ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Антон отвернулся, но Дима всё-таки заметил скользнувшую по его губам улыбку.

К тому времени, когда Игорь приехал, Марина дочь уже, кажется, в сотый раз обняла, расцеловала, а Антону, который принялся над сестрой посмеиваться, досталось на орехи.

- Что ты её задираешь? Она на десять дней уезжает!

- Так я тоже уеду, послезавтра.

- Вот послезавтра мама тебя и будет целовать. – Эля за Марину уцепилась, обхватив руками за талию. – Будете по мне скучать?

- Конечно, будем, малыш.

- Ничего, я там совсем немножко поживу и обратно приеду.

Марина улыбнулась в ответ на эти слова дочери. Ещё раз ту поцеловала. А когда приехал бывший муж, по сложившейся традиции, прежде чем отпустить с ним детей, принялась его инструктировать:

- Следи, чтобы она ничего холодного не ела. Игорь, слышишь? Никакого мороженого и коктейлей молочных. Недавно совсем у неё горло болело и кашляет до сих пор. А на креветки у неё аллергия, помнишь?

- Помню, - отозвался Игорь и посмотрел весьма выразительно. – Всё я знаю и всё я помню.

- Очень на это надеюсь. Чаю ещё налить тебе?

- Давай. – И на часы посмотрел. – И мы поедем, а то стемнеет, не заметишь как.

Марина кивнула, подлила ему чаю и тарелку с порезанным пирогом ближе подвинула. Присела напротив, поспрашивала бывшего мужа о жизни, поздравила с успехами в бизнесе, а уже в следующую секунду подскочила, когда совсем рядом послышался громкий плач. Дима на кухню вошёл, с Ромкой на руках, Игорю кивнул и поздоровался, но руки не подал. А Ромка куксился и кулачком слёзы вытирал.

- Что такое случилось? – спросила Марина у сына и руки к нему протянула. Он к ней потянулся и горько всхлипнул. А Игорь воспользовался моментом и из кухни вышел, только на Марину посмотрел и рукой указал в сторону лестницы, собираясь Антона проведать. С Дмитрием они до сих пор общего языка так и не нашли, хотя, так для всех было проще, и поэтому Марина не настаивала, да и говорить им, по сути, было не о чем, кроме детей, конечно. И оказываясь рядом с другом, они замыкались, а окружающих это заметно напрягало, не знали, как себя вести, чтобы обстановку разрядить, поэтому и в этот раз Марина не стала бывшего мужа останавливать и напоминать про недопитый чай. То, как двое мужчин старательно избегают общения, наблюдать было неловко и неприятно.

- Что случилось, - хмыкнул Гранович, возвращая внимание Марины к проблеме младшего сына, - получил, наконец, от Семёна лапой по носу.

- Что? – Марина детскую ладошку от поцарапанного носа убрала, подула на едва заметную розовую полоску. – Ну, ничего страшного, всё пройдёт.

- Деётся! – возмущённо выдал Ромка и маму за шею обнял, прижавшись к ней.

- Дерётся, - повторил за сыном Дмитрий, - а ты зачем его за хвост таскаешь? Сколько раз тебе сказано было?

Марина на мужа укоризненно посмотрела.

- Не ругай его.

- Я не ругаю, я предупреждаю на будущее.

- Папа, я уезжаю! – Эля к Дмитрию подошла, и руки вверх подняла, как маленькая. Гранович её поднял, Элька его обхватила руками и ногами и щёку подставила для поцелуя. – Я тебе позвоню.

- Только папе позвонишь? – удивилась Марина.

- Так он без меня всё забывает! Я буду ему напоминать, по телефону.

- Да уж, куда я без тебя.

Они проводили Игоря и Элю до двери, вместе махали им на прощание, особенно Рома старался, а когда машина отъехала и Дима дверь закрыл, Ромка опомнился и расплакался, стал спрашивать, куда Эля уехала. Марина сына качала, по спине гладила, успокаивая, а между делом послала мужу язвительную улыбочку.

- Ты невыносим. Просто невозможен, - проговорила она выразительным шёпотом, продолжая сына укачивать.

Гранович, конечно же, всё понял, но глаза удивлённо округлил.

- Я?

- Ты даже поздоровался с ним сквозь зубы!

- А как должен был? Обнять?

Она легко отмахнулась от него.

- Ну тебя. – К дивану подошла и села. Ромка уже не плакал, только куксился, а потом занялся её серёжкой, с интересом её разглядывая, даже решил на зуб попробовать. А Дима подошёл к ним и на корточки присел. Взял Марину за руку, пальцы её сжал, а потом наклонился и лбом прижался к её ладони. Марина волосы его взъерошила. – Ты собственник. Прав был папа.

- Он тебя предупреждал, да?

- Да.

- Но ты не прислушалась.

Марина сына усадила, и Ромка к отцу полез, тоже за волосы его ухватил.

- Не прислушалась, - посетовала Марина с улыбкой. – Я же тебя люблю.

Дима посмотрел на сына, подмигнул ему, а к Марининой открытой ладони губами прижался.

- Я тоже тебя люблю.

Конец

87
{"b":"139853","o":1}