ЛитМир - Электронная Библиотека

Антон Иванов, Анна Устинова

Загадка газетного объявления

Глава 1

Шуба – на ветер

Семейство Беляевых ужинало. Кухню заливал мягкий свет оранжевого светильника. Вкусно пахло отбивными с луком.

– Хороший сегодня день, – медленно отрезая очередной кусок отбивной, сказал Борис Олегович. – В кой-то веки пораньше вернулись домой.

– И с утра все дела шли как по маслу, – ласково поглядела на мужа Нина Ивановна.

– Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, – произнес с полным ртом Олег и на всякий случай постучал костяшками пальцев по деревянной столешнице.

– Ладно тебе, – с благодушным видом отмахнулся Борис Олегович и отправил в рот новую порцию отбивной. – Последнее время дела идут превосходно.

– Правильно, Боренька, – кивнула Нина Ивановна.

– Главное, не сбавлять темп, – бодрым голосом продолжал глава семейства Беляевых.

– Это во многом зависит от нас самих, – отвечала жена. – Олежка, хочешь, еще положу? – заметила она, что сын успел опустошить тарелку.

– Пожалуй, хватит, – откликнулся тот.

– А мне положи, – потребовал Борис Олегович. – Я сегодня что-то жутко голодный.

Мгновение спустя он опять занялся ужином. Беляев-старший был и впрямь сегодня всем очень доволен. Собственная фирма стала в последнее время приносить стабильный доход. Сразу несколько проектов, о которых Борис Олегович еще недавно мог только мечтать, внезапно осуществились. И, наконец, всего три часа назад он заключил очень выгодный долгосрочный контракт с крупным партнером.

– Вот, Олежка, – с умилением поглядел на сына Беляев-старший. – Поступай в институт. Получишь образование, станешь моим заместителем.

Олег в ответ промычал что-то неопределенное. Так далеко он пока не заглядывал. До поступления в институт было еще почти два года.

– Надо, Нина, нашему Олежке определяться, – продолжал развивать тему отец.

– Определимся, – спокойно проговорила та. – Время еще есть.

– Это тебе так кажется, – заспорил Борис Олегович. – А на самом деле времени в обрез. Десятый класс пролетит – не заметишь. А в одиннадцатом нам с Олежкой надо вовсю заниматься.

– Кому это «нам»? – удивился Олег.

– Нам с тобой, – пояснил глава семейства Беляевых.

– Тебе-то зачем? – охватило еще большее недоумение сына.

– Он еще спрашивает! – воскликнул отец. – Тебе нужно готовиться к экзаменам, а мне реанимировать старые связи.

Олег раскрыл рот, чтобы выяснить, какие связи собирается «реанимировать» его предок, но тут из гостиной послышался телефонный звонок.

– Проклятие! – мигом оставило благодушие Беляева-старшего. – Никогда не дадут спокойно поужинать в кругу семьи!

– Боренька, только не волнуйся! – воскликнула Нина Ивановна. – Давай я подойду. А ты сиди ужинай.

– Ну уж нет!

И лишь каким-то чудом не раздавив пса-таксу по имени Вульф, который как раз в это время пытался выпросить у Олега лакомый кусочек, Беляев-старший кинулся в гостиную. Нина Ивановна лишь развела руками. Олег усмехнулся.

– Алло! – пророкотал в гостиной глава семейства Беляевых. – Ах, это ты! – послышались в его голосе угрожающие интонации. – Сколько еще лет и сколько раз мне, интересно, придется тебе твердить! Никогда… То есть когда… Вернее, когда мы ужинаем…

Тут, вконец запутавшись, Борис Олегович был вынужден сделать короткую паузу. Этим немедленно воспользовалась Нина Ивановна.

– Боренька, ты только не волнуйся! – крикнула она из кухни. – Иначе у тебя снова поднимется давление!

– Плевал я на давление! – грянул муж. – Нет, это я не тебе, а собственной жене, – обратился он к собеседнику. – А тебе я повторяю в тысяча восемьсот двадцать первый раз: никогда не звони, когда мы… то есть я… то есть все…

– Это, наверное, меня, – сообразил Олег и кинулся в гостиную.

Он хотел выхватить у отца трубку, но не тут-то было.

– Подождешь! – увернулся Беляев-старший.

– Разве это не меня? – спросил сын.

