ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да!!!

— Замечательно. В таком случае я жду ваших извинений за сегодняшний инцидент.

— Что?!

— Я ведь волен делать что хочу, — напомнил Виктор, обнажая меч. — А мне вот захотелось отрезать язык всем, кто возводил на меня ложные обвинения. Впрочем, я готов довольствоваться извинениями.

— Я приношу свои извинения, — процедил Делок, отодвигаясь от меча.

— Я принимаю их. — Виктор вбросил меч в ножны и с высоко поднятой головой покинул церковь.

Делок догнал его почти около дома.

— Я недооценил тебя, — прошипел он, — но никто не удержит меня от того, чтобы выставить тебя и твоих слуг из собственного дома! Чтоб сегодня же покинули его!

Виктор остановился и снисходительно посмотрел на священника.

— Хорошо. Но сделаем мы это только после того, как вы вернете плату. Я ведь заплатил за год. Но поскольку вы нас гоните, то есть разрываете с нами контракт, то извольте вернуть всю сумму. Именно так мы и договаривались.

Несколько секунд Делок хватал ртом воздух, потом развернулся и зашагал к себе. Виктор так и не понял, собирается он возвращать деньги или нет. Зато теперь он понял, что у них появился в деревне смертельный враг.

* * *

Заместитель верховного правителя, а именно такой титул стал носить секретарь после своего повышения, стоял с папкой перед своим господином и делал доклад о текущем положении дел. Его сообщения были точны и, казалось, предугадывали любой вопрос Хозяина. Тот никак не мог нарадоваться своей находкой. Просто удивительно, как он все это время не обращал внимания на такого способного работника.

— Теперь о землянине. Мы нашли его. Точнее их всех. Они поселились в деревне на берегу реки Рургады. Это ближайший населенный пункт к тому месту, где приземлилась их шлюпка.

— То есть они просто вышли к этой деревни и жили там все это время?

— Так точно. Вот фотографии, полученные с разведчика. К сожалению, мы не можем опускаться слишком низко.

— Почему?

— Эти путешественники может и дети, но они знают технику. Если они засекут наш зонд, то это может раскрыть нас.

— Вы чего-нибудь опасаетесь?

— От детей нет, но не стоит забывать о землянине. Он военный, более того, рейдер. А это подразделение как раз и специализируется на действиях в тылу противника. Может он и курсант, но неприятности доставить может.

— Ваша осторожность похвальна. А что это за строения? — Хозяин передал снимок обратно помощнику. Тот бросил быстрый взгляд на фотографию.

— Наши подопечные обустраиваются, — объяснил он. — Это простейшие механические устройства. Вот здесь водяное колесо. По системе труб, вот она отчетливо видна на этом снимке, они могут пересылать воду из реки на поля или в деревню. Вот здесь трубы соединяются. Если открыть правую заглушку, то вода пойдет на поля, если левую, то в деревню. Вот эти сооружения, ветровые мельницы. Две из них лесопилки, а остальные две мукомольни. На берегу реки коптильная установка, а вот на этой фотографии видна небольшая домна. Кажется, они решили улучшить обработку металлов. А вот здесь спортивна площадка. Этот землянин, похоже, организовал целые спортивные состязания в деревни.

— Да, похоже, они собираются устраиваться там надолго. — Хозяин отложил фотографии в сторону.

— Господин, в связи с этим землянином у меня один вопрос.

— Да?

— Дело в том, что в том районе началось восстание против фэтров. Зона восстания расширяется с каждым днем. Боюсь, что в самое ближайшее время отряды восставших войдут в эту деревню. По вашему приказанию, мы не трогаем восставших, только помогаем фэтрам объединить усилия для их подавления. Так же вы приказали защищать этого землянина.

— Я понял твою проблему. — Хозяин задумался. — Вот что, не вмешивайся в события и продолжай наблюдать. Посмотрим, как землянин будет выпутываться из подобного положения. Когда еще мы сможем понаблюдать за действиями настоящего земного военного. Если погибнет, то значит, моя ставка на него не оправдалась. Но если он сможет выжить… есть у меня парочка мыслей на его счет, но он должен доказать, что достоин. Вот пусть это и будет для него испытанием.

Помощник поклонился, сложил все бумаги и удалился.

