ЛитМир - Электронная Библиотека

Антон Иванов, Анна Устинова

Загадка серебряного медальона

Глава I

Насыщенный понедельник

– Ну, что? – исподлобья взглянул на четверых друзей маленький щуплый Тема.

– Любит наш Темочка задавать пустые вопросы, – насмешливо сощурилась Катя.

– А я вообще, между прочим, не к тебе обращаюсь, – проворчал тот.

– Начинается! – всплеснул руками Олег.

Разговор происходил около его дома, где все пятеро встретились перед уроками. Родная две тысячи первая школа, в которой они учились уже девятый год, стояла сразу же за железной оградой дома Олега.

– Лучше пошли скорей, – тихим голосом поторопила светловолосая Таня. – Пятнадцать минут до урока, – взглянула она на часы. – А в раздевалке у нас, сами знаете…

Раздевалка две тысячи первой школы представляла собой серьезное испытание даже для тренированных питомцев бурного девятого «В», где учились пятеро друзей. Перед уроками в гардеробе возникала такая давка, что лишь немногим удавалось проникнуть внутрь и выйти наружу без синяков и оторванных пуговиц.

– Подумаешь, раздевалка, – никогда не отягощал себя лишними проблемами долговязый Женька. – Лучше на улице поторчать. Смотрите, утро какое классное!

Утро и впрямь выдалось на славу. После затяжной слякотной и промозглой осени к середине декабря наконец настала зима. Портняжный переулок был весь в снегу. Деревья белели от инея.

– В общем-то, можем немного и постоять. – Олег поправил очки на переносице и с удовольствием вдохнул морозный воздух.

– Не простудиться бы, – сказал маленький Тема.

– Мальчик у нас осторожненький, – немедленно отреагировала Катя.

Темыч с самого раннего детства был в нее тайно влюблен. Катя это прекрасно знала и постоянно над ним подтрунивала. Тема страдал, но, несмотря на ветреность Кати, верил в лучшее будущее.

– Между прочим, напрасно смеешься, – с обидой отозвался он. – Сейчас каждый второй в Москве болен вирусным гриппом. Температура очень высокая. И уже есть несколько летальных исходов.

– Каких? – Женька в отличие от Темыча не был силен в медицинской терминологии.

– Смертельных, – объяснил Тема.

– Ужас какой, – тихо сказала Таня.

– А переохлаждение – это прямой путь к вирусу, – назидательно продолжал Темыч. Он очень заботился о своем здоровье и всегда был в курсе медицинских проблем.

– Кстати, ребята, а где Пашков? – поглядел на друзей Женька. – Его всю неделю не было.

– Тоже, наверное, грипп, – снова принялся за свое Темыч.

– Секреты-секретики! Детективы-детективчики! – именно в этот момент раздалось за спинами пятерых ребят.

Они обернулись. Перед ними, широко улыбаясь, стоял румяный от мороза Лешка Пашков.

– Признавайтесь, – потребовал он. – Опять новое дело расследуете?

– Нет, нет, Лешка! Даже и не думаем! – поторопились заверить его пятеро друзей.

– Жалко, – сказал Пашков.

– Нам тоже, – ответил Олег.

Пашков набивался к ним в помощники с тех самых пор, как Олег, Тема, Женька, Катя и Таня сумели за последний год с небольшим раскрыть целых семь опасных преступлений. Последнее из них пятеро друзей распутали меньше месяца назад. Однако принимать в свою команду Лешку никто из них не хотел. Парнем вообще-то он был неплохим. Беда заключалась в том, что изобретательного Лешку распирало от рискованных замыслов. При их осуществлении уже не раз страдал не только родной девятый «В», но и многие преподаватели две тысячи первой, а также ни в чем не повинные жители близлежащих домов.

Правда, к воплощению в жизнь своих планов Пашков подходил весьма серьезно. Экспериментам предшествовали четкие расчеты. Но жизнь вносила свои поправки, и расчеты почти неизменно давали какие-нибудь сбои, что приводило к почти катастрофическим последствиям. Вот почему Олег и его друзья во время расследований старались держаться от Пашкова подальше. Правда, сейчас им и скрывать было нечего. На горизонте не маячило ни единой тайны.

– Значит, в простое находитесь? – решил еще раз уточнить Пашков.