– Тебя, – внес ясность отец. – Но сперва я этому оболтусу все скажу. Ты слышишь меня? – проорал он в трубку. – Никогда не звони, когда… Что-что? Ах, обычно никогда и не звонишь!.. По какому еще срочному делу?.. Отложишь свое срочное дело, пока мы не кончим ужинать… А наплевать мне, что ты не можешь отложить!..

– Папа, но я-то уже поужинал! – взмолился Олег. – Дай мне трубку!

Борис Олегович с таким возмущением воззрился на сына, как будто тот оскорбил его до глубины души.

– Нет, – протягивая трубку сыну, взревел Беляев-старший, – в этом доме совершенно нельзя расслабиться.

И, резко повернувшись, он удалился на кухню. Олег поднес трубку к уху.

– Я слушаю.

– Привет. Это я, – мигом послышался на том конце провода Женькин голос.

– Слышу, что ты, – недовольно произнес Олег. – Давай, говори скорее, что тебе нужно. А то мой предок уже дымится.

– Тогда слушай и не перебивай, – потребовал Женька. – Нас ограбили!

– Что-о? – воскликнул Олег. – Когда?

– Сегодня, – тяжело дышал от волнения Женька.

– Во сколько? – решил уточнить Олег.

– Не знаю, – признался Женька. – То ли в двенадцать, то ли в час.

– Дверь, что ли, взломали? – продолжал расспросы Олег.

– Ни фига не взламывали, – объяснил Женька.

– Значит, ключи подобрали, – предположил Олег.

– Какие ключи? – взвыл Женька. – Никто ни к чему ничего не подбирал!

– Но вас же ограбили? – последовал новый вопрос Олега.

– Ограбили, – подтвердил Женька.

– Как же они в квартиру попали? – перестал что-либо понимать Олег.

– Мать сама пригласила! – выпалил на одном дыхании Женька.

– Что-о? – ошалело протянул Олег. – Сама пригласила грабителей?

– Он был один, – отозвался Женька.

– Какая разница! – перебил Олег. – Один или не один… Лучше скажи, зачем твоя мать его пригласила?

– За шубой, – внес некоторую ясность Женька. – И вообще, это была женщина.

– Ты что, Женька, чокнулся? – спросил Олег. – Я лично вообще ничего не понимаю.

– Если не понимаешь, значит, ты и чокнулся! – проорал Женька. – Тебе русским языком объясняют: мать пригласила ее за шубой! А теперь шуба – на ветер!

Тут сдержанность окончательно оставила Олега, и он заорал еще громче Женьки:

– Кого пригласила? Зачем пригласила? При чем тут шуба и откуда взялся ветер?

– На ветер мать шубу выкинула, – тяжело вздохнув, принялся объяснять Женька. – Она хотела ее продать. А теперь ни денег, ни шубы.

– Значит, к вам залезли в квартиру, – сделал вывод Олег. – И украли шубу и деньги. Хотя нет, – спохватился он. – Денег быть не могло, потому что твоя мать ее еще не продала…

– Да в том-то и дело, что продала! – возопил Женька.

– Кому продала? – начал допытываться Олег. – И что, в таком случае, у вас украли?

– Ей и продала, – продолжал Женька.

– Выходит, у вас деньги украли? – с облегчением произнес Олег.

– Дурак, что ли? – возмутился Женька. – Сколько раз тебе повторять: украли и то и другое.

– Кажется, я наконец понял, – не слишком уверенным тоном изрек Олег. – У вас украли шубу, а у женщины, которая ее купила, сперли деньги.

– Ни фига ты, Олег, не понял, – сильней прежнего возмутился Женька. – Я просто тебе сегодня удивляюсь. Та тетка, которая купила, все потом и украла.

– Как же она могла украсть, если сама купила? – не дошло до Олега.

– Она только сделала вид, будто покупает, а на самом деле ограбила мать, – откликнулся Женька.

– Как же она могла твою мать ограбить? – никак не мог понять Олег.

– Она матери вместо денег подсунула «куклу».

– Фу-у, – выдохнул Олег. – Наконец я хоть что-то понял. Но как же твоя мать не проверила деньги?

– Она проверила, – отвечал Женька.

– И что же, ничего странного ей в глаза не бросилось? – осведомился Олег.

– Не-а, – подтвердил Женька. – Она говорит, что, когда проверяла, деньги были настоящие. Две с половиной тысячи баксов. По курсу.

1
{"b":"113285","o":1}