ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Школа гейш
Корона за холодное серебро
Наш секрет
Мне так хорошо здесь без тебя
Аромат невинности. Дыхание жизни
Тобол. Много званых
Кинокомпания Ким Чен Ир представляет
Зулейха открывает глаза
Закон бутерброда
МЫ 
В контакте
RSS
A
A
T

Колесова Наталья Валенидовна

Валентинов день

— А вот и я! — радостно объявил Денис. Мы не виделись с ним «всего-навсего» три месяца. Я кисло посмотрела на его сияющую физиономию, отвернулась от распахнутых объятий, и, придерживаясь за стеночку, беззвучно постанывая, доковыляла до дивана. Свернулась в клубок под одеялом. Денис, насвистывая, разулся-разделся и пошел прямиком на кухню. Я перевернулась на спину, сгибая ноги в коленях. Полегчало — на мгновение.

— Оля… Оль!

Я застонала:

— Ну, чего тебе?

Раскрыла глаза и обнаружила перед лицом денисову ладонь с разноцветными таблетками.

— Это что?

— Это таблетки, — объяснил Денис, тыкая пальцем. — Но-шпа и еще какие-то, я в аптеке спросил, специально для женщин во время месячных…

— О, господи!

— А чего? — удивился Денис. Я молча сгребла таблетки, скривившись, запила, и сунув ему стакан, снова рухнула на подушки. Денис присел возле дивана на пол. От него пахло свежестью и морозом.

— Оля. О-оль…

Я приоткрыла один глаз — он со страдальческой миной разглядывал мое лицо.

— У?

— Очень больно?

— Попробуй — узнаешь! — огрызнулась я.

— Это как зуб болит?

— Хуже.

— Бедненькая… — искренне сказал Денис. — Кушать хочешь?

— Нет.

— Ну, давай я тебе чего-нибудь по-быстрому сварганю… А то голодная, нет?

Я бы умилилась такой заботливостью, если бы не знала, что вечно голодный Денис под таким благовидным предлогом просто хочет совершить опустошительный набег на мой холодильник. Я вяло отмахнулась.

— Да делай ты, что хочешь, только отвяжись…

Денис немедленно сорвался с места.

— Так, что у нас есть? — доносилось с кухни. — Э, подруга, ты че, по магазинам совсем не ходишь?.. О! Сало!

Вновь свернувшись калачиком, я задремала под этот незатейливый аккомпанемент.

— Ау-у-у… спящая красавица!

Я открыла глаза на дразнящий аромат. Денис сунул мне полную тарелку и, довольный, развалился в кресле, поглядывая то на меня, то в телевизор. Кутаясь в одеяло, я осторожно села — похоже, денисовы снадобья действовали. Денис поднял стоявшую возле кресла бутылку.

— Будешь? Сосуды расширяет…

Я приняла рюмку — не поленился же найти и помыть хрусталь! — понюхала.

— Не морщись-не морщись, бальзам на травах. Целебный!

— И за что пьем?

Денис поднял рюмку, поглядел на меня, на телевизор, почесал плохо бритый подбородок.

— Повод тебе? Не вижу повода не выпить!

И опрокинул лихо. Я осторожно отпила — правда, бальзам… Села поудобнее, принимаясь за неожиданный ужин. Ела и присматривалась. Выглядел приятель что-то "не ах". Под глазами — круги, щетина, и рубашка не то, чтобы свежак, а Денис у нас чистюля…

Я перестала жевать.

— Дин?

— М-м-м?

— Ты чего?

— В смысле?

— С Иркой, что ли, поругался?

— С чего это?

— Вот и я думаю — с чего?

Денис некоторое время сосредоточенно ел, потом, глядя в телевизор, нехотя сказал:

— Ну.

— Выперла?

— Ну…

— И давно?

— Дня три. Я тут у Димана кантовался, да его баба…

— Нет! — твердо заявила я, отставляя пустую тарелку.

— Что — нет? — вытаращился Денис.

— Я сказала — нет!

— А я у тебя еще и ничего не спрашивал!

— И нечего! Все равно ты здесь не останешься!

— Не больно-то и хотелось! — скривился Денис. Молча подчистил свою тарелку, забрал мою, уволок на кухню. Вернулся с двумя чашками кофе и коробкой конфет. Подлиза… несчастный. Уселся поудобнее, перекинув одну ногу через подлокотник кресла. Угрюмо вперился в экран. Вот уж этим меня фиг проймешь. Я со спокойной совестью жевала шоколад и рассматривала Дениса. Никогда не могла понять, что бабы в нем находят: внешность обычная, рост-комплекция тоже особого трепета не внушают, характерец — тот еще… А вот подишь ты — бегают, обхаживают, ищут, звонят — а потом жутко обижаются, что они у него не в единственном числе…

Все равно я не выдержала первой.

