ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 16. Соглашение

Когда Алур осторожно заговорил о фэтрах и крестьянах, Виктор решил, что того неожиданно после всего произошедшего пробило на справедливость. Однако когда о том же заговорила и Велса, это уже настораживало. Причем Велса как-то осторожно намекнула, что они все вовсе не являются препятствием ни для каких его планов. Какие планы имела в виду Велса, Виктор так и не понял. Правда, когда и Петер стал осторожно спрашивать про его дальнейшие планы на ниве восстановления справедливости, Виктор начал уже кое о чем догадываться. Перебросив перевязь с мечом, который вернул ему Грепп, он отправился разыскивать этого новоявленного спасителя. Греппа он разыскал у того дома, который выделили ему крестьяне. Вообще, было видно, что это присутствие в деревне, где все жители настроены не очень благожелательно к пришельцам, доставляет им массу неудобств. К такому восставшие привычны не были. До этого их встречали довольно радостно. К тому же еще запрет Греппа делать что-либо без спроса местных.

— Грепп, что это значит? — Виктор влетел во двор дома, даже не заметив вскочивших солдат охраны. Один попытался загородить пришельцу дорогу, но неожиданно обнаружил себя в кустах, брошенный туда непонятной силой. — Мне кажется, мы с вами уже обсудили вопрос о моем участии?!

— Я вполне уважаю ваш выбор, — осторожно признал Грепп, махая своим людям, призывая их успокоиться.

— Да? Тогда зачем вы завели разговор с ребятами?

— Разве мне запрещено разговаривать с кем захочу? И потом, это твои ребята интересовались жизнью за пределами деревни. Они очень живо расспрашивали о большом мире.

— Зараза, — ругнулся Виктор. В это он вполне мог поверить. В конце концов, они ведь не деревенские дети, которые кроме своей деревни ничего не знают, и здорового любопытства у всех хоть отбавляй. А Грепп все же вестник того, большого мира. — Что вы им наговорили?

— Правду. Только правду.

— И о нашем разговоре правду рассказали? — едко осведомился Виктор.

— Разве в нем было что-то секретное? — Грепп честными глазами смотрел на землянина.

— Теперь понятно, почему они все так осторожно намекали, что не собираются служить препятствием моим планам.

— Ну надо же! А я и не знал, что они так близко к сердцу воспримут все, — заметил Грепп.

Виктор некоторое время молча рассматривал его. Потом развернулся и вышел со двора. Здесь его перехватил Руп.

— Слушай, чего это с Алуром?

— А что с ним? — встревожился Виктор.

— Он что-то говорит о каком-то государстве и восстановлении законности. Говорит, что это твоя идея.

— О! — Виктор едва не застонал. — Я этого Греппа пришибу!!!

— А он-то причем?

Виктор вынужден был рассказать о своем разговоре с предводителем.

— Так это ж хорошо!!! — Руп даже едва не подпрыгнул от энтузиазма. — Ты действительно подкинул стоящую идею! Я тут этого Греппа поспрашивал, так он много чего рассказал о порядках в мире. Я тогда возмущался Гийомом, который отрубил руки Итору, так Гийом по сравнению с некоторыми ангел небесный.

— Слушай, ты, теоретик!!! Ты хоть знаешь, про что говоришь? Или ты считаешь, что стоит объявить о создании государства, как все немедленно придут в восхищении?! Фэтры раскаются в своих грехах и будут толпой валить на службу правительству, крестьяне начнут честно работать и платить подати, ремесленники станут в поте лица работать на благо новых правителей, а солдаты станут верно охранять покой? Ты хоть представляешь, какой крови все это будет стоить? А ты понимаешь, какое сопротивление будут оказывать все слои общества? Неужели тем же фэтрам захочется лишиться своей самостоятельности?

— Но я думал…

— Ни о чем ты не думал, если предполагал, что государство можно создать красивыми словами и байками о счастливой жизни под защитой закона! И если такая попытка произойдет, то будет кровь, кровь и еще раз кровь!

— Знаешь, — заметил осторожно Руп. — Я начинаю тебя бояться… снова. Если ты это знал, что зачем предлагал?

