ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И что ты по всему этому думаешь?

— А фиг его знает. Я уже совсем запутался. Эта планета сводит меня с ума. Чем больше я о ней узнаю, чем больше перестаю понимать. Ну их к чертям. Пора подумать о более важном. Позови тех, кто здесь, думать будем о Гийоме и о его завтрашнем визите. Есть у меня кое-какие идеи.

Глава 10. Фэтр Гийом

Виктор, Руп и Лукор стояли чуть позади моста через реку и ждали появления фэтра Гийома с отрядом. Лукор уверял, что это единственная дорога и по другой он приехать не может. Тоже говорил и священник. Вчера Виктор сам прошелся по этой дороге, все осмотрел на ней, потом, вернувшись, он заперся с Алуром и о чем-то очень долго с ним беседовал. Да Рупа иногда доносился возбужденный голос Алура, который говорил что-то о замкнутом контуре гипноизлучателя, энергии выброса и еще о чем-то.

На следующее утро землянин вместе с Алуром и Рупом, таща за собой в мешке гипноизлучатель, отправились к реке. Перед мостом Виктор заставил Рупа выкопать канавку, в которую старательно уложил импульс-шнур от гипноизлучателя. Алура возился с основным блоком, что-то перепрограммируя в нем.

— Вот, — Алур поднялся и стряхнул пыль с колен. — Я сделал как ты просил. Но не понимаю, зачем ты хочешь положить импульс-шнур таким образом. Я же ведь говорил, что только в замкнутом состоянии он сможет защитить вас.

— Он работать будет? — видно было, что землянин задавал этот вопрос не в первый раз, и он ему изрядно наскучил.

— Будет. Но излучение от шнура будет распространяться во все стороны. Если он замкнут, то волны страха, направленные внутрь, взаимно нейтрализуют друг друга и внутри круга можно находиться не испытывая никаких затруднений. Ты же положил шнур прямо, а значит, и сам не сможешь стоять рядом…

— Ты преувеличиваешь возможности своего излучателя.

— Он не мой, — огрызнулся Алур.

— Не важно. Я сам лично преодолевал это излучение. Ощущение не из приятных, но побороть их можно. Хотя, — признал Виктор, — повторять подобный эксперимент мне бы не хотелось. Я тогда едва не поседел от ужаса. Впрочем, к делу это не относится. Поверь мне просто, что так нужно.

— Да мне то что. — Алур всунул в руку Виктора какую-ту непонятную штуку. — Вот твой пульт дистанционного управления. Сдвигаешь этот рычажок, и гипноизлучатель включается, отодвигаешь обратно, отключается. Конечно примитивизм полный, но что ты хочешь из деталей разобранного сканера и склепанных смолой?

— Алур, ты гений, — радостно заметил Виктор, хлопнул мальчишку по плечу.

— Да что там, — смутился тот. — Тоже мне, пятимерная теория полей.

После этого Виктор старательно замаскировал импульс-шнур, спрятал в кустах гипноизлучатель и придирчиво осмотрел все со всех возможных сторон.

— Готово.

— Что ты делаешь? — не вытерпел Руп, до этого молча выполнявший все, что его просили.

— Ловушку. Я тут поспрашивал Лукора. Тот сказал, что Гийом с отрядом приедут верхом. Значит, у них есть верховые животные.

— Ну и что?

Виктор удивленно посмотрел на Рупа.

— Не понял еще? Излучению гипноизлучателю могут противиться люди, хотя это и не просто, но не животные.

— Конечно, ведь гипноизлучатель на них и рассчитан.

Землянин только рукой махнул и повернулся к Алуру.

— Беги в деревню и скажи Лукору, чтобы шел сюда. А сам собирай всех и быстро спрячьтесь в лесу. Если у нас здесь не получится остановить этого Гийома, то придется бежать.

Алур слегка побледнел, но кивнул и быстро побежал в сторону деревни.

— Ты тоже иди, Руп. Кто-то из нас двоих должен быть с детьми.

— Я останусь, — сказал Руп.

— Руп, ты не понимаешь. Мы не сможем повернуть Гийома словами, а значит, будет драка. Здесь будут убивать.

Руп заколебался, потом упрямо сжал губы.

— Я останусь, — повторил он.

Виктор несколько секунд разглядывал Рупа, потом кивнул.

