ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как прикажете, сир! — юноша пожал широченными плечами и погрузился в чтение…

…Читал Ромерс так же быстро, как и его отец. И наверняка так же вдумчиво. Забавно, но выражение лица графа менялось именно в той последовательности, на которую и рассчитывал Вильфорд: недоумение, интерес, возмущение, задумчивость, и только потом — легкое чувство вины.

Последнее порадовало короля больше всего: оно означало, что за этот год Томас не раз возвращался мыслями к их последнему разговору. И все-таки сомневался в правильности принятого тогда решения…

С трудом дождавшись, пока граф закончит с последним свитком, Вильфорд Бервер легонько постучал пальцами по столу и негромко спросил:

— Ну, и что скажете, Томас?

— Ситуация — серьезнее некуда… — уклончиво ответил Ромерс. И в этой его уклончивости тоже звучало то самое сомнение!

— Даю слово, что не имею никакого отношения к смерти вассалов Бадинета Нардириена… — отвечая за незаданный вопрос, поморщился король. — Граф Орассар и его люди — тоже…

— Боюсь, что онгаронцы в это не поверят… — мрачно пробормотал граф.

— Уже не поверили… — Вильфорд Бервер навалился грудью на стол и пододвинул к вассалу Законника еще один свиток: — Вот это письмо я получил сегодня днем…

Ознакомившись с чрезвычайно лаконичным посланием Ленивца, Томас нахмурился еще сильнее:

— Получается, что избежать войны нам не удастся?

— Угу… — угрюмо кивнул монарх.

— Мда… Из второго отчета следует, что… армия короля Бадинета… э-э-э… подготовлена ничуть не хуже нашей? — подбирая каждое слово, продолжил юноша.

— Может быть, даже лучше. Скажем, воины той же Золотой тысячи лишь немногим уступают воинам Правой Руки…

— А их — целая тысяча! Почти в два раза больше, чем вассалов его светлости графа Утерса…

— Да… — кивнул король. — То есть, победить быстро и без особых потерь нам не удастся… Что отсюда следует?

— При любом исходе этой войны ослабленный союз Элиреи, Морийора и Онгарона перестанет быть значимой силой. Иначе говоря, мы станем легкой добычей почти для любого из наших соседей…

— Правильно! И чтобы этого избежать, надо лечь костьми… Каждому…

Граф Ромерс сжал зубы и слегка побледнел.

'Начинает что-то понимать…' — подумал Вильфорд. И ткнул пальцем в последний прочитанный свиток: — Если вы внимательно читали вот этот отчет, то должны были обратить внимание на то, что почти каждый из тех моих вассалов, которым я могу безоговорочно доверять, будет заниматься тем делом, в котором сможет проявить себя максимально хорошо. Скажем, граф Утерс будет командовать армией, граф Орассар обеспечит безопасность членов королевской семьи, министров и военачальников, граф де Ноар перекроет границы с Вестарией, Морийором и Делирией, ваш отец займется выявлением недовольных среди моих вассалов…

— Странно, но о задачах, которые вы поставили моему сюзерену, там не было ни слова… — задумчиво пробормотал Ромерс. Потом расправил плечи и добавил: — Однако я уверен, что граф Утерс-младший без дела не останется…

— Не останется… — кивнул король. — Утерс Законник уже доказал свое умение решать самые запутанные проблемы, и у меня есть для него одно очень важное дело. Но я сейчас не об этом: как я уже сказал, каждый из вышеперечисленных дворян сделает для королевства все, на что способен. Единственным человеком, который останется без дела, окажетесь вы…

— Я? — ошарашенно переспросил граф.

— Да, вы! Или вам кажется, что должность оруженосца — это максимум того, на что вы способны?

— Но, сир, я поклялся своему сю-…

— Вы знаете, как звучит клятва, которую дает наследник рода Утерсов своему отцу? — не дав ему договорить, спросил король.

— Нет…

— Могу процитировать: 'Клянусь служить короне и народу Элиреи не за страх и не ради выгоды, а так, как того потребует честь нашего рода и моя совесть'. Обратите внимание на последнее слово! И задумайтесь, насколько точно оно выражает отношение Утерсов к своему Долгу перед Элиреей…

Граф Ромерс вспыхнул:

— Я то-…

— Да, вы не нарушали клятвы, данной графу Аурону… — холодно произнес король. — Только вот стать достойным своего сюзерена вам НЕ УДАЛОСЬ! Ибо для того, чтобы служить короне и народу Элиреи, он сделал больше того, что мог. Даже решился на поступок на грани бесчестия! А вы… вы просто прячетесь за его спиной…

Граф Ромерс смертельно побледнел, потом вскочил с кресла и принялся шарить рукой по бедру, где должен был висеть его топор.