Глава 14. Восставшие

Виктор наблюдал за тем, как построенный два дня назад пресс сдавливал склеенные стружки в довольно большие листы. Получались типичные стружечные плиты, имевшие в свое время хождение на Земле. Об этом Виктор имел неосторожность упомянуть при Алуре. Тот вцепился в него как клещ и не отстал, пока не вытащил все, что землянин знал об этом. Напрасно он говорил, что эти плиты ненадежны, и что их использовали только потому, что в то время не было надежных синтетических заменителей.

— Здесь тоже нет, — отрезал Алур. После чего отправился готовить клей. После нескольких попыток, он сумел сварить что-то типа клейстера, не растворяющегося в воде при застывании. В стружках дефицита тоже не было. Оставалось дело за прессом. Его соорудил кузнец по чертежам Алура, и вскоре уже получилась первая плита. Она вышла не слишком надежной, но после того, как Алур внес изменения в клей все пошло хорошо.

Как верно заметил Алур, здесь тоже не было замены этим плитам, а использовать их можно было в хозяйстве по всякому. Плиты расходились на ура. Но на этот раз вся продукция, в основном, шла на нужды экспедиции. Священник все-таки вернул их плату за аренду и выгнал их всех из дома. Поэтому довольно остро встал вопрос о поиске нового жилья. Решено было больше не брать аренды, а строить свой дом. Чертеж делали совместными усилиями Алура, Рупа и Виктора. Место также выбирали все вместе. А помощь в строительстве дома для бедных деточек, выгнанных жестоким священником, обещали оказать все жители деревни. На что рассчитывал священник, отказывая в аренде, было непонятно, но точно не на ту реакцию, которая случилась. Может его лекция о еретике все-таки и заставила кого задуматься, но все вмиг потеряли уважение к священнику после его, как считали, жестокого и несправедливого поступка. Ну поссорился ты с фэтром, но за что же несчастных деток лишать крыши над головой? В общем, теперь вся деревня считала священника крайне жестоким и несправедливым человеком. И как раньше его все уважали и любили, так теперь его все проклинали за несправедливость и жесткость. Очередную свою проповедь он вынужден был читать перед двумя пьянчужками, непонятно как забредшими в церковь после трактира.

Священник и сам понял, что погорячился и попытался уладить дело с землянином, пообещав снизить арендную плату. Но Виктор теперь только посмеялся. Отказались его слушать и остальные «деточки». А на выбранном для дома месте уже вовсю кипела работа. Были вырыты ямы для фундамента. Две небольшие ветряные мельницы готовили скрепляющий раствор, перемешивая его в гигантских бочках, а печи для обжига кирпичей работали с полной загрузкой, выдавая по четыре сотни в день.

— А вы уверены, что эти кирпичи выдержат? — поинтересовался Алур, с сомнением качая в руке кирпич.

— А ты сомневаешься? — обиделся Петер за свою продукцию. — Между прочим именно эти кирпичи лежат в домне, а там знаешь, какую температуры им приходится выдерживать? А эти кирпичи, между прочим, гораздо лучше тех! Мы сюда добавили немного расплавленного свинца и теперь эти кирпичи пролежат в земле лет тысячу, если не больше!

— Тысячу дней ты хотел сказать? — ехидно осведомился Алур.

Петер чуть не бросился на насмешника с кулаками, но Виктор их вовремя растащил.

— А ну хватит вам! Алур, ты сам проверял эти кирпичи! Чем они тебе не нравятся?

Инцидент был исчерпан и больше к этому вопросу не возвращались. С тех пор строительство шло без задержек. Фундамент был сложен за две недели, и сейчас на лаги укладывали просмоленные древесные плиты. Уже начали возведение довольно толстых стен. Дом был спроектирован в два этажа с просторной мансардой. Стены же складывали в три кирпича. А поскольку каменщиков в деревни не было, то всему приходилось учиться на ходу. Впрочем, жаловаться было нельзя. Дом получался просторный и великолепный. Виктор же клятвенно заверил всех, что после того, как дом будет закончен, кирпичом в достаточном количестве обеспечат каждого, кто помогал им в строительстве. После этого наплыв добровольных помощников возрос. Пришлось даже складывать еще одну печь для обжига кирпичей. В глине же недостатка не было — ее в огромных количествах таскали из прибрежного оврага.

53
{"b":"103740","o":1}