ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Господин, но ведь те фэтры, которые ухватятся за этот кодекс, могут воевать и против него? Какая же тут польза? Даже наверняка, они будут воевать против, ведь он разрушает вековые порядки.

Хозяин вздохнул. Этот помощник все равно не понимает. И глупо его за это винить.

— Не имеет значения, выступят фэтры за него или против! С ним они будут воевать или против него, но если фэтры примут кодекс, то это будет победа землянина и наш проигрыш.

— И что нам делать?

— Ничего. Любая попытка уничтожить все слухи об этом кодексе будет иметь прямо противоположный результат. Что нам действительно стоит сделать, так это как можно скорее расправиться с этими восставшими. Теперь, когда их возглавил этот землянин, они стали для нас смертельно опасными. Распорядитесь по всем приходам, чтобы священники стали провозглашать священный поход фэтров против еретиков. И пусть кричат об этом на каждом углу. Конечно, стоило еще народ поднять, но тогда ведь фэтры откажутся воевать. Да и опасно. Если люди поймут, что они и без помощи Императора могут объединиться, это будет катастрофой. Распорядись.

Помощник с поклоном удалился.

Хозяин проводил его задумчивым взглядом. Впервые он не знал что делать. Ясно, что в скором времени все фэтры, которых можно собрать в округе вместе со своими солдатами, уже не смогут справиться с Тараверой. Вряд ли землянин будет сидеть сложа руки. И первое, что он сделает, это создаст армию. И тогда даже небольшую, ее будет победить почти невозможно. Да уже сейчас со своими четырьмя тысячами эти восставшие грозная сила. Таких сил нет ни у одного фэтра и быть в принципе не может. Максимум шестьдесят солдат. А тут еще сам Хозяин допустил ошибку, натравив на восставших во время их марша единственную армию фэтров, которую удалось собрать его эмиссарам. Вот когда она могла бы пригодиться. Но кто же знал, что фэтры позволят себя разбить таким идиотским образом? К тому же в подобных армиях была вечная проблема с командованием. Никто из фэтров не хотел подчиняться другому.

— Сброд! — отчетливо проговорил Хозяин. Даже у этих восставших в армии больше порядка было. У них хотя бы единый командующий был, которому все подчинялись. Фэтры же воевали кто во что горазд. Теперь же восставшие в лице землянина, сами того не подозревая, получили весьма квалифицированного инструктора, способного организовать их силы. И почему-то у Хозяина было предчувствие, что неприятности для него еще не закончились.

Глава 18. Провозглашение королевства

Огромная толпа занимала все пространство собора. Конечно, много народа сюда не могло поместиться, и люди стояли на улице. Всем хотелось понять смысл этой церемонии. На специальном возвышении внутри собора стояли все управители города. Здесь же, чуть впереди, находился и священник. Священник был уже на последней стадии той болезни, которую называют алкоголизм, и ему сейчас все было безразлично. Единственное, что его заботило, так это то, что после проведения церемонии ему пообещали отдать в его полное распоряжение несколько бочек первоклассного вина. За подобный подарок с него требовался сущий пустяк: побыть несколько часов трезвым и прочитать те слова, которые ему написали на бумажке. Священник даже не стал вникать в суть и со всем согласился.

Виктору изрядно пришлось поездить по окрестностям, разыскивая того священника, который ему подходил. Можно сказать, что ему крупно повезло, что он нашел того, кого нужно. Вообще последние две недели для Виктора были сплошным кошмаром. Как он и заявлял, управители приняли все их предложения. После этого Виктор закрылся с ними и целых шесть часов уламывал согласиться на церемонию коронации, попутно объясняя ее смысл. Труднее всего оказалось убедить фэтра, который отказался наотрез присягать непонятно кому. Ни угрозы, ни просьбы не помогали. В конце концов, несговорчивого управителя стали убеждать согласиться остальные правители города. К счастью фэтр был молодым, и Виктору удалось сломить его сопротивление описанием радужных перспектив, которые могут перед ним открыться в случае согласия. Фэтр согласился даже принести клятву по кодексу чести, что он и сделал на следующий день, перед изумленной толпой горожан.