— Целых шестнадцать лет вас учили думать, сопоставлять разрозненные факты и делать правильные выводы! — расчетливо выждав несколько мгновений, зарычал король. — Однако вместо того, чтобы использовать на благо своего королевства свою ГОЛОВУ, вы ухаживаете за лошадью своего сюзерена и носите его дорожный мешок…

— Я…

— Что 'вы'? — врезав кулаком по столу, заорал король. — Кажется, вы убежали из дома для того, чтобы доказать всем, что в роду Ромерсов рождаются не только трусы! Ну что, доказали? Может, теперь стоит взять на себя хоть какую-то ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

Граф Ромерс набычился:

— Еще не доказал…

— И не докажете! Никогда!!! — сделав вид, что заставил себя успокоиться, криво усмехнулся король. — Ибо для высшего света королевства вы так и останетесь обычным, никому не известным оруженосцем…

Юноша растерялся:

— В каком смысле, сир?

— Выбранный вами путь ведет в тупик! Вспомните: принеся Законнику клятву верности, вы попросили его называть вас по имени! Так как мои вассалы смогут узнать, что в роду Ромерсов появился настоящий мужчина?

— Я…

— Не перебивайте меня, граф!!! — сверкнул глазами Вильфорд. А потом, 'расстроенно' вздохнув, добавил: — Знаете, ваш отец этого не заслужил…

На лбу графа Ромерса выступили капельки пота, а на виске запульсировала жилка:

— Простите, ваше величество, я понимаю, что совершил ошибку… что не смогу приносить Элирее всю ту пользу, которую мог бы… но я связан данным словом. А, значит, буду продолжать ухаживать за лошадью своего сюзерена и носить его щит…

— То есть думать вы снова отказываетесь? — сокрушенно вздохнул король.

— В каком смысле, сир?

— Я бы на вашем месте переговорил с графом Ауроном: поверьте, он не хуже меня понимает, что должность оруженосца вы давно переросли…

— И что я ему скажу?

Король выдвинул верхний ящик стола, достал из него запечатанный свиток и небольшой сверток:

— Просто покажите ему вот это…

— Что это, сир? — заворожено уставившись на сверток, хрипло спросил граф.

— Патент сотника Тайной службы и соответствующий браслет… — поняв, что победил, устало пробормотал король. — На мой взгляд, эта должность позволит вам принести королевству максимальную пользу и даст вам возможность подготовиться к более высокому уровню ответственности…

Томас Ромерс растерянно посмотрел на верховного сюзерена, а потом отрицательно помотал головой:

— Простите, сир, но… даже если граф Аурон вернет мне мое слово, это будет чересчур! Я просто не справлюсь!

— Я читал все ваши отчеты, граф! — усмехнулся король. — В баронстве Квайст вы накопали больше информации, чем смог бы любой из сотников Тайной службы. Это — школа вашего отца… Справитесь…

— А-а-а…

— Граф Аурон выехал из дома четверо суток назад… Завтра или послезавтра он будет в Арнорде… Остановится, естественно, в своем доме…

— Спасибо, сир! — выдохнул граф. И, увидев повелительный жест, попятился к двери.

— Не забудьте свиток и браслет… — с трудом удержав на лице серьезное выражение, буркнул король. Потом вспомнил о баронессе Квайст и ее супруге, и добавил: — Кстати, не забудьте, что завтра в полдень вам и мэтру Девиро надо быть в Королевском суде…

— Непременно буду, сир! — воскликнул Томас, и, подхватив со стола сверток со свитком, чуть ли не бегом выскочил из кабинета…

Глава 38. Граф Логирд Утерс

…Белый зал Дворца Справедливости оказался переполнен: желающие поприсутствовать на суде дворяне заняли не только Высокий Балкон, но и все Возвышение Купцов со Ступенью Ремесленников. Если бы не воины Внутренней стражи, окружившие Площадь — кусок зала, предназначенный для свободных землевладельцев, — то занятой оказалась бы и она! Несмотря на то, что в любое другое время один только намек на то, что какой-нибудь из присутствующих в зале дворян может наступить на устилающие ее серые плиты, стал бы прекрасным поводом для дуэли.

70
{"b":"141937","o":1}