняки?

Я бы испугалась больше, но чувство зверского жора (есть я хотела в прошлые разы. Сейчас я хотела именно что жрать!) заглушало все остальное. Поэтому я мало обращала внимания на сии странности. В кухне я добралась до знакомого котелка, который… стоял над огнем! Кто его туда поставил… Не знаю, но уж точно не я. Но теплое мясо оказалось куда как вкуснее холодного. И хлеб был словно свежий. И вода… нет, не теплая, и не свежая. Просто… ну, не знаю, как описать. Просто она стала не такая. Лучше.

В этот раз даже забив желудок под завязку я все еще хотела есть. Поэтому не находила в себе сил подняться из-за стола, упрямо ожидая, что все утрясется, и в меня влезет еще кусочек… ну хоть один!

Нет, не влезет. Пришлось икая и охая вытаскивать собственное изрядно отяжелевшее тело из-за стола и шкандыбать по направлению к комнатке уединенного сидения. Перила словно подталкивали меня вверх, а ступеньки ложились под ноги, а не старались за них ухватить.

Покинув уютненькое помещеньице в конце коридора я поняла, что все. Хватит приключений на сегодня. И направилась к той комнате, которую определила себе для проживания. И едва не шарахнулась назад, увидав появившееся в зеркале изображение. Никак не привыкну к собственному отражению…

Уже сидя на кровати и стараясь не заснуть, я поразмышляла над проявившимися странностями и вспомнила… Я же хотела оживить замок! Так что…

Я с испугом подпрыгнула на кровати и уставилась на Солнышко.

— Так это… Это… Да?

Солнышко ехидно (не знаю, как я это определила, но ей-ей, ехидно!) подмигнул мне чуть светящимся навершием.

— Эээ… Замок? — тихо осведомилась я, вертя головой по сторонам.

Гобелены тихо зашуршали.

— А как тебя звать?

Молчание. Ни ветерка.

— Это что, у тебя имени нет?

Полувздох сожаления.

Я задумалась. Никогда не давала имен замкам. И ведь ничего кроме банальностей типа Несокрушимый, Неприступный в голову не идет. Плюнув на отказавшее в самый неподходящий момент воображение, я решилась:

— Нарекаю тебя Домом!

Стекла в окне радостно звякнули.

— Ну и хорошо… — пробормотала я, падая на такую манящую подушку и проваливаясь в глубокий сон без сновидений…

Глава 2

Жизнь продолжается…

Мечты сбываются! Помни об этом…

Доброе утро!

Утро добрым не бывает!

Прошла неделя. Я постепенно осваивалась в новом теле и в окружающем меня Мире. Мой день теперь проходил довольно живо. Утром я вставала, приводила себя в порядок, завтракала, осведомлялась у Дома, на болит ли у него чего и принималась за восстановительные работы. Так как мимохожая орда потрудилась на славу.

После чего следовал плотный обед, после которого я занималась новым телом. А если поточнее — училась летать. А иначе зачем мне были дадены крылья? В ногах путаться?

Урок начинался с того, что я взбиралась на не сильно высокий сарай и спрыгивала с него, махая крыльями. Внизу предупредительно была постелена куча соломы, в которую я и приземлялась.

Первые мои попытки на летном поприще закончились ушибленными коленками и локтем, но я, с упорством достойным лучшего применения, вновь и вновь штурмовала сараюшку.

Так продолжалось до ужина, на который меня звал Дом, громко хлопая входными дверями. А после него я шла в библиотеку, где с помощью Солнышка постигала азы чтения и письма. Больше всего это напоминало «угадайку», когда на определенную букву мне показывали соответствующую картинку. Вот так я и развлекалась до тех пор, пока глаза не начинали слипаться. Тогда я отправлялась в свою комнатку. Спать.

Наутро у меня зверски болели крылья, но я малодушно пользовалась Солнышком, чтобы снимать боль и напряжение. Он отлично умел не только восстанавливать, но и лечить.

В конце недели я уже могла долететь с сараюшки до ступенек лестницы, но не дальше. Дальше у меня не получалось. Пока.

Через семь дней от «прибытия» я под вечер бродила по двору, гоняя скуку, и наткнулась на статую коня, вставшего на дыбы. Неизвестный скульптор трудолюбиво изобразил все, вплоть до мельчайших деталей. Красиво…

Пару раз обойдя статую вокруг я, воровато оглянувшись по сторонам, полезла на нее.

Хм… Лезу это я, значицца, на коня… раз лезу… Другой раз лезу… В общем, после того, как вершина под названием «седло коня» была покорена, мне можно было со спокойной совестью записываться в клуб скалолазания или как он там по-умному называется?

Кто ж знал, что в этих узких штанах ноги высоко не задираются? Да и сидеть в седле оказалось не столь удобно, как показывают во всяческих приключенческих фильмах.

Но ладно, я сюда забиралась не для размышлений.

Поудобнее (насколько это вообще было возможно) устроившись в седле, я приняла горделивую позу полководца впереди огромного войска. Все равно никто не видит и не посмеется. Так что можно и повыпендриваться. Потом я представила, как на этом красавце-коне белого… нет, наверное — черного…

Так, стоп. Вот интересно, а на каких конях там всякие великие полководцы ездили? Нет, что на больших, гордых, сильных и красивых — это само собой разумеется, а вот какого они должны быть цвета? Не помню, обидно…

Ладно, тогда буду принцем на белом коне. И тоже вести войско в бой. Итак, на чем же я там остановилась?..

Ага. Значит я, впереди войска на белом красавце-коне, взмахиваю мечом (ну ладно, вместо меча пока побудет Солнышко) и ору:

— В атаку, мои верные воины!! — грозный вопль огласил двор.

— И-и-го-го-го!! — отозвался на него конь, опускаясь на передние ноги.

— ……………. мать! — отозвалась я, падая ему на шею и вспоминая, что зарекалась мечтать с Солнышком в руках.

Конь замер, обернулся в мою сторону и удивленно распахнул глаза. Отчего-то темно-лиловые.

— Привет! — помахала ему рукой я.

Конь тряхнул головой, зло сощурился и… И я почувствовала себя коктейлем в бутылке у бармена. Вверх-вниз-потрясти. Крутануть. Потрясти. Выписать какую-то загогулину…

Честно говорю — держалась на испуге. Ножки у коняшки размером с хорошую тарелку, да и под ними — каменные плиты, а не зелененькая травка. Размажут тонким слоем — и Солнышко не спасет. Поэтому я изо всех сил вцепилась в пляшущего подо мной зверя, уже не считая его красивым и т. д. Сейчас у него из цензурных определений было одно — злобный.

Но ничто хорошее — не вечно. Особо извращенный кульбит (и как у него позвоночник выдержал??) — и я зависаю в свободном падении.

На каком-то зверином инстинкте самосохранения крылья широко распахиваются и начинают быстро и сильно бить по воздуху. Я кое-как удерживаюсь в воздухе, со злорадством наблюдая как конь, оглядев землю и не найдя меня там задирает морду вверх… и роняет челюсть.

4
{"b":"146429","o":1}