Следующие дни заняла подготовка к церемонии. Виктор мотался по всему городу, занимая ткани, материю, раздавая заказы мастерам по пошиву одежды, наблюдая за изготовлением короны. На нее ушло несколько драгоценных камней, отобранных восставшими в имениях фэтров, несколько золотых монет, что вызвало настоящий ужас кузнецов, не понимающих как можно золото переводить на какую-то непонятную штуку. Вообще-то, корону изготовили из бронзы, а золото Алур напылил сверху, с помощью какой-то изготовленной им установки, которую собрал из нескольких разобранных приборов. Это вызвало недовольство Рупа, но Виктор убедил в важности работы, а Алур клятвенно заверил, что приборы он потом соберет снова. В результате корона выглядела сделанной целиком из золота, со сверкающими драгоценными камнями в ней.

И вот теперь была кульминация всех приготовлений. Двое солдат из тех пятидесяти, что Виктор отобрал лично еще во время марша восставших, в начищенных доспехах торжественно распахнули дверь, и в собор медленно вошел Грепп. Швеи постарались на славу, отрабатывая ту плату, что положил им Виктор, и одежда поражала своим роскошным видом и красотой отделки. На плечи же Греппу была накинута мантия, которую сзади, чтобы она не волочилась по полу, держали Линка и Хонг, выступающие на церемонии в качестве пажей. Их одежда была не менее роскошной, чем у Греппа, а церемония доставляла удовольствие куда большее, чем ему. Поэтому их сияющие лица резко контрастировали с мрачным выражением лица будущего короля. Покрой одежды пажей Виктор, ничуть не постеснявшись, содрал из информатория компьютера по земной истории. Теперь Линка и Хонг щеголяли в роскошных одеждах с беретами набекрень, придающим им какой-то озорной вид. У каждого на поясе висел небольшой кинжальчик в чеканных ножнах, изготовленных Дорменом — кузнецом из деревни, пришедшим вместе с Виктором и ребятами.

Подобного горожанам видеть явно не приходилось, и они восторженно заорали, приветствуя процессию. Виктор быстро вышел вперед и склонился, якобы сдувая пылинки с одежды Греппа.

— Улыбнись же, черт тебя побери! — прошипел он.

Грепп вымученно улыбнулся.

— Смотреть противно, — также тихо прокомментировал эти потуги Виктор. — Грепп, ну возьми же себя в руки! Мы же уже разговаривали на эту тему!

Грепп все же справился и выглядел уже менее скованным, когда подошел к замершим управителям. Виктор, уже оказавшийся позади них, подтолкнул священника в спину.

— Что? Уже пора? — встрепенулся тот. — Ах да! Прошу прощения.

Священник вышел вперед и замер перед Греппом. Возникла неловкая пауза. Виктор исподтишка показал Греппу кулак. Тот мрачно посмотрел на него и мягко опустился на колени.

— Дети мои! — обратился священник к людям, заглядывая в бумажку. — Мы собрались здесь сегодня, чтобы провести эту церемонию коронации. — Теперь священник обращался уже к Греппу. — Властительный Грепп, раб божий, возлагаю на тебя эту корону и провозглашаю тебя наместником Императора в этой области планеты.

При этих словах среди людей раздался нестройный гул. Тем, кто не слышал слов, их пересказывали. Люди заволновались. Священник, сам впервые прочитавший эти слова, слегка опешил. Однако то, что слушатели явно перестали обращать на него внимания, священника слегка обидело. Он грозно оглядел собор.

— А ну цыц!!! — грозно рявкнул он. Такого не планировалось. Виктор уже дернулся было, чтобы вмешаться, но замер. Священник продолжил «внушение» — Я священник или нет? — Вопросил он.

Не понимающие к чему клонит священник, люди согласились, да, священник.

— Я слуга Императора или нет? — Опять все согласились — слуга. — Как слуга я имею право назначать наместников от имени Императора! А теперь молчать!!! Продолжаем церемонию.

72
{"b":"103740","o":1}