– Именно, – подтвердили ребята.

– Тогда я жду, – продолжал Лешка. – В следующий раз мы с Сашком обязательно вам поможем.

Сашок – младший брат Лешки. Когда они объединяли усилия, результаты становились подобны стихийному бедствию. Особенно сильное впечатление на обитателей многоэтажного дома, в котором жило семейство Пашковых, произвел эксперимент братьев по обезвреживанию вооруженного террориста в кабине лифта. Террориста изображал Лешка. Сашок его обезвреживал. Впоследствии Лешка утверждал, что все прошло как надо и теперь им с братаном ни один террорист не страшен. Другие жильцы подъезда придерживались несколько иного мнения. Ибо лифт с той поры не ходил, и мастера говорили, что дело плохо, надо менять мотор.

Пашков продолжал внимательно смотреть на Олега.

– Так что мы в следующий раз вам с Сашком поможем, – повторил он. – Держите нас в курсе дела.

– Обязательно, – пришлось покривить душой Олегу.

– Ты чего, Лешка, на прошлой неделе не ходил в школу? – спешно перевела разговор на другое Катя. – Гриппом болел?

– Какой грипп? – улыбнулся Пашков. – Просто времени на школу не оставалось.

– Чем же ты так был занят? – не скрывала иронии Катя. – Очередной эксперимент?

– Нет, – покачал головой Пашков. – В лотерею играл по радио «Экспресс».

– Всю неделю? – удивились ребята.

– Иначе не выиграешь, – очень серьезно ответил Пашков. – Там как конкурс объявят, нужно тут же на телефон садиться. И обязательно попасть на студию объявленным номером. Например, третьим, или двадцатым, или седьмым. В общем, какой назовут. Да и сам конкурс приходится караулить. Его объявляют в разное время.

– И ты попадал? – с недоверием покосился на него Тема.

– А то! – заверил Пашков. – Сперва случайно вышло. Я компакт-диск у них выиграл. А потом они стали разыгрывать два билета на концерт Вики Венгерской…

– Ясненько, – проговорила нараспев Катя. – Школьникову решил на концерт пригласить.

– Ну! – немного смутился Лешка.

– Зря стараешься, – продолжала Катя.

– Пашковы никогда не сдаются, – отвечал со стоическим видом Лешка.

– А ты не лезь не в свои дела, – свирепо глянул Тема на Катю. Он всегда был на стороне несчастных влюбленных.

Лешка влюбился в пухлую блондинку Машу Школьникову еще в младших классах. Та на него не обращала внимания. А начиная с пятого класса для нее на свете существовал только один мужчина – классный руководитель Андрей Станиславович. Тот, напротив, воспринимал настойчивые намеки Школьниковой с нескрываемым ужасом. Машу это, однако, не останавливало. На уроках Андрея Станиславовича она всегда усаживалась напротив учительского стола.

Кроме того, для любимого преподавателя она старалась одеться особенно экстравагантно.

Однажды она пришла в ярко-красной юбке из какой-то очень блестящей синтетики. Впрочем, юбкой это можно было назвать лишь символически. Класс изумленно охнул. Нижняя часть Маши Школьниковой особым изяществом не отличалась.

– Ну, ты, Машка, даешь! – вырвалось тогда у непосредственного Пашкова. – Все прямо наружу!

– Много ты понимаешь! – подбоченилась Школьникова. – Это просто теперь моя длина и мой стиль.

С той поры прозвище Моя Длина прочно прилипло к Маше. Правда, звали ее так за глаза. Школьникова обладала крепким телосложением и могла с ходу врезать.

Лешка Пашков, единственный в классе, к Моей Длине относился с неизменным восхищением. Даже склонность ее к чересчур смелым сочетаниям цветов и обтягивающей одежде ничуть его не коробила. По его мнению, Машка всегда выглядела «как настоящая фотомодель». Поэтому он настойчиво стремился завоевать ее сердце.

– Неужели ты, Лешка, и впрямь целую неделю играл в лотерею, чтобы билеты достать для Моей Длины? – не верилось Тане.

– Ну да, – кивнул Пашков. – Они же несколько дней подряд проводят конкурс. Вот я и названивал, пока не попал нужным номером. Хорошо еще, у меня дома телефон с автодозвоном.

1
{"b":"113351","o":1}