ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, но мой муж никого не убивал!!!

— Твой муж грабил. Тех, кто стоит за твоей спиной. И тащил домой то, что отнимал у них и у их детей! Повернись к ним лицом. Загляни в глаза. И подумай… Может, тогда ты поймешь, что твой муж, сын и деверь сами выбрали свой путь. И наказали себя тоже САМИ…

Глава 22. Иарус Молниеносный

…Благосклонно улыбнувшись склонившемуся в поклоне маэстро Велидетто Инзаги, Иарус Молниеносный перевел взгляд на фигуру, возникшую в дверях Малого зала для аудиенций, и мрачно свел брови у переносицы: в свете факелов, закрепленных на стенах коридора, посол Урбана Красивого выглядел, как сгусток мрака! Черное, без какой-либо вышивки, котарди. Черные шоссы, заправленные в черные сапоги. Черный кожаный пояс. Ножны парадного меча — и те в черном бархатном чехле!

'Он в трауре? А по какому поводу?' — удивленно подумал монарх. И, не отводя взгляда от скорбного лица барона, еле слышно произнес: — Игрен? Почему он в черном? Что-то с Урбаном? Или с родственниками самого Эйтрейи?

— Не знаю, ваше величество! — так же тихо ответил стоящий по правую руку начальник Ночного Двора. — Позавчера в Лативе все было спокойно…

— Позавчера? — раздраженно прошипел король. — За два дня с Урбаном могло произойти все, что угодно: его могли отравить, прирезать, задушить в собственной постели! Он мог упасть с коня и свернуть себе шею или умереть, пытаясь ублажить какую-нибудь молоденькую фаворитку…

— Если бы что-то случилось, сир, мне бы доложили… — виновато пробормотал граф Игрен. И, подумав, добавил: — После аудиенции я пошлю голубя в Лативу и обязательно выясню…

…Ждать конца аудиенции оказалось не нужно: замерев на предписанном этикетом расстоянии от трона и поклонившись, барон Логвурд сокрушенно вздохнул:

— Его величество Урбан Рединсгейр выражает вам искренние соболезнования в связи с трагической гибелью любимой дочери и надеется, что вы найдете в себе силы пережить этот тяжелейший удар…

'Соболезнования? Мне?' — чувствуя, как его глаза застилает пелена бешенства, подумал Иарус. — 'Но откуда он знает?!'

— Гибель отца, брата или сына тоже является невосполнимой утратой, — продолжал вещать посол, — но смириться с ней легче. Ведь любого мужчину с самого детства готовят к тому, что весь его жизненный путь будет проходить под взглядом самой Смерти. Поэтому мы, воины, умеем отвечать ударом на удар. А женщины, рожденные для нежности и любви, не умеют. Поэтому их гибель, тем более такая ужасная, разрывает наши сердца, как арбалетный болт, выпущенный в упор…

…Взять себя в руки удалось с большим трудом. Поэтому анализировать словесные кружева, которые плел барон Логвурд, Иарус Молниеносный начал только в самом конце этой 'прочувствованной' речи. Впрочем, даже этого ему хватило за глаза: судя по завуалированным намекам, до барона дошли не просто слухи о гибели принцессы Илзе — он совершенно точно знал, где и как она умерла! И не просто знал: он успел сообщить об этом своему сюзерену!!!

'Еще день-два, и надо мной будет смеяться весь Диенн…' — с трудом удерживая на лице скорбное выражение, мрачно подумал Иарус. — 'А как можно бояться короля, который позволил какому-то вшивому палачу снасильничать и убить свою дочь?!'

…— Морийор скорбит вместе с вами, ваше величество… — закатив глаза, продолжал распинаться посол. — В Лативе объявлен двухдневный траур, а празднование дня Урожая перенесено на десять дней…

'Морийор скорбит…' — мысленно повторил Иарус. И покосился на пустующий трон Галиэнны.

Поймав его взгляд, барон Логвурд глубоко вдохнул, состроил еще более скорбное выражение, чем раньше, и мрачно покачал головой:

— Горе ее величества королевы Галиэнны невозможно выразить словами! Стоит представить себя на ее месте — и в душе воцаряется вечная ночь! Ибо смириться с гибелью единственной дочери, юной, ослепительно красивой девушки, рожденной для любви и счастья, воистину невозможно! Будь моя воля — ее убийца умирал бы вечно…

'Так! Откуда же ты знаешь о смерти Илзе, а, скотина?' — подумал Иарус. И, подав Тарану знак 'внимание', прикоснулся пальцами к уголкам своих глаз.

Телохранитель даже не шевельнулся — так и продолжал изображать статую. Однако огоньки свечей едва заметно колыхнулись — значит, там, за спинкой трона, открылась и закрылась потайная дверь…

'Полчаса я, так и быть, потерплю…' — мысленно буркнул король. И, слегка успокоившись, приподнял правую ладонь:

— Увы, в связи с… последними событиями… я вынужден ограничить время аудиенции. Поэтому она будет несколько короче, чем я планировал. Однако прежде чем приступить к обсуждению вопроса, из-за которого я вас сюда вызвал, я бы хотел выразить его величеству Урбану мою искреннюю благодарность за соболезнования и поддержку. Ваш сюзерен достоин уважения: далеко не каждый мужчина способен на сопереживания. Тем более по отношению к тем, кто не является его близким родственником или другом…

Барон Эйтрейя сложился пополам:

— Благодарю вас, ваше величество! Непременно передам! Слово в слово…

— Вот и хорошо… — король изобразил некое подобие улыбки. И, снова покосившись на пустующий трон королевы Галиэнны, мысленно отметил, что отсутствие рядом Видящей здорово усложняет жизнь.

Пытаясь заполнить затянувшуюся паузу, барон Логвурд трагически приподнял брови, набрал в грудь воздуха, однако ляпнуть что-нибудь приличествующее ситуации не успел.

— Итак, на восьмой день после праздника Урожая я прибуду в баронство Ларс… На псовую охоту. Вечером следующего дня я заеду на постоялый двор 'Винный погреб', расположенный в двадцати перестрелах от крепости Квайст. Знаете такой?

— Конечно, ваше величество! — кивнул посол. — Там подают неплохое киосское, и…

— …и исключительно готовят оленину… — закончил за него Иарус. — Там я пробуду до рассвета. Однако, как вы должны понимать, в нынешней ситуации мне, скажем так, не до охоты. То есть на границу с Морийором я поеду по другой, намного более важной, причине…

Барон встревоженно сдвинул брови:

— Вы позволите спросить, по какой именно?

— Позволю. И даже отвечу: я собираюсь проверить боеготовность подразделений, расквартированных на территории бывшего королевства Челзата. И оценить возможный театр боевых действий…

Посол слегка побледнел:

— Насколько я понимаю, ваше величество, ключевое слово в последней фразе — 'возможный'?

— Да… — кивнул монарх. — Именно так. Я планирую продолжать завоевания, но куда именно направлю свою армию, пока не решил…

— И… что может повлиять на ваше решение? — Эйтрейя Логвурд превратился в слух.

— Немногое… Вот это самое 'немногое' я и хочу обсудить с вашим сюзереном. Во время личной встречи в 'Винном погребе'…

— Да, но этот постоялый двор расположен на территории Делирии… — воскликнул барон.

42
{"b":"141937","o":1}