ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ни-ни-ни, что ты! — ну да, а глаза настолько честные и невинные, что ангелы просто рыдают от зависти. Им такое выражение и не снилось. Только почему у меня доверия ни на грош?

— Ну ты и… — фраза заканчивается ещё одним зевком, а веки наливаются свинцовой тяжестью. После пробуждения непременно всё ему выскажу и плевать не на то, что он обо мне подумает. Это же не дело так со мной обращаться…

— Спи… — доносится до сознания и оно мгновенно отрубается. Интересно, мне что-нибудь приснится?..

Глава 11

Узелок завяжется, узелок развяжется…

«Чистка рядов должна начинаться изнутри!»

— подумал сержант, выпивая стакан отбеливателя…

М-рр, ням-ням… Давно так не высыпалась. Что именно снилось — в упор не помню, но настроение на редкость доброе и покладистое. Вот бы еще найти, кого и куда положить — вообще жизнь прекрасной станет. Кстати, мы уже дома или все еще сидим на этих… Серых равнинах или как там их. На редкость неприятное местечко. И больше всего в нем мне не нравится, что оно вызывает какой-то неконтролируемый страх. Жуть эдакую.

Ладно, хватит о грустном. Надо раскрыть глазки и посмотреть, куда же это нас занесло. Угу… Ага… Как там в том анекдоте: «Холмс, что вы можете сказать об этих звездах? Что у нас сперли палатку, Ватсон!» В данном случае неизвестные утащили не только «палатку» типа трактир, но еще и кучу людей с дождем в придачу.

Кстати, встать не мешало бы. А то впивающийся аккурат между лопаток камень к размышлениям не располагает. Особенно, когда ощущаешь его, кажется, всем телом. Общим. Радует, что мы наконец снова вернулись в «реальность». Не радует то, что Рэя я совсем не ощущаю. Или спит еще или…

О втором варианте задумываться не хотелось. Не то, чтобы я так уж к нему привязалась, но с темным было спокойно несмотря ни на что. Во всяком случае не приходилось заботиться о знании мира и постоянном контроле за действиями. «Крылатик» играл роль эдакого буфера, за которым можно было в случае чего спрятаться и отсидеться.

Конечно, с моей стороны была не только признательность. По мере сил и возможности старалась помогать. Обеспечивала посохом, за крыльями присматривала. А в линьку еще и пух щипала. Темный оказался довольно непоседливым и раздражительным. Долгое время заниматься однообразным и кропотливым делом просто не мог — тут же взрывался и раздражался. Так что чистить крылья от старого пуха пришлось именно мне.

В общем, было у нас эдакое взаимовыгодное сотрудничество. Честно говоря я не знаю, как к этому относился Рэй, а мне нравилось. Нет, свои минусы в этом были и еще какие. Одно только то, что мы делим тело на двоих (причем — мужское) создавало кучу проблем. Но с другой стороны когда еще сможешь вот так узнать другого? Здесь же не солжешь, не утаишь… разве что очень сильно постараться, но, надеюсь, такого не случится.

В общем, когда, очнувшись, я не ощутила присутствия Рэя, то забеспокоилась. Только сперва решила уточнить, где именно нахожусь. Села и огляделась по сторонам. Холм, не очень высокий, но и не низкий. Покрытый травой, только вершина лысая и каменистая. Вокруг лес. Хвойный. Места вроде как незнакомые. Да и почему-то мне кажется, что холмик этот рукотворный.

И есть хочется просто неимоверно. Как и пить. Хорошо что Солнышко рядом, это как-то вселяет надежду хотя бы на то, что от голода не умру. А там… Думаю, что дан и иглистые, которые нас сопровождают, не уйдут просто так. Найдут. И остальных приведут. Эх, если бы они еще и Киар покусали — лично чмокнула бы каждую мохнатую приложившуюся морду. Но мечты чаще всего так и остаются мечтами.

Ладно, пора и мне заняться поисками одного наглого и темного типа. Куда его, спрашивается, понесло?! Мало мне неприятностей, так еще и этого типа разыскивай. Надо же узнать, кто на нас напал, как и почему. А так же что сделать, чтобы больше такое не повторилось. Оказываться ни с того ни с сего в Серых Землях снова мне не хотелось. Как и просыпаться потом непонятно где.