— Ну и что вам сбрындило?

Денис выдержал гордую паузу.

— Это не нам — ей.

— Ну-ну, скажи еще — ни с того ни с сего!

Денис поставил чашку на свой плоский живот.

— Ну подумаешь, ночевать не пришел — отпуск с друзьями обмывали.

— До утра? — сощурилась я.

— А?

— До утра, говорю — и все с друзьями, с друзьями?

Денис кашлянул и исподлобья рыскнул на меня взглядом.

— В смысле?

— В смысле — где, когда, с кем?

— Не помню, гражданин начальник, — заныл Денис. — Ну что вы мне вечно мокруху шьете? Ну, выпил, ну погулял…

— Ну, с другой бабой перепихнулся… — закончила я.

Денис сполз на сиденье пониже и внимательно посмотрел в свою чашку.

— С-скотина! — с отвращением сказала я.

— Это — да! — мигом согласился Денис. — Давай выпьем?

Зазвенел телефон. Денис услужливо приглушил звук телевизора.

— Добрый вечер, — произнес до боли знакомый голос. Я неслышно вздохнула и сказала холодно:

— Здравствуй.

— Я сегодня искал свой синий галстук. Наверное, у тебя остался.

— Если и был, я его выкинула. Надо было сразу забирать свои вещи, а не таскаться за ними два месяца!

— Я не виноват, что у тебя в квартире вечный бардак! — мгновенно вспыхнул он. — Ни одной вещи на месте, никогда ничего не найдешь!

— Зато сейчас у меня идеальный порядок — некому наводить твой любимый бардак!

— Так у тебя этот чертов галстук или нет? Ты что, не можешь просто ответить, а не закатывать мне каждый раз жуткий скандал?

— У меня! — злобно ответила я. — Висит в коридоре на вешалке, тебя дожидается!

Чуть не добавив — и тебя бы там с удовольствием вздернула!

В трубке вздохнули. Я покосилась — Денис не очень успешно делал вид, что смотрит телевизор. Мой бывший, видимо, вспомнил, что он — интеллигентный человек, и сказал тоном ниже:

— Звонил тебе на работу. У тебя что, дела пошли? Опять, наверное, без таблеток загибаешься? Ты же безалаберная, даже о себе позаботиться не в состоянии…

Я прервала очередную его лекцию о моей жизненной несостоятельности:

— Мне Денис принес.

— Та-ак, — сказал он через паузу — с удовлетворением. — А ты всегда уверяла, что он только твой друг. И что, все твои друзья знают, когда у тебя начинается менструация? Он сейчас у тебя? Поди, еще и животик гладит?

Я отвела трубку от уха, взглянула на нее, как на ядовитую гадину, и от полноты чувств так шарахнула ею по бедному телефону, что тот только жалобно вякнул. Денис перестал притворяться мебелью.

— Мне он никогда не нравился! — заявил агрессивно.

Я злобно глянула на него: этот еще!..

— Ты что, знал, что мы разбежались?

— На этой неделе сказали. И скатертью дорога.

— И тебе тоже! — огрызнулась я.

— И мне, — мирно согласился Денис.

Я подумала, озадачилась и спросила:

— А, правда, откуда ты… — я помотала в воздухе рукой, не в силах закончить, но Денис понял без перевода.

— Если девушка, которую я много лет знаю, регулярно, из месяца в месяц сваливается "с головной болью"… Ну очень трудно догадаться!

— Ладно-ладно, заткнись! — пробормотала я.

Денис поглядел в телевизор, спросил отвлеченно:

— А ты заметила, что мы с тобой впервые одновременно остались без партнеров?

— И что? — без интереса осведомилась я.

Денис поднял рюмку. Сказал торжественно:

— Это судьба!

— Сейчас эта судьба отдерет свою задницу от моего кресла и…

— Понял-понял! Посуду можно помыть, нет? Расслабься. Вон телик посмотри.

С нашим телевидением расслабишься. В новостях только и узнаешь, где что взрывают, где кого убили, где что прорвалось и замерзло. Я переключила канал. "Труп, расчлененный на несколько частей и завернутый в клеенку…" Щелк. "Жертвы недавнего землетрясения остались без крова и пищи…" Щелк. "Однажды я убил маленькую девочку и носил ее голову, как шляпу…" Аут. Я сдалась и выключила телевизор. Денис мурлыкал на кухне — довольно музыкально. Я закрыла глаза…

1
{"b":"117361","o":1}
МЫ 
В контакте
RSS