— Я не предлагал! Грепп спросил меня как лучше всего нанести урон фэтрам. Я сказал. Дальше уже идея самого Греппа. И кровь его не остановит. Но у него не хватит знаний, чтобы добиться хотя бы минимального успеха. И он это осознает. Вот и предлагает мне стать его помощником.

— Тебе?! Фэтру?!

— Вот именно. Теперь ты понимаешь, как далеко он готов пойти, если даже отказался от своего обещания убивать каждого фэтра? Лично мне становится страшно.

Руп задумался.

— Знаешь, — осторожно заговорил он. — По-моему, крови в этом мире хватает, даже с лихвой, как не ужасно все это сознавать, но от твоего согласия или несогласия вряд ли ее станет литься меньше. Но ты ответь мне только на один вопрос: как ты думаешь, если ты откажешься помогать Греппу, он остановится?

— Грепп? Нет. Он готов пойти до конца.

— Но шансов у него нет, — кивнул Руп. — Виктор, совместно вы можете вырвать этот мир из тупика, в который он попал! Ты знаешь, этот мир произвел на меня такое впечатление, что я в свободное время решил заняться социоисторией и много занимался с компьютером. Так вот, я, конечно, не претендую на звание эксперта, но составил кое-какие диаграммы. В общем, без внешнего вмешательства этот мир обречен! Институт фэтров не в состоянии обеспечить его развития. В будущем Нордак ожидает одна бесконечная война всех против всех. Каждый фэтр будет пытаться урвать кусочек для себя побогаче, остальные будут пытаться отобрать его. Земли постепенно придут в запустении. Да ты и сам видишь, какой урожай собирали до нас с поля! И это на плодородной земле!

— Так что ты предлагаешь?

— Ничего, но мне кажется, что тебе самому хочется все здесь изменить.

— Я боюсь, Руп. Просто боюсь.

— Мне кажется, что это ты говорил мне, что страх дан человеку для того, чтобы его преодолевать!

— Я боюсь не ответственности. Я за вас боюсь! Если мы проиграем, то и вы все погибнете! И потом, если я впрягусь в это дело, то мне придется делать такие вещи, после которых ни один честный человек не пожмет мне руку.

— Не надо так мрачно, — неожиданно заговорил кто-то. — Не решай за нас.

— Алур! — рассердился Виктор. — Тебе не говорили, что подслушивать нехорошо?

— Говорили, ну и что? Мне кажется, ты исходишь из неверных посылок. Виктор, у каждой проблемы может быть несколько решений, а ты пытаешься идти по самой прямой дороге.

— Кто тебе это сказал?

— Не помню. В какой-то книге прочитал… кажется.

— А ты хоть понял то, что та фраза означает?

— Ну…

— Не понял. Просто повторил чью-то фразу.

— Пусть повторил!!! Но я согласен с Рупом!

— Да? Значит, ты хочешь, чтобы я принял предложение Греппа? Хорошо. А ты сам готов мне помочь?

— Я? — смешался Алур. — Но чем я могу помочь? Я ведь не знаю всей этой вашей политики или чего там надо знать.

— Ты талантливый техник! Ты можешь помочь с вооружением.

— Делать оружие?! — с отчетливым отвращением воскликнул Алур.

— Вот видишь! Ты тут начал красиво говорить какую пользу я могу принести миру. Как я должен поступиться своими симпатиями, но сам при этом помочь не хочешь и своими симпатиями тоже не хочешь поступаться. И едва зашла речь о возможной твоей пользе, как ты сразу в кусты. Оружие делать не хочешь, это неэтично.

— Я не думал о таком, — смущенно признался Алур. — Наверное, легко советовать другим пока не приходиться делать выбор самому.

— Молодец, что понял. И не забывай, что я отвечаю за всех вас. Если мы проиграем, то все мы погибнем.

— Я понял.

— Фэтр!!! Фэтр!!! Беда!!! — по дороге стремительно бежал Лукор, размахивая какой-то тряпкой.

— Что?! — Виктор стремительно рванулся навстречу. — Что случилось, Лукор?!

Лукор подбежал к Виктору, попытался заговорить, но не смог, пока не восстановил дыхание.

— Священник… вещатель этот хренов… в общем бежал он.

— Ну и что? — не понял Виктор. — Грепп, по-моему, священников не жалует, так что не удивительно, что тот бежал.

62
{"b":"103740","o":1}