Вот ведь! Я же даже представления не имею, что и где. Не то, чтобы совсем не интересовалась географией, но изучала ее постольку-поскольку. Точнее — на практике. Где мы проезжали, окрестные места, ближайшие соседи и наиболее интересные места. Обширных же знаний нет.

Только вот… где же его искать?!

— Рэй? Рэй?! — сперва тихо, а затем и в полный голос позвала я.

А в ответ — тишина. Лес шелестит, птички… орут дикими голосами, что-то или кто-то шуршит и потрескивает ветвями в зарослях. Темный же молчит как партизан на допросе. Или страдает внезапной глухотой, что с ним иногда случается. Особенно когда слышит неприятные для себя вопросы.

Может, он вообще возвращаться не хочет? Но почему? Скорее я бы поняла, если бы меня назад пускать не хотели, но чтобы сам не вернулся? Неужели нашел себе другое тело? М-дя… неприятная была бы ситуация. Если честно, то это именно я не оставляю надежды найти себе женское тело. Поскольку мало верю в то, что смогу вернуть собственное.

Или он не может ответить? Тогда еще хуже. Вроде Райлен не самый последний маг. Значит тот, кто его блокирует — еще сильней? Это плохо. А с другой стороны темный сейчас без посоха, так что и сил у него не особо много. Во всяком случае мне надо найти его как можно быстрей. Разбираться с причинами молчания будем потом.

Мухтар, след! В смысле:

— Солнышко, а Солнышко? Где же нашего темного носит? Давай его найдем! Пожалуйста.

Посох слабо засветился. Ну и как это понимать? Осторожно качнула его в одну сторону. Свечение стало слабей. Ага, играем в «тепло-холодно»? Ладно. Мне всегда нравилась эта игра. Так что… нашла направление, в котором свечение стало наиболее сильным. Пошла вперед и… возле самых елок меня накрыло.

Такое впечатление, что через тело словно разряд тока пропустили. Правда, сразу же нарисовался темный. И еще как нарисовался. От разделенной напополам боли у меня ослабли ноги и пришлось опуститься на землю. Как в пресловутую соломинку — вцепилась в посох. Прохладное дерево приносило некоторое облегчение.

Почему я в первый же момент не воспользовалась его лекарскими качествами? А вы пытались думать, когда вас словно бы выкручивают? Лично у меня не получилось. Зато потом, когда немного попустило и у меня хватило сил не только жадно хватать воздух, но и соображать — задействовала посох.

Постепенно боль отпускала. Темный зашевелился более активно и попытался перехватить управление и отрезать боль. Но я рыкнула, чтоб не мешался под ногами, и снова сосредоточилась на лечении. Потом будет права качать. Когда расскажет, где же его носило…

Небо было пронзительно-синее, глубокое и далекое как никогда. Выгнутое крутым куполом, окаймленное темной щетиной хвойного леса. Ни облачка, ни случайной птички. Только ветерок еле-еле колышет верхушки громадных елей. Таких в городе редко увидишь. Особенно сейчас.

Красота… ничего не болит. Крылья свободно распластаны по земле и кое-где травинки чуть заметно щекочут кожу. Настроение созерцательно-философское, и зажатая в зубах травинка только дополняет картину, органично вписываясь в сюжет «умиротворение».

«Ну и зачем?»— кажется, Рэй тоже пребывал в нирване. Поскольку вопрос был задан на редкость равнодушным тоном. Можно подумать, что просто для проформы. Хотя, может, это так и было.

«А как иначе?»— травинка качнулась вверх-вниз, как бы подчеркивая сказанное таким же равнодушным тоном.

«Можно было оставить…»— мысль он не заканчивает и правильно, могу и санкции применить. Нет, не физические. Просто обидеться. А сейчас это будет чревато.

Кому-то почти удалось разорвать наши связи, поэтому и было так больно. Когда из тебя словно живьем тянут нервы — впечатление незабываемое. А, поскольку «сверху» условно был Рэй, то ему и попало больше, чем мне. Это уже потом мы поделили боль пополам. Что же было в самом начале — мне страшно даже представить.

35
{"b":"146429","o":1}