— Только не пожалей потом, — предостерег он.

Ожидая Лукора, они еще раз проверили свою ловушку, а потом прилегли в придорожных кустах, где было больше тени. Некоторое время Руп молчал, а потом перевернулся на бок и неожиданно попросил:

— Расскажи мне о себе.

— Что? — не понял Виктор.

— Ну о себе. Я имею в виду вас — военных. Понимаешь, я ведь много читал газеты, слышал выступления о вас, землянах и, честно говоря, представлял военных несколько иначе. Ты совершенно не такой.

Руп немного поежился под удивленным взглядом землянина и тут увидел, как тот усмехается.

— А каким ты представлял военных по описанию?

— Ну… — замялся Руп. Потом решил ответить честно: — Огромные такие люди с кучей мышц, увешанные разным оружием, свирепые лица…

— …тупое выражение лица не обезображенное признаками интеллекта, злобный оскал патологического убийцы, — давясь смехом, закончил Виктор. Тут он не выдержал и расхохотался в полный голос. Он явно пытался взять себя в руки, но как только ему это слегка удавалось, он смотрел на Рупа и снова начинал хохотать.

Непонимающий причину смеха, Руп недоуменно смотрел на землянина. Тот, наконец, успокоился.

— Извини, просто я представил такого бойца на нашей полосе препятствий. Думаю, ему понадобилась бы помощь реанимационной бригады врачей уже на пятом десятке километров. — Видя непонимание Рупа, Виктор объяснил: — Большие мышцы эффектно смотрятся на экране, но это дополнительная масса, требующая расхода сил организма. А значит, подобные люди не слишком выносливы. А это считается у солдат гораздо важнее силы. Увешанные оружием… извини, но подобное взбредет в голову только человеку, совершенно далекому от армии. Ты хоть знаешь, сколько весит каждая единица оружия и заряды к ним? Конечно вроде бы немного, но после того, как ты пробежишь сотый километр с ним, тебе уже будет далеко не все равно, сколько на тебе навешано оружия. К тому же люди должны нести еще кучу разных необходимых вещей.

— Бежать сотню километров? — удивился Руп.

— Две сотни, если быть точным, — ухмыльнулся землянин. — И с полной выкладкой. Поэтому оружия стоит брать ровно столько, сколько необходимо и ни грамма больше.

Руп ошарашено посмотрел на Виктора. Если тот тоже бегал на две сотни километров с грузом, то понятно, почему он совершенно не запыхался, когда они шли по лесу. Сам Руп тогда еле ногами ворочал к вечеру, а землянин даже не вспотел, а ведь груз он нес гораздо больше, чем каждый из них. Теперь ясно, что эта прогулка по лесу для него была легкой разминкой после тех кроссов, о которых он говорил.

— Что касается силы, — продолжил землянин. — А зачем она?

— Но ведь… сражаться… — Руп совсем растерялся.

— Ха, ты что думаешь, солдаты в рукопашную друг на друга кидаются? Если у меня в руке будет бластер, а у моего соперника гора мышц как ты думаешь, кто победит? К тому же солдаты в бою носят силовые доспехи, которые при необходимости могут увеличить каждое усилие человека в несколько сотен раз. В подобных доспехах можно вековые стволы из земли выдергивать и ломать как спички. А теперь по поводу тупых рож патологических убийц… Для размышления, перед тем, как принять человека в армию у него проверяют уровень интеллекта. И если он у него ниже ста двадцати стандартной шкалы, то его не примут даже в рядовые.

Руп удивленно хлопнул глазами.

— Ты имеешь в виду по галактическим стандартам?

— А по каким же еще?

— Но ведь… в наши университеты могут принять с меньшим уровнем.

— Ничего удивительного. В ваших университетах люди не бывают допущены к оружию, способных с одного залпа снести целый город на планете. К тому же, техника, знаешь ли. Для обращения с ней нужны умные люди. Даже на вооружение у рядовых солдат столько разного оборудования, что так просто не разберешься. Дубовые лбы для нее не аргумент. Я имею в виду рядовых отряда рейдер.

— Да, — растерянно признал Руп. — Ваша техника поразительно надежна. Это в галактике признают.

— Ничего удивительного. Ведь большинство технологий создавалось с двойным назначением. Сначала их получала армия, а потом гражданские.

32
{"b":"103740